HeroesWM.ru - Герои войны и денег - онлайн игра
  Требуется авторизация | Вы не авторизованы  
5:30, 1137 online 
 Об игре 
 Новости 
 Войти 
 Регистрация 
 Рейтинг 
 Форум 
   Форумы-->Творчество-->Некромант – Визит Мертвых.
1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|>|>>

АвторНекромант – Визит Мертвых.
Дорожка петляла между деревьев и извивалась как змейка, местные обитатели почему-то не могли или не хотели вытоптать прямую. Деревья постепенно расступались, и лес открывался на широкую поляну. Ровный и гладкий луг, на котором лишь местами выступают небольшие холмики. Очень красивое и просторное место, на котором можно даже проводить рыцарский турнир, разместить сотни шатров, возвести деревянные трибуны, и наблюдать, как закованные в железо рыцари сбивают друг друга с седел. Раскидистые дубы у краев могут приютить сотни людей, где к ним не подберется палящее солнце или легкий дождь. Зеленая трава не выше голени, словно некто постоянно подкашивает и не дает развестись зарослям и сорнякам. Со всех сторон поляна обнесена лесом, будто сама природа подарила ему потрясающую арену. Также можно было разместить здесь деревню, а та бы со временем разрослась в город. Просто великолепное место. Но люди, по своему обыкновению, конечно же, считают это место заколдованным. Что прекрасно и красиво – то все заколдованно, плохо или вообще ужасно. Вот такие суеверные люди, но сами, наверное, назовут тысячу причин, что кто-то пропал, кого-то убило или еще что-то страшное приключилось на этих лугах.

Некромант смотрел в другой конец поля, куда собирался отправиться, но краем глаза заметил, как с левой стороны в подлеске что-то мелькнуло. Присмотревшись, он увидел выбегающего мужчину. Мужчина бежал красиво, даже грациозно, без лишних движений и раскоряченных рук. Черная как смоль мантия волочилась вслед за ним как длинный змеиный хвост. Не зацепилась бы за что, порвет, будет жаль. Сам мужчина довольно высок и строен, хоть широкая мантия и скрывает его телосложение. За этим плащом можно и коня провести, никто не заметит. Огненно-рыжие волосы развеваются на ветру. Он остановился, волосы немного не достают до плеч, а кожа светится мраморной белизной. Вампир? Да вроде нет, ведь солнце жарит так, что уже давно спалило бы его. Может уксуса обпился? Вид довольно солидный. Сапоги на высоком каблуке, как только не обломались при беге, штаны из кожи какой-то рептилии. То, что из рептилии – видно сразу, черные чешуйки красиво переливаются на солнце и пускают блики в разные стороны. Точно с уксусом перебрал, аристократ хренов. Лицо красиво очерчено, но выдает простоватое происхождение. Но в наше время и простаки, если с мозгами, могут подняться довольно высоко по карьерной лестнице. Где-то подсидеть, где-то предать – и вот, ты уже граф.

Из леса полетела туча, хотя все же нет, маленькая тучка стрел. Острые наконечники грозились впиться в лицо и грудь мужчины. Подул ветер, и стрелы отнесло в сторону, не задев мужчину. Вот стали выбегать из-за деревьев мужики. На первый взгляд разбойники, но возможно прибежали из ближайшей деревни. Одеты кто во что горазд, у некоторых даже есть кожаный нагрудник. В руках держат короткие луки, лица взбешенные, словно этот солидный мужчина изнасиловал их единственную сельскую корову, и та теперь отказывается давать молоко. А вот справа от них выбегает еще один пеший отряд, человек в пятнадцать. Вот это уже наемники, отметил некромант для себя. На левом плече вышита какая-то красная птица, точно рассмотреть не получалось. Амуниция недорогая, но качественная. У всех в руках короткие мечи от одного кузнеца, но нет щитов, что странно. Да и вообще все, как один по росту, ширине плеч, словно одного человека размножили. Короткие мечи с лязгом стали покидать ножны, а наемники побежали в сторону мужчины. Да уж, кони им не помешали бы, столько бежать, а когда подбегут – попросят дать передышку минут в пять, чтобы дыхание восстановить.
Мужчина сначала посмотрел в одну сторону, потом в другую. Лицо оставалось непроницаемым. Ни намека на страх или смятение. И вообще, смотрит как-то свысока на эту чернь. Некромант присел на одном из холмиков и стал наблюдать за действом. Трава мягкая, как перина, эх. Вмешиваться и помогать какой либо стороне он не собирался – оно мне надо? – спросил он у себя. У аристократа хищно блеснули зеленые глаза, показалось, что там разгорелся веселый огонек, но лицо оставалось серьезным. Лучники уже наложили стрелы на тетиву и целились в свою жертву. Внутри некроманта колыхнулось что-то. Совсем близко магия – подсказывал внутренний голос. Лучники тоже что-то почувствовали и почему-то стали смотреть себе под ноги. Миг – и высокая стена пламени моментом сожгла десяток мужчин. Никаких тебе предсмертных криков, никакой мольбы о помощи, а просто раз – и нет никого. Но тошнотворный, сладкий запах горящей плоти все же наполнил воздух. Вторая линия лучников отшатнулась, но огонь, словно под воздействием ветра, наклонился и успел каждого дружески хлопнуть по плечу. Люди стали громко кричать, пытаться сбить пламя, кататься по земле, сыпать землю, но магический огонь просто так не погасить. Смерть была медленной и мучительной, кожа расплавлялась на глазах и превращалась в вязкую жижу, затем покрывалась темной коркой и растрескивалась. Минус один отряд из двух. Некромант заинтересовался. Маг? Не разобрать, умеет прятать свою силу и могущество. Но то, что не занюханный колдун – это точно, те вечно хвастаются своими силами, хоть у них тех сил.

Мечники кто ускорил бег, кто напротив, остановился и загнулся одним местом к лесу, а головой к земле, чтобы отдышаться. Первый бегун так оторвался от своего отряда, что уже заголосил свой боевой клич, а меч держит над головой. Рыжеволосый стоял спокойно и смотрел на эту толпу, в его стойке читалось поразительное сходство со змеей, готовой к стремительному броску. Руки на рефлексах достали из-под мантии в одну руку посох, а в другую длинный меч. Посох ни чем не отличался от обычной ветки, только ровно выструганная и на верхушке кроваво-красный камень. Вот меч – другое дело, лезвие нежного голубого цвета, скорее всего выковано из метеоритной руды. Ребристая рукоять без лишних орнаментов, крестов или каких-то других отличий. Наемник разбежался и в прыжке нанес удар, намереваясь больше размозжить голову плашмя, а не красиво так срубить. Рыжеволосый слегка отклонился и легко отвел лезвие меча своим посохом в сторону, а мечом быстро и точно нанес удар в горло. Подоспевали еще трое мужиков, но тут силу показала ветка, так почему-то назвал ее некромант для себя. Быстрые выстрелы трех алых лучей и наемники, распластавшись, лежат на земле, а из ран поднимается черным дым. Минус четверо. Посох видимо не может безостановочно поражать цели, и нужно время на подпитку энергией, иначе сложил бы и всех остальных. Но времени на подпитку не было, в то время как еще один наемник приблизился достаточно близко, а тут еще и второй внезапно зашел сбоку. Косым ударом тот метил в шею, а который впереди хотел рубящим ударом пройтись по плечу. Аристократ быстро сделал два шага назад, тот что сбоку промахнулся и ушел вслед за мечом, где споткнулся о что-то и повалился на землю. Второй начал опускать свой меч на плечо, но крепко получил в лицо посохом. Удар пришелся в нос и оттуда брызнул целый водопад крови. Рана не смертельная, но постоянно идет столько крови. Наемник выпустил меч и попытался остановить кровь своими руками, но руки мгновением позже срубили, а затем голубое лезвие погрузилось в печень. Аристократ спихнул ногой с лезвия труп, другой воин уже начал подниматься и лишился половины свое головы. Та медленно соскользнула, показываю свету, будто она не пустая, и там все-таки есть что-то. Минус шесть.
Оставшиеся девять человек к тому времени доковыляли к месту боя и взяли рыжего в полукруг. Все сопели, похрюкивали, пытались отдышаться, сплевывали горькую слюну. Аристократ незаметно для них, но некромант обратил внимание, немного попятился назад. Раздался громкий вопль, вот так, оказывается, кричит земля. Из земли, как кинжалы, ударили длинные прямые шипы. Четверых наемников откинула волна, а вот остальные повисли в изогнутых позах на каменных шипах. Рыжеволосый подбежал к одному из мужиков и с такой силой ударил древком посоха в череп, что тот с приглушенным хрустом раскололся как орех. На почву высыпалась каша. Мантия слетела, показывая подтянутую фигуру своего хозяина в черной шелковой рубахе. Он отбросил посох и меч, а с пояса достал красиво изогнутые кинжалы. Работа темных эльфов, я тоже такие хочу – прошептал некромант.

Трое оставшихся с трудом поднимались и бросались наутек, но мужчина быстро догнал одного и, словно фурия, перерезал горло сзади. Но он не заметил, как сзади подобрался один из наемников и проткнул его насквозь мечом. В глазах наемника ликование, вот сейчас он заберет все вещички этого мага, все кошели своих падших товарищей и заживет, еще как заживет. Но маг медленно повернулся к нему лицом, а правый рукав рубашки расстегнулся и сам собой закатался по локоть. Бледную руку опутала темно-синяя толстая змея с оранжевыми стрелковидными узорчиками. Змея грозно зашипела и плюнула ядом в лицо наемника. Тот рефлекторно захотел стряхнуть яд с лица руками, но под пальцами стремительно вырастали черные волдыри. Они стали звучно лопаться, тем самым разрывая кожу, и спустя минуту вместо лица осталась изорванная тряпка, истекающая отвратительной кровавой жидкостью. Дикий крик захлебнулся глубоко в глотке, ибо рта и того же языка у него не осталось. Рыжеволосый опустил обратно рукав и застегнул его. Повернулся в сторону, куда убегал последний, но тот по нелепости споткнулся о камень и рухнул прямо в стену огня. Мужчина усмехнулся, медленно вытащил из спины меч и отбросил его в сторону. Также величаво начал поднимать свое вооружение, а в это время мантия, словно живое существо, проползла по траве, коснулась его сапог и взобралась на то место, где и положено ей быть. Хмуро посмотрел в сторону холма, где сидел некромант, и приглашающе махнул рукой.
Некромант медленно шел к странному мужчине, магу или как там его. Огонь у опушки погас, а длинные шипы втянулись обратно под землю, не оставив никаких следов после себя. Трупы людей медленно погружались в землю, словно в зыбучие пески. Но и тут, как он догадался, постарался этот рыжеволосый. Некромант остановился напротив него на расстоянии вытянутой руки и принялся рассматривать. Маг выше на три пальца. Хотя он ничего нового для себя и не увидел, зато тот рассматривал некроманта пристально. Внезапно накатила мощная аура смерти, темной магии. Почувствовался даже запах свежей травы и полевых цветов, так пахнет природная сила. Также внезапно как и появилась, аура спряталась обратно под свой занавес. Рыжеволосый приятно улыбнулся, показав жемчужные зубы. Протянув руку, он проговорил, а вернее прошелестел, настолько его голос напоминал неспешный шелест листьев на осеннем ветру:

– Приветсствую! Мое имя Эвер.

Некромант пожал его руку своей кистью. И не забывал про змею, которая покоится чуть выше. Скинул капюшон на плечи и открыл собеседнику свой лысый череп.

– Приветствую и я тебя, Эвер. – Ответил некромант.

– Не усслышшал вашше имя, ссударь. – Сказал Эвер, и в его голосе отчетливо почувствовались змеиные шипящие нотки.

– Чего не имею, того не имею.

– Или не ххотите иметь. Вы держжите путь на сслет некромантов?

– Как и вы, судя по всему.

Они отправились шагом в сторону леса, откуда выбегали наемники. Никакой сажи от огня, где была стенка, успел бросить взгляд некромант. Трава как была зеленой, так и осталась, даже не примялась от тел павших.

– Я впервые там появлюссь. – Продолжил Эвер. – Дажже немного волнуюссь.

– Не вы один. Мне тоже придется впервые побывать там. Позвольте узнать, почему вас преследовали эти люди?

Эвер немного поморщился, как от навязчивого запаха серы.

– Моя пещщера неподалеку зздессь. Я ихх не трогал, и трогать не ссобиралсся. Но один сслуччайно увидел меня, и мои экссперименты. И вот реззультат, поджжидали меня, ччтобы убить.

– Почему же сразу там и не спалили их? Признаюсь, что очень впечатлен вашими способностями, и думаю, что вам не составило бы труда разобраться с ними там.

– Сспассибо. Но как можжно? Там мой дом. Не ххотелоссь бы оссквернять девсственную природу огнем и кровью.

– Природу надо ценить, тут вы верно подметили. С какой целью хотите посетить слет некромантов?

– Понимаете, я не видел подобныхх мне. Они ессть, я ззнаю, но ссам не всстреччал. Имею в виду предрассположженноссть к природной магии. А так хоччетсся поговорить сс кем-то, обссудить, уззнать ччто-то новое.

– Ежели вы не встречали себе подобных, то как сами стали таким? – Поинтересовался некромант, а Эвер наморщил лоб.

– Ссамоуччка. Нашшел интерессную книгу в прошшлой жжиззни. Увлексся, наччал эксспериментировать. Правда ххоззяева той книги куда-то пропали, когда я решшилсся ее вернуть.

***

Родился Эвер в бедной семье. Деревенская предсказательница сказала, что малыш наделен природным даром. Он хорошо принимает природную магию, и также легко ее отдает. Родители, желая чтобы их сын выучился и владел своим даром в совершенстве, отправили его в город магов, когда тому было десять лет. Однако маги не спешили учить мальчика. Детей у них и так хватало на попечении. И поэтому они скрывали свою силу, знания, и учили их разве что самым обычным основам. Эвера определили к одному из сильных магов, который относился весьма сухо к своим ученикам, которых у него было немало. Принеси, подай, убери, прибери – вот и вся работа, словно слуга, а не будущий маг.

Через несколько лет его и группу других таких же учеников отправили в лес собирать травы для зелий. Он ни как не мог найти травы, которые велел собрать мастер, а другие ученики понемногу, но находили. Насобирав своих трав, они возвращались в город, чтобы отдать их мастерам.
Искал он травы до позднего вечера, пока не стало темнеть. Отчаявшись, он решил искать путь обратно, чтобы доложить о своей неудаче мастеру. В сотне метров от себя мальчишка услышал шум. Пойдя в сторону звуков, он увидел самодельный алтарь из камней и костей на небольшой поляне. Вокруг алтаря ходили три фигуры в плащах и с шипением проводили страшный, как ему показалось, ритуал. Чуть поодаль он увидел на страже пару скелетов. Нехорошая мысль закралась в его голову. Некроманты, злейшие враги магов, и так близко к городу. Молодого ученика мага заинтересовал ритуал, который проводили некроманты. Показываться им на глаза он не хотел, ибо боялся, что его принесут в жертву. Поэтому мальчик решил подкрасться поближе, чтобы четче слышать слова некромантов. Подкрадываясь ближе, он увидел на противоположном краю поляны вход в темную пещеру. Она была замаскирована среди деревьев кустарниками и опавшей листвой. Осмотревшись, и убедившись что никто не охраняет вход и не смотрит в сторону пещеры, он тихо прокрался внутрь. В глубине пещеры он нашел деревянную дверь. Открыв ее, стал спускаться глубоко внутрь. Обыкновенные серые каменистые стены, по бокам прицеплены светильники, которые тускло освещали путь, чтобы случайно не споткнутся о ступени. Пройдя внутрь, он навострил весь свой слух, чтобы понять, есть кто в помещении или нет, а потом прислушался, что творится наверху. Убедившись что он один, осмотрел странного вида лабораторию. Черные свечи, щипцы, пинцеты, черепа, котелки, реторты, и другие специфичные приспособления, которым он не мог подобрать названия. В темном углу он увидел еще одну маленькую дверь. Та была не заперта, но очень тяжелая, и ученик с трудом таки сдвинул ее, чтобы прошмыгнуть в щель. Перед ним открылось маленькое помещение, посередине которого стоял алтарь. У стен в вертикальном положении стояли гробы. На алтаре покоилась черная книга, на обложке которой грозно вырисовывался белый череп. Хоть ему и говорили, что такие книги читать нельзя, любопытство взяло вверх. Взяв книгу под мышку, он решил, что многое узнает из нее, что здесь происходят и что некроманты вообще здесь делают. Спрятав ее в сумку, в которую нужно было положить травы, он осматривался чего бы еще с собой прихватить. В углу увидел странные банки с разноцветными жидкостями. В одной из них плавал человеческий глаз, от этой банки он шарахнулся и решил не брать с собой. Увидел также подношения в виде драгоценных камней. У одного из гробов стоял сундук и шкаф. В сундуке покоились пыльные бутылки с зельями, старые свитки с заклинаниями, книжки, сферы – все это он складывал в сумку, которая уже так распухла, что грозилась порваться. В шкафу оказалось много разной одежды черного цвета, но его глаза прицепились к странной мантии. Она манила его, зазывала, дотронувшись к ней пальцами он почувствовал тепло и легкие покалывания, будто от мощной магии, та же сползла с вешалки и окутала его плечи.

Он ликовал, сбежав из пещеры незамеченным. И в тоже время боялся. Его настораживала эта странная живая мантия, которая явно во много раз превышает его размеры, но сидит как влитая и не путается под ногами. Где-то глубоко в сознании он понимал, что в ней сокрыта огромная сила, которую еще предстоит познать. Притащив это все в город магов, где была его комната, он увлеченно читал книгу. Вскоре поняв, что маги не могут ему ничего дать, а быть прислугой не собирался, то он выбрал свой путь. Маги так его ничему и не научили. Целых пять лет наставляли мудростями, но не давали возможности овладеть более-менее сильными заклинаниями. Мотивируя свое решение тем, что тот не станет магом и врожденные способности слишком малы, чтобы обуздать такую силу. Как же они ошибались в своем высокомерии, когда как некромантия подарила ему столько возможностей выбора, чтобы найти свой единственный и истинный путь.
Круть,Давай проду
Круть, Давай проду
Так уж приключилось, что у меня нет технической возможности выкладывать продолжение. И поэтому временно возьмет эту ношу на себя Werwolf-12, за что ему спасибо. И конечно же, если кто-то не понимает, то текст написан мною, Вольф любезно согласился его публиковать)
Они шлись сквозь лес, аккуратно ступая по дорожке, которую вытоптали звери. Разговоры шли о своем, о вечном. Эвер рассказывал об уникальности магии природы, о том какие возможности она открывает. Воображение некроманта поражалось сложным и ранее неизвестным ритуалам. Выяснилось также, что огненные стены довольно затратное заклинание. Нужно быть хорошо подготовленным, чтобы призвать хотя бы одну. Шипы – наоборот, много энергии не поглощают, и вызывать их проще. Вот только использовать каменные шипы нужно с умом. На широких полянах, как была эта, можно особо не раздумывать где их применить, но в других местах приходится быть осторожным. Можно же покалечить ни в чем не повинных животных, а тем более повредить корни деревьев, которые тянутся под землей. Ведь сила природной магии зависит напрямую от окружающей среды. Если будешь вредить природе, то она в отместку повредит тебе. Нужно соблюдать гармонию.
Чем отличаются рядовые маги от некромантов? Первые используют заученные заклинания, в которых главное помнить сложные формулы и не запутаться в паутине нужного заклинания. Вторые же проводят множество сложных ритуалов, обтачивая свой ум и повышая внутреннюю энергию. Магу приходится концентрироваться на нужном заклинании, чтобы не допустить ошибку. Некромант концентрируют внутреннюю энергию, чтобы легко ее высвобождать в нужный момент. Ходят слухи, что некроманты потому и мертвые, что их могущество просто сожгло бы живое тело. Но и некромантам нужно знать заклинания разных веток. Например, та же черная магия и отличается своей простотой, и в тоже время сложностью. Магу приходится труднее с черной магией, так как она разъедает его внутри, и после этого приходится некоторое время восстанавливаться. Конечно, есть и черные маги, но они вскоре настолько меняются под воздействием темной энергии, что превращаются в тех же некромантов. Надо учитывать, что это касается учеников и только вступивших на путь мага или некроманта. Более опытные набираются знаний, и простые отличия между ними размываются. Ведь и те и другие ищут новые знания, экспериментируют, методом проб и ошибок добиваются новых вершин мастерства и могущества. В основном маги к старости ищут новые заклинания, а не знания, и попутно наращивают свою мощь. Когда как некроманты ищут новые знания, а не заклинания. Потому что и старые заклинания можно довести до безупречного идеала или найти им новое применение. Но это не значит, что некроманты не признают ничего нового. Находятся новые учения, которые они воспринимают скептически, сомневаясь в их возможностях или эффективности практического применения. Вот если что-то новое по-настоящему привлечет их внимание – то они выжмут все возможные и невозможные соки, но доведут его до совершенства.
Существую также волшебники. Для магов они также омерзительны, как колдуны для некромантов. Кто такой волшебник? Человек, у которого есть способности к магии, но это магический вор. Они не хотят учиться, развивать и подготавливать свой интеллект. Подавай все и сразу, и тогда будет хорошо. Их цель проста – украсть как можно больше заклинаний, попробовать его выучить и затем пользоваться когда вздумается. Никакого труда, никакого изучения. К счастью они долго не живут. Привыкнув, что все сходит с рук, крадут более мощные заклинания, которые в последствии из-за беспечного применения их и уничтожают.

Колдуны – те же волшебники, но с манией величия. Поэтому они крадут в основном заклинания из ветки черной магии. Они во многом подражают некромантам, но жутко боятся смерти. Не секрет, что многие колдуны становятся личами. В основном это происходит, когда колдун все же решается стать некромантом, но его сил или умений на это не хватает. Бывает, что и некроманты проявляют милосердие перед колдунами и превращают их в послушных личей.

– Я убил одного колдуна не так давно. Представляешь, залез ко мне в склеп и принялся там хозяйничать. – Некромант и Эвер уже перешли на ты.

– В личча небоссь превратил?

-–Нет, зачем? Слуги мне не нужны, армию не собираю. Да и слабоват он был все же.

– У меня вот ессть учченик. Сслуччайно всстретил, он ужже был некромантом. Оххотилсся на колдунов и превращщал ихх в личчей. Так у него такая ссвита была, что я ужж и не ззнаю. Но мы сс ним поговорили, и он решшил вссерьезз ззанятьсся магией природы.

– А со свитой что?

– Вытянул вссе ихх ссилы, а осстанки ззакопал. У тебя ессть учченик?

– Нет. Сам недавно им был. Поэтому чему учить другого, когда сам еще очень многого не знаешь.

– Это дело времени. Найдешшь, да не одного.

– Мне бы твою уверенность.. Кстати, интересная у тебя мантия. Она еще что-то умеет, кроме как ползать за тобой?

– О, она лапоччка. Я ее давно нашшел. Ессли сслуччайно появитсся дырка или порвут, ну или раззрежжут – то вссе ззарасстет ссамо. Ссччитаю ее жживым ссущщесством, но жжаль вот раззговаривать не умеет. Умеет принимать вид окружжающщей ссреды, ссловно ххамелеон. Дажже можжет убить. Ну а другие ее ссекреты я предпоччту не рассказзывать, ссам понимаешшь. Уззнать бы ччто зза материал изз которого она ссшшита.

– Да уж, я бы тоже такую хотел, и не только мантию. Вон, сапог разорвал, так пришлось самому зашивать.

– Дай-ка вззгляну.

Некромант приподнял плащ и показался уродливый, неаккуратный шов. Мантия Эвера слегка коснулась сапога, будто ветер подул. Тень пробежала по кожаному сапогу, перекинулась на штаны и пробежала до самого горла некроманта. К его удивлению шов исчез, теперь сапоги как новые. Каждая дырочка или порез на одежде тоже затянулись.

– Ничего себе.. – Проговорил некромант.

– Ссам был в шшоке, но ужже привык. – Прошипел Эвер, и на лице пробежала довольная улыбка.

– Думаю, она с эпохи древних магов. Поэтому ты до сих пор еще не разгадал все ее секреты. У меня самого есть одна вещица, что сам не рад.

– А ччто зза вещщица, поззволь уззнать?

– Да коса. Может сама уменьшаться, кровь впитывает как комар. Больше ничего не могу сказать. Сам еще не разобрался.

– Сс ччего вззял, ччто и она от древнихх?

– Поверь, есть причины так полагать.
Вельмесса отмалчивалась. Они с некромантом заранее договорились, что когда будут рядом с другими некромантами, то нужно быть осторожней. Лучше никому не знать о ней, о том, что она говорит и что знает. Не потому что боялся, будто отнимут. Но Корван может узнать, что она у него, и вот тогда жди неприятностей. Лучше этот секрет оставить при себе. Вельмесса, конечно, очень возмущалась, но больше для показухи. Она и сама все понимала, что порядком настораживало некроманта. Возможно, древние сделали так, что дух хочет не хочет, но будет верен своему хозяину всегда, пока ее не отнимут. Это было бы неплохо, но маловероятно.

Эвер сказал, что можно срезать путь через подземелья, которые тянутся под всей территорией королевства Кабана. Кабаном здесь называли барона Гарольда Лендлордского. Барон известен прежде всего своими клыками, которые выступают как у кабана. Сам барон жестокий самодур, но и сил ему не занимать. Поговаривают, что его далекими предками были горные тролли. Поэтому он унаследовал от них такую звериную мощь, которая бросается при первом взгляде. Некромант попробовал представить себе человека, но в голове воображение рисовало разве что огромную тушу кабана размером с сарай. И, конечно же, всю в толстых доспехах, которые весят как наковальни.

Люди Кабана ведут войну с местными гномами. Бородатые выбегают из своих подземелий и устраивают диверсии в ближайших городах, иногда осмеливаются на целые набеги. Барон в отместку отправляет свои отряды в пещеры, чтобы они зачищали каждого гнома и попробовали найти их подземный город, но им пока не удается этого сделать. То ли люди неспособны далеко зайти, то ли какая-то магия скрывает город от глаз. Церковь одобряет похождения Кабана, ибо гномы – нечисть, эльфы тоже нечисть, да вообще все нечисть по их мнению. Эвер также рассказал, что гномы нападают на людей, потому что те захватили их шахты с рудой. Шахты, которые гномы годами отбивали у темных эльфов, а тут пришли люди и выбили их.

– Не опасно ли идти через подземелье?

– Конеччно опассно, но мы жже ххотим пройти как можжно быстрее. – Ответил Эвер – Да и вдвоем, думаю, отобьемсся от любой напассти. Ну а ессли ссилы противника будут превоссхходить насс – тогда убежжим.

– В принципе, почему бы и нет. И ты, конечно же, знаешь где вход.

– Раззумеетсся. – Улыбнулся довольный Эвер.

Они немного сменились курс. Некромант увидел огромную гору, которую раньше почему-то не замечал. То ли высокие деревья закрывали ее своими пышными кронами, то ли тучи закрывали эту огромную мощь. Внутри этой горы есть потайной тоннель, по которому можно пройти на другую сторону, и не обходить гору. Кто вырубил тоннель, Эвер не знал. Но знал, что потом пришли гномы и от этого тоннеля пошли многие ответвления глубоко под землю. Заблудиться там проще простого, но рыжеволосый некромант жил в пещере, которая тоже связана с этими проходами, и в свое время изучил многие ходы, и даже нанес их на карту.

Животные шмыгали в разные стороны, едва завидев две высокие фигуры, шедшие через заросли кустарника. Ступали предельно осторожно. Эвер объяснил это тем, что в лесу много кто живет, и он бы не хотел показывать тайный тоннель кому не надо. Показалась маленькая блестящая полянка, но что-то в ней было не так. Вскоре до некроманта дошло, что его насторожило. Сочная, поблескивающая голубая трава. Только здесь растет – поделился знаниями Эвер. Он прошел к отвесной скале, уперся двумя руками в одну точку, там что-то сдвинулось, поддалось. С трудом нажал еще сильнее. Сбоку тихонько бухнуло, и каменная стена медленно принялась отодвигаться. Некромант ожидал, что сейчас выметнется стая летучих мышей, но нет. Эвер отряхнулся и приглашающим жестом, как к себе домой, пригласил внутрь. Некромант зашел в темный зев, под ногами послышался хруст костей мелких животных. Значит, кто-то сюда пролазил все же. Сзади опять бухнуло. Это Эвер закрыл за ними проход. В его руке зажегся небольшой светящийся шарик. Он подкинул его вверх и тот завис в метре над их головами. Словно прикле
==>
Словно приклеенный, шарик летел только над ними и не пытался вырваться вперед. Тоннель оказался довольно широким, три закованных рыцаря на своих огромных конях проедут стремя в стремя, а длинные копья не оцарапают потолок. Стены на удивление гладкие. Никаких заусениц или следов грубой кирки. Но чувствовалось, что тоннель очень старый. Некромант не любил подземелья. Не комфортно чувствовать себя под огромной толщей камня, которая в любой момент может обвалиться и похоронить здесь навечно. Эвер наоборот, чувствовал себя прекрасно, еще бы, дитя пещеры как ни как. И все же, как можно вырубить такой тоннель, было непонятно. Он и так не понимал ничего в таких вещах, не довелось быть рудокопом или шахтером.

Эвер тронул некроманта за локоть и указал в левую сторону, где незаметно затаился маленький проход. Почему не сказал, а тронул? Наверное, не хотел нарушать такую неестественную, будоражащую естество тишину. Широкие ступени вели глубоко вниз. Ощущалось, как уровень земли остается далеко наверху. Ступени кончились, и открылась огромное пространство. Шарик света погас, но пугающий масштаб пробегал ознобом по костям.

– Как пойдем в такой темени? – Прошептал некромант.

– Держжи. – Он протянул какой-то небольшой пузырек. – Это насстойка гадюки с помессью эксстракта филина. Ссобсственного приготовления. – Гордо отметил Эвер.

– Это как? – Тупо спросил некромант.

– Ххм. Подробноссти как это делаетсся рассказзывать не буду, сслишшком долго. Эффект. Прощще говоря, видишшь в темноте как филин. Плюсс к этому прибавляетсся тепловое ззрение. И мой ссекретный ингредиент поззволяет насстолько улучшшить тепловое ззрение, что и зза сскалой не сспряччешшься.

– Здорово! – Восхитился некромант. Выдернул небольшую пробку из горлышка и уже готов был выпить зелье вслед за Эвером, на автомате, но остановился и призадумался, как только стекло цокнуло по зубах. Затем неуверенно проговорил, закрыв пузырек. – Эээ, Эвер?.. А как мне его выпить, если я еще себе тело не вернул? Ведь прольется все, лишь зря зелье переведу.
– Ззадачча.. Ззелье не обяззательно выпить, проссто так оно дейсствует бысстрее. Досстаточчно контакта сс телом или материей, ччтобы магия, ззаключченная в нем, впиталассь и наччала дейсствовать. Ну и ччем большше площщадь этого контакта – тем бысстрее подейсствует. Попробуй ччереп ссвой намазать.
– Ты, наверное, шутишь?
– Раззве я похожж на шшутника? – Парировал Эвер.
Некромант снова открыл пузырек, откинул капюшон на спину и вылил вязкое содержимое на голову, затем провел рукой по черепу как бы размазывая. Представил на миг, как же глупо выглядел сейчас со стороны. Хорошо, что никто не видел, ну разве кроме его спутника. Тьма вокруг стала светлеть, все четче просматривалось все вокруг. Он повернулся к Эверу и по зрению ударили его яркие рыжие волосы, хотелось зажмуриться или просто отвернуться.

– Осстаетсся наедятьсся, ччто никакихх побочныхх эффектов не будет. – Показалось смущение в голосе Эвера.

– Ты его раньше не пробовал? – Некромант опешил от подобного поворота событий.

– Ну как ссказзать.. Эту формулу ещще нет. Но вот теперь вдвоем ззаодно и опробуем. Раззве это не ззамеччательно – поуччасствовать в экссперименте?

– В следующий раз, когда мне будешь протягивать бутылку – предупреди сначала.

– Ххорошшо-ххорошшо.

– Кстати, от прошлых проб были какие-то негативные последствия? – Эвер потупил глаза и сделал невинное лицо. – Понятно, лучше не говори. Ну, хоть одно радует – не облысею точно. Ты, кстати, капюшончик накинь, если он есть у твоей мантии. А то твои патлы и в темноте хорошо было видно, а сейчас так вообще глаза выедают.

– Тут ты прав.
Ждём проду =)
Мантия отрастила широкий капюшон и сама покрыла им голову своего хозяина. Двигались они аккуратно, чтобы не создавать лишнего шума. В пещерах, помимо гномов и людей, водятся и другие создания. Огромные пауки, которые висят высоко на потолке, а их сети очень легко не заметить. Иногда далеко заходят темные эльфы. А им равных в темноте нет. С их то инфракрасным зрением. Зачем ходят темные эльфы на заселенные врагом земли? В основном напакостить, им это приносит моральное удовольствие. Можно к тому же что-то украсть. Но опасней всего, когда молодых эльфов посвящают в воины. Небольшой группой, под предводительством опытно воина, их ведут в опасные места, где они должны доказать, что достойны быть воинами. Им нужно убить всего одну жертву, больше нельзя. От убиенной жертвы напрямую зависит то, кем станет темный эльф. Убил пещерного паука? Молодец, будешь обычным воином, также и человеческого воина. А вот если убьешь целого рыцаря, закованного в хорошие доспехи, или маленького, но крепкого гнома – то становишься на ступень выше. Также здесь местами водятся пещерные драконы, но чтобы попытаться убить их – смельчаков среди юношей не находится. Другие подземные твари квалифицируется по-другому. Но это известно больше темным эльфам, кто приоритетней, а кем лучше побрезговать. У них под землей свои кланы, города со своей жесткой, и даже жестокой иерархией. Много молодняка погибает в этих пещерах на посвящении. Но есть и исключения, которые не хотят жить среди своих сородичей или просто-напросто боятся. Тогда такие предпринимают попытку к бегству. От своих сородичей убегать практически невозможно, но если получится – тогда на поверхности такой темный эльф без труда станет главой какой-нибудь гильдии воров или искусным убийцей.

Люди ломают головы кого больше бояться, темных эльфов-воинов или чародеев. Мало кому довелось встретить чародея. Но те, кто видели его в деле – поражались силе, мощи и умению обращения с магией хаоса. Никому пока не удалось понять принципы их обучения, как они творят заклинания, но маги поверхности пытаются разгадать эти загадки. Шепчутся также, что есть и такие, которые разговаривают на ты с черной магией. Но доказать правда это или миф никто не может. Многие задаются вопросом, если темные эльфы так могущественны, то почему они не выйдут из своих пещер и не захватят мир, который наверху. Ответы разные, но самые популярные и ближе всего находятся к истине три теории. Они сравнительно малочисленны, что похоже на правду, учитывая жесткий отбор и высокую смертность на тренировках воинов. Их лесные братья также страдают малочисленностью, за бессмертие приходится дорого платить. Также сдерживают их заклятые враги гномы, между ними вечно идет война за подземные территории. Ну и, конечно же, подземный мир куда больше, чем верхний, и к его стихии они больше приспособлены.

Вдалеке эхом слышались звонкие капли воды. Сверху нависают острые сталактиты. Если таки сорвутся, то пришпилят к земле как жука. В некоторых местах на стенах сияют всеми цветами радуги кристаллы. И почему никто не решился их отколоть, такой огромный кристалл будет стоить наверху целое состояние. Некромант решил приблизиться и коснуться одного из кристаллов. Оставалось только вытянуть руку, но переливающийся камень злобно затрещал.

– Я тожже ссначчала удивилсся, как такое сстолько времени пробыло на видном мессте. – Усмехнулся Эвер. – Ххотел было вззять ссебе для эксспериментов, но он как начал бить меня электричесством, ччто еле жживой убежжал.

– Но как то же их добывают?

– Гномы. Они невоссприимчивы к магии, и поэтому могут сспокойно до них дотрагиватьсся. Но обыччной киркой ихх тожже не вырубить, дажже не поцарапать. И вот поэтому люди Кабана предпоччитают ззаххватывать ихх в плен, а не убивать. Ччтобы те добывали криссталлы.

– Не думаю, что гномы так легко попадают в плен. Уж я то знаком с их нравом.

– Это точчно. Гномы ссплочченный народ, победить ихх трудно, потому ччто они вссегда вмессте. А сстена гномов – это посстрашшней любой крепосстно
– Это точчно. Гномы ссплочченный народ, победить ихх трудно, потому ччто они вссегда вмессте. А сстена гномов – это посстрашшней любой крепосстной сстены города.

– Вот только у гномов есть один огромный недостаток – алчность. – Проговорил некромант, любуясь кристаллом.

– На этом и ловят ихх. – Грустно заметил Эвер. – Ххулят им нессметные богатсства, некоторые и ведутсся на поводу у людей. Но когда понимают, ччто им ниччего не досстанетсся – наччинают подоззревать предательсство… Люди в общщем ихх убивают, но ты и ссам это ззнаешшь.

Неподалеку послышался лязг оружия, чьи-то яростные крики, грохот.

– Это в двухх прохходахх отссюда. – Сообщил рыжеволосый некромант.

– Пойдем, посмотрим?

– Поччему бы и нет.

Некроманты бесшумно пересекли два извилистых коридора. Перед их взором открылась огромная пещера с высоким куполообразным сводом. Видимо давным-давно это был центр какого-то муравейника, где обитала матка муравьев размером с небольшой замок. Виднелось множество тоннелей и ходов, которые расходились во все стороны от этой пещеры, несколько уходили даже от вершины купола. Все знания, которые были у некроманта о подземном мире, рухнули с этой самой горы, а сверху на эти знания приземлилась, как надгробие, многотонная плита понимания собственного невежества. Масштабы увиденного потрясли воображение. Он заметил, что зрение нормализовалось. В пещере всюду расставлены факелы, лампы, светильники. На стены бросаются грозные тени скалы. На каменистом поле схлестнулись два крупных отряда. С левой стороны под предводительством рыцаря бились латники. Рыцарь статен, крупный, на тяжелом железе отсвечивается красное пламя от факелов. С правой стороны стеной, впритык друг к другу, бьются гномы. Люди накатывают на них, как волны, но не один гном не дрогнул. Кого успевало задеть, так на его место вставал другой гном. Отбивались организованным строем, но численность людей превосходила численность гномов. Гномы, как оказалось, были обычными шахтерами или рудокопами, которые попали в людскую засаду. Некромант не видел особо между ними разницы. Воины гномов, с их доспехами и оружием, давно бы перебили этих людей. Гномы постепенно отступали в один из проходов, их теснили. Подбежали арбалетчики, латники расступились, и в жилистые тела подземных жителей впились толстые болты. Чуть более половины гномов остались на ногах, строй распался, уцелевшие хватали своих раненных собратьев и кинулись спасаться бегством в темноте тоннеля. Люди уже было кинулись за ними, но продолжить преследовать гномов не удалось. Послышался шум и на головы им посыпались камешки. С высокого склона к ним безмолвно бежала широкими шагами огромная фигура, гигант.
В серой, пыльной одежде и с воздвигнутым на лицо капюшоном. Руки, толщиной как ствол молодого деревца, сжимали огромных размеров косу. Такую косу некромант видел только однажды у громадных и мощных умертвий. Этот гигант в последний момент подпрыгнул и вломился в гущу оторопелых людей. Кого-то он раздавил своим весом, кого-то задело косой. Рыцарь зарычал что-то нечленораздельное, указывая острием меча на гиганта. По сравнению с ним рыцарь выглядит зеленым юношей, которому еще предстоит подрасти и накачивать свои мышцы. Гигант размахнулся косой и разом срубил пополам троих людей. Коса с гулким скрежетом врезалась в латные доспехи и кроила их будто бумагу, что же творилось со смертной плотью и представить не сложно. Люди взяли его в широкое кольцо, несколько зашли сзади и кололи, рубили в спину, но тому нипочем. В ярости он махнул рукой, как отгоняют назойливых комаров, и два воина устремились в полет. Рыцарь сообразил, что нахрапом гиганта не возьмешь, и принялся организовывать боевой порядок. Держа расстояние, копейщики выставили свои длинные копья в сторону гиганта. Между ними протиснулись арбалетчики, присели на колено со взведенными арбалетами и ждали приказа своего предводителя. С того же склона послышался веселый хохот. Совсем маленькая фигура, по сравнению со своим спутником, быстро бежала по склону растопырив руки в сторону. Мешковатый алый балахон был явно не по размеру, но мужчина не спотыкался об полы своего плаща. Обнаженная грудь на распашку, в одной руке, как ни странно ржавая коса, по лезвию которой стекает мерзкая слизь. Он что-то весело крикнул на ему ведомом языке и направил косу в сторону копейщиков и арбалетчиков. Болотного цвета пузырящаяся масса из ниоткуда образовалось под ногами у воинов, воздух над ней начал дрожать, будто струился какой-то легкий бесцветный газ. Под его действием просто на глазах у людей трескалась кожа, покрывалась язвами, из ран сочилась мутная кровянистая жидкость, они бились в агонии, сквозь кольчуги и щели в доспехах потекли струйки белесого гноя с кровью, затем кожа стала спадать лоскутами, куски мяса отваливались с костей и продолжали гнить. Страшный крик разнесся по пещере и эхом понесся дальше через проходы. Человек в алом балахоне поравнялся с гигантом и хотел дружески положить свободную руку на плечо, но поняв, что не достает, просто похлопал его по бицепсу.
Боевой дух латников резко упал, запищал испуганной мышкой и, будь его воля, забился бы в какую-нибудь щель. Пусть даже их рыцарь-командующий громовым голосом приказывал, но те не слушались, а смотрели остекленевшими глазами на останки своих павших товарищей, и ужас сковывал их движения. Погибнуть в славной битве и с мечом в руке они всегда считали честью, но чтобы вот так – страшно. Фигура в алом расплылась в невинной улыбке и что-то снова забормотала. Доспехи оставшихся воинов принялись трескаться, чернеть, лопаться, рассыпаться ржавой пылью, люди завопили больше от страха, срывали с себя нагрудники, наплечники, поножи, оставаясь в кожаных штанах, да вязаных рубашках. Железо, успев только упасть на землю, сгнивало и разваливалось не оставляя о себе и упоминаний. Только доспехи рыцаря продолжали блестеть. Лицо под забралом не видно, но можно поспорить, что если бы не шлем – его челюсть бы уже давно упала и прибила ноги. Гигант в сером, словно услышал приказ, бросился в гущу беспомощных людей, рубил, кромсал не щадя никого. Воины даже не пытались отбиваться, хоть мечи в их руках не обратились в прах. Одному отрубили ногу, ничего не соображая от ужаса, он пополз из бойни в сторону человека в красном. Тот беспощадно ударил босой ногой в живот, потом еще и еще, пинал его, но тот все вставал на четвереньки и пытался подняться. Наигравшись вдоволь, он срубил ему голову и громко прокричал.

– Нет, ну ты видел? Как мы с ним схватились! Я думал он меня, а я не растерялся и сам его в бараний рог!
Серый гигант и головой не повел, вокруг него валялись разрубленные тела, ползали изувеченные люди, поскальзываясь на собственной крови, кто-то сжимал руками обрубки, а у кого-то и рук не было, бедолаги жили на последнем издыхании. Гигант прошелся к рыцарю, тот выставил перед собой меч и щит. Без каких-то плясок вокруг оппонента, тот просто схватил лезвие меча рукой, вырвал из закованных в сталь рук рыцаря и отшвырнул в сторону. Ногой ударил в щит с такой силой, что там показалась глубокая вмятина.

– Как? Как эта скала еще может и ноги на такую высоту поднимать? – Спросил некромант у Эвера. Но тот изумленно наблюдал за происходящим и не услышал вопроса.

Здоровяк схватил рыцаря за шею и кинул в ближайшую скалу, послышался страшный грохот железа о камень. Не успело тело сползти на каменный пол, как гигант разбежался и вмял его своим плечом в камень. Отодвинулся, еще раз сильным ударом плеча вмял. Доспехи уже и доспехами назвать нельзя, шлем вогнут, голова, скорее всего, давно лопнула. Из щелей доспеха течет густая темная кровь, даже не течет, струится, через узкие щели забрала видны осколки не то черепа, не то еще чего. Тело опустилось наземь, теперь это груда измятого железа с кровавой кашей внутри. Они ходили по полю побоища, добивали выживших, коих осталось очень мало. Если мужчина в красном перед этим еще как-то изгалялся, то гигант в сером, будто не замечая ничего, просто наступал своими огромными ногами в кожаных сапогах им на головы, те со смачным хрустом разламывались под его весом, будто переспелые арбузы.

– Надо, наверное, пойти позздороватьсся. – Предложил Эвер.

– Думаешь, стоит? – Напряженно спросил некромант.

– Ну, они вроде ссвои.. – Засомневался теперь и рыжеволосый.

– Никогда никого не боялся, но этот здоровый меня даже отсюда пугает.

Эвер пожал плечами, и они медленно двинулись в их сторону. Те продолжали заниматься своими делами, будто не замечали двух путников. Но тот, что поменьше, разогнулся и приветливо помахал рукой.
Проду! =)
– Добрый день. – Мягко проговорил он. – Меня зовут Маркиназ, а это мой друг Тиском. – Указал он на второго. Здоровяк молча двинул головой, что означало «привет, как дела, у меня тоже все хорошо, вот и славно».

– Мое имя Эвер. – Взял слово рыжеволосый. – А это мой друг… Он предпочитает осставатьсся неуззнанным.

– Осторожность никогда не помешает. Дайте угадаю, тоже на слет?

– Раззумеетсся.

– Не часто встретишь столько собратьев в одном месте, правда Тиском? – Добродушно поинтересовался Маркиназ у большого друга. Тот снова кивнул. – Он не слишком разговорчивый, но когда соизволит сказать – то хоть стой хоть падай, такой юморист.

Тиском в пыльной серой рясе смотрел на троих некромантов сверху вниз. Ростом он был в полтора раза выше обычного человека. Вся его мощная фигура выглядела словно сплошная неотесанная скала. Кожа казалась какого-то светлого коричневато-серого цвета с легким отблеском, чем-то напоминающая камень, даже с виду можно было сказать, что ее не так-то просто поцарапать оружием, не то чтобы пробить. Массивные и мощные руки с отчетливыми мышцами, без любого оружия такими можно легко разорвать человека пополам. Ноги в огромных кожаных сапогах с металлическими вставками крепко стояли на земле в широкой рыцарской стойке, как отметил про себя некромант. Голову покрывал капюшон, но лицо немного рассмотреть можно было. Такого же коричневато-серого цвета, с массивными скулами и квадратной выпирающей нижней челюстью, глаза темные, прикрыты сверху толстыми надбровными дугами, на одной из которых виднелся шрам, тянущийся вниз через глаз и по щеке. Некроманта подмывало постучать по нему, проверить настоящий ли, но он, конечно же, не решился. Огромная, как ствол дерева коса, выглядела еще более устрашающей вблизи. Такую попробуй подними, а он ее держит как тросточку. Ею можно и камни косить.

Маркиназ напротив, не слишком высокий, немного сутулый, с болезненно серой кожей. Какая-то болезнь проникла в него, выпила всю кровь и соки, выела ненужные органы, и теперь это иссушенное тело с рельефными мышцами. Казалось, что эта болезнь до сих пор внутри него, хаотично носится от головы до пят. Алая как кровь мантия отлично подчеркивала эту бледность. Лицо скорее напоминало обтянутый тонкой кожей череп с проступающими синими сосудами и жгутами мышц. И на удивление ко всему прочему у него были черные глаза, чересчур живые как для мертвеца. Некромант перевел взгляд на его косу. Все лезвие сочится неприятной зеленоватой слизью. Видно как на камень падают капли, в которых, несомненно, содержатся сотни миллионов бактерий, возбудителей ужасных болезней. Страшный кошмар для органических существ. Одной царапины ржавым лезвием хватит, чтобы человек забился в агонии и умирал в муках, и никаких надежд на спасение. Маркиназ заметил взгляд некроманта.

– Это Гнойник. – Пояснил он. – К чему не притронется, то умирает самой жуткой смертью. – Добавил довольно.

– А если поцарапает, например, меня, и вообще мертвую плоть?

– Зачем мне царапать мертвых, если живых видимо-невидимо? – Удивился Маркиназ, но грустно добавил. – Ничего не будет. Для мертвых просто лезвие. Вернее, поразить до глубины чего-то там можно, но болезнь не занесет.

Некроманта, как ни странно, заинтересовали штаны Маркиназа. Приглядевшись, он понял, что сделаны они из кожи людей, гномов, эльфов. Пестрые на вид, местами белые, с фрагментами татуировок эльфийских узоров или гномских рун. На коленях проступают красивые очертания лиц эльфов, понятно, и лица содрал. Одно колено потемней, значит, темный эльф, другое более привычное, лесной эльф попался. На крюках его пояса висят всяческие трофеи, например чей-то язык, иссушенные маленькие головы, уши эльфов, сбоку даже крупная берцовая кость, как дубина.
***
Было некогда старое графство Тирмия. Люди, населявшие город графа, чем-то прогневали своих богов, и все графство поглотила чума. Города и деревни вымирали одна за одной, эпидемия расползалась не щадя никого. Ну, а кто после заражения оставался жив, то тех уже люди графа сжигали без жалости. В одной из деревень в тех землях, название которой давно стерлось, и жил будущий некромант. Чума выкосила почти все графство и направилась в их края, где жил он, где жили еще люди, но не могли сбежать из ловушки, не могли спастись надвигающейся на них смерти. День за днем чума истязала поселение, люди погибали в агонии, мучениях. Друзья, родственники, знакомые, все. Все они гнили заживо с чудовищной скоростью. Он ничего не мог сделать, ни как не мог помочь. Как не мог помочь и его учитель, старый деревенский колдун. Магия, зелья – все было бесполезно. Он пытался молиться богам, но те в ответ безмолвствовали. Отчаяние боролось с надеждой и жаждой жизни. Он решился на отчаянный поступок и вознес мольбу о помощи другим богам, Темным Богам. Владыка Распада – бог разложения услышал его в своем мире, и решил снизойти. Ученик принес клятву верности новому богу, отринув других, тот взамен одарил его силой и своим благословением. Вдохнул свою чуму в его тело, которая выжгла кровь, оставив иссушенное тело. Чума и по сей день остается в его теле, он не страшится никаких болезней, не потому что его тело мертво, а потому что он сам и есть болезнь.

Дабы закрепить договор с темным богом, он взял старую ржавую косу, которая была под рукой. Вышел их хижины в деревню и устроил бойню, убивая всех жителей. Бог был доволен сим действом, и наделил его косу своей силой. Отныне ее ржавое лезвие не тупилось в бою. Из трещин в металле начала нескончаемо сочится ядовитая и заразная слизь.

Отрекшись от своей прошлой жизни, и вообще от всего живого, он взял себе новое имя. Имя одного из старых демонов – Маркиназ. Теперь воля Бога Разложения выполнялась его руками.
Следуя последним указаниям своего нового повелителя, Маркиназ отправился на запад, в болота Иль-Маруна. Эти болота были закрыты для всех, кроме последователей Чумного Бога. Там он стал постигать тайны темной маги. Годы обучения в одиночестве, в мрачном месте, сделали из него жестокого и кровожадного некроманта. Но взамен он получил неслыханное могущество, власть над болезнями, разложением и мертвецами.

После окончания своего обучения, Маркиназ отправился странствовать по миру. Он сеял волю своего господина, поднимал нежить, упивался страданиями живых. Многие эльфы, люди и гномы познали всю радость его болезней. И до сих пор шепчутся про иссохшую фигуру в красном балахоне и улыбкой на устах, страшась называть его имя, чтобы не накликать беду на свои дома.
1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|>|>>
К списку тем
2007-2017, онлайн игры HeroesWM
Рейтинг@Mail.ru