HeroesWM.ru - Герои войны и денег - онлайн игра
  Требуется авторизация | Вы не авторизованы  
11:05, 3948 online 
 Об игре 
 Новости 
 Войти 
 Регистрация 
 Рейтинг 
 Форум 
   Форумы-->Творчество-->Некромант – Визит Мертвых.
<<|<|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|>|>>

АвторНекромант – Визит Мертвых.
Вау, сколько всего!
Прям праздник наступил =)

Ждёмс продолжения =)
Он вернулся!

Замечательно получилось!
для GULag:
Некромант вечен и многолик, но иногда и некроманту нужна передышка) Вот как раз на протяжении отсутствия увидел и другие рассказы связанные с некромантами)
ждем турнир некромантов, интересно , главный герой будет участвовать?
для P_A_I_N_killer:
Будет, почему нет)
Ждём-с)
Вольф после короткой и интересной речи скрылся в темном проходе, ведущем прочь с бойцовской арены. Некроманты на трибунах шептались, а некоторые, сломя голову, отправились записываться на участие в турнире. Остались лишь те, кто любил смотреть схватки, заключать пари. У некромантов не в ходу деньги. К кругляшкам из металла они относились презрительно и пользовались только в крайней необходимости. Поэтому на кон некроманты ставили свои знания, старые свитки с заклинаниями или рецептами редких зелий. Можно было поставить и какой-либо артефакт, но это, конечно, уже для крайне азартных личностей.

Тиском тем временем удалился в подтрибунное помещение, чтобы переодеться в свой немалых размеров балахон. Некромант еще не подозревал, что увидит своего друга в балахоне последний раз. Маркиназ дернул за рукав некроманта своими тонкими длинными пальцами.

– Пойдем записываться, а то расселся он, видите ли.

– Извини, но меня мало интересуют подобные мероприятия. Я лучше со скамеечки, с сушенными ушками, посижу, посмотрю. – Лениво ответил некромант, чем немало удивил своего друга.

– Чего-чего? С ушками? Не будь занудой, как наш рыжеволосый друг!

– Я смотрю у нас и своя компания образовалась? – Маркиназ наконец-то отпустил рукав некроманта, когда убедился, что тот следует рядом и не пытается свернуть в другую сторону.

– А как же! – Снова отозвался он. – Сам Чумной бог, повелитель разложения, создатель распада пожелал, чтобы мы встретились в этой темной, холодной и противной пещере! – При упоминании своего бога у Маркиназа заблестели черные глаза. – Мы теперь это… банда!

– Погоди.. – Попытался остановить бурный поток слов некромант, но потерпел неудачу.

– Не перебивай! – Огрызнулся Маркиназ, но в следующее мгновение голос его смягчился. – Банда непревзойденных, самодостаточных некромантов! Одинокие волки, обладающие разносторонними талантами, владеющий каждый своим могуществом, холостяки, в конце концов. Нам не на кого больше положиться, кроме как друг на друга. С нами Чумной бог, так кто же будет против нас? – Некромант опешил, а его друг, гордясь собой за гениальную идею, повернул довольное лицо к нему и ждал реакции.

– Эм.. Я не хочу портить твою пламенную и, конечно же, восхитительную речь, но Эвер то женат. – Маркиназ задумался, но ответ не заставил себя долго ждать.

– Он холостяк! – Озарило его, и он продолжил вещать с мечтательным выражением лица. – Где-то там, глубоко внутри себя, если покопаться, выкинуть ненужное, он такой же одинокий волк. Правда, он об этом еще не догадывается. Но мы, как друзья, ничего об этом не скажем, чтобы не расстраивать нашего рыжего друга, пущай сам разбирается.

Некромант и не заметил, как они уже стояли в очереди на запись. В гостевом зале собралась немалая цепочка из желающих принять участие, но в отличии от бюрократии, различных органов власти и палат других рас, некромантов отпускали быстро, при этом с полной информацией о предстоящем событии в голове. Позади двух друзей пристроился Тиском. Первым ощутил непомерную мощь некромант и, обернувшись, увидел перед собой его широкую грудную клетку. Подняв взгляд вверх узнал грубое, прямолинейное лицо своего еще одного нового друга. Вскоре подтянулся и Эвер, когда Маркиназ уже разговаривал с представителем организации турнира. Запись вел хранитель Паук, он сидел на деревянном стуле у стены. Специально для записи притащили дубовый стол, которого раньше не было в этом помещении. На поверхности стола стояла чернильница, но вместе привычных некроманту перьев, там покоились тонкие, изящные предметы письма из коротких косточек. Какому существу они принадлежали до того, как стали средством для письма, оставалось догадываться. То, что не человеческие, и вообще не из представителей других рас, он понял сразу. Ближе к Пауку стояла огромная стопка желтых пергаментов и, судя по лицу, это его раздражало. То и дело он бросал злые взгляды по сторонам в ожидании кого-то или чего-то. Как только некромант ступил в поле зрения Паука, к тому подошел молодой некро
Как только некромант ступил в поле зрения Паука, к тому подошел молодой некромант с человеческим черепом в руках.

– Ну наконец-то.. – Буркнул Паук и принял череп из рук. – Минутку. – Обратился он к некроманту.

Водрузив череп на угол стола, он стукнул ногтем указательного пальца ему по макушке. Глазницы принялись наполняться легким желтым светом, нижняя челюсть с белыми ровными зубами опустилась вниз, открыв рот, где начало разгораться такое же сияние. Паук сказал пару едва слышных слов, и из-за его спины появились пара призрачных паучьих лап темного цвета. Отличие было лишь в том, что на кончиках лап ответвлялись три когтистых пальца, смутно напоминающие человеческие. Всеми своими конечностями он стремительно принялся за стопку листков, сворачивая их в трубочки и скармливая стоявшему черепу. Кипа пергаментов за считанные секунды исчезла.

– Итак, – Обратился Паук к некроманту. Дополнительные конечности уже растаяли в воздухе. Протянув листок, он продолжил. – ознакомьтесь с правилами турнира, условиями, также подпишитесь, что у вас не будет никаких претензий к организации, если получите какие либо непредвиденные травмы.

– Какие еще травмы? – Удивился некромант, как ему сказали мероприятие абсолютно безопасно для здоровья. Правда, у некромантов свое понятие о здоровье.

– Психологические. Физически мы вас починим, если что. А вот как отреагирует ваша психика, или в какую сторону повернутся ваши убеждения мы, конечно же, предвидеть не сможем. – Процитировал он монотонно и скучающе.

Некромант все прочитал, осмыслил, прежде чем поставить подпись. И не забыл поставить галочки напротив дуэлей, протянул его Пауку. Тот тоже быстро прочитал текст и начал сворачивать лист трубочкой, но не успел сунуть в рот черепа, как его остановил знакомый некроманту голос.

– Хранитель Паук! – Это оказался Маркиназ, который находился рядом. – А можно я попробую? – Смущенно попросил он.

– Попробуете что? – Не понял вопрос хранитель.

– Ну, это, засунуть.. – Указал он взглядом на черепушку и улыбнулся. Паук в замешательстве обдумывал просьбу и все же кивнул головой, протянув тому трубочку.

– Благодарю. – Как только желтое сияние поглотило пергамент, Маркиназ еще раз поблагодарил хранителя за оказанную честь и с чувством выполненного долга отошел от стола вместе с некромантом. – Удивительно, правда? – Спросил он у некроманта.

– Что именно?

– Это же один из двенадцати черепов Безлунной ночи!

– Безлунной ночи?

– Темнота… – Снисходительно посмотрел на своего друга Маркиназ. – Позже расскажу.

Они прислонились к стене неподалеку от места записи и ждали Тискома. В это время Паук общался как раз с гигантом. Тиском все ни как не мог поставить подпись. Рост его был слишком высок, а чтобы расписаться пришлось бы встать на колени, что, конечно же, старому рыцарю претило.

– А ты куда записался? – Поинтересовался некромант у Маркиназа.

– Да в парные. – Коротко ответил тот.

– Когда это ты успел обзавестись напарником?

– Ну, вообще я написал Тискома. – Потупил взор Маркиназ.

– И я так понимаю, он об этом не знает?

Пергамент с заявкой положили на твердую поверхность и дали Тискому на подпись, чтобы тот не склонялся перед столом. Паук протянул еще один листок гиганту. Надбровные дуги вскочили вверх от прочитанного, а голова медленно стала поворачиваться в сторону двух некромантов.

– Точно не знает. – Заключил некромант. – Но может же отказаться?

– Может, конечно, но рыцарская гордость и честь не позволит. – Ухмыльнулся Маркиназ.
Тиском еще раз зло сверкнул глазами, поставил подпись и, раздвигая толпу, протискивался к ним. Вся его походка отдавала гневом. Некромант понимал, что рыцари не любят сюрпризов. Все должно быть по плану, продумано и обговорено. За исключением принцесс и драконов, там уже можно импровизировать, спасать драконов и убивать принцесс, ну можно и наоборот.

Улыбка Маркиназа медленно сползала с лица.

– Беги. – Только и сказал некромант на ухо своему другу.

– Куда? – Взмолился тот, пожалев о своей глупости. Надо было обговорить все это заранее, но он опасался, что огромный некромант откажется от такого неопытного союзника. Неопытного в ратном деле, а в колдовстве Маркиназ даст фору многим. – Так, лицо строгое, – Начал он наставлять себя вслух. – подбородок выдвинуть вперед, смотреть прямым решительным взглядом, не терпящим возражений, фух.

– И главное не ржать. – Добавил иронично некромант. – Не смей ржать, кому сказал!

– Не могу, он мне голову оторвет, а смех как, говорят живые, продлевает жизнь. Так может моя голова проживет еще долго и, возможно, счастливо. Пусть и без туловища. Все, я собрался.

Тиском сделал последний шаг, подступил вплотную и смотрел на них сверху вниз. Шепот двух некромантов оборвался сам собой при виде его грозного взгляда. Вся напущенная уверенность в себе и своих силах в момент выветрилась из Маркиназа. Он расплылся в наивной улыбке младенца и распахнул объятья. Правда, чтобы обнять Тискома потребуется три Маркиназа.

– Дружище! – Начал он бархатным и мягким тоном. – Сколько лет, сколько зим! Где пропадал? Куда записался?

Тиском не повелся на отвлекающий маневр. Своей громадной лапой здоровяк резко взял за горло Маркиназа, тот изумленно крякнул.

– От-пуу-стиии.. – Просипел Маркиназ. Конечно, воздух некроманту был не нужен, и задушить его было невозможно. Вот только когда ваше горло сжимают, как клещами, тут уж трудно пропустить хоть какие-то звуки. Тиском немного ослабил хватку и прорычал:

– Почему мне ничего не сказал? – И припечатал своего друга к стенке, что аж позвоночник хрустнул.

– Да отпусти ты меня! – Начал злиться Маркиназ. – Задушишь же! И вообще, дело добровольное, ты мог и отказаться.

– Действительно, Тиском. – Вмешался рядом стоящий некромант. – Ты ведь мог отказаться от участия с ним. – Тот лишь гневно сверкнул глазами и отпустил Маркиназа. Приземлившись на ноги и немного пошатнувшись, он начал приводить свое сжатое горло в порядок.

– Ты посмотри на него! – Ткнул он указательным пальцем в сторону Маркиназа, когда тот безуспешно старался придать горлу прежний вид. – Посмотри внимательнее на этого доходягу. Ладно, еще себя опозорит, так и меня подписал под это.

– Так чего не отказался? – Просипел некромант в алом плаще, но Тиском будто намеренно игнорировал этот вопрос.

– Будем тренироваться сутками напролет, пока не научишься брать меч правильной стороной!..

– Да ты за кого меня принимаешь?.. – Наконец отважился возмутиться Маркиназ, но сильный удар потряс каменную стену рядом с его головой. Тонкие паутинки трещин расползлись по камню. Он втянул голову в плечи и зажмурил глаза. Затем открыл один глаз и скосил взгляд на гиганта. – Как скажешь, дружище.
Некроманты обходили стороной эту странную компанию, а Паук осуждающе окинул их взглядом.
Маркиназ поник, Тиском развернулся и покинул двух некромантов в только ему ведомом направлении, гулко отбивая шаги огромными сапогами. Могло показаться, что высушенный некромант в штанах из эльфийской кожи расстроился при выборе напарника, но на самом деле это не так. Маркиназ, наверное, впервые в своей мертвой жизни обрел настоящего друга. Казалось, будто они пережили много приключений вместе, хоть срок их знакомства и был мал, особенно по меркам некромантов. Раньше он не привязывался к людям, разве что старый деревенский колдун, его наставник, был человеком, с которым находил хоть какой-то общий язык. В основном же людей Маркиназ либо убивал, либо вылавливал для издевательств и экспериментов. И в тоже время этот с виду хилый некромант был не глуп, далеко не глуп. Кто как не Тиском обучит ратному делу, кто поможет отточить технику лучше, чем рыцарь из прошлого. Любимый Гнойник он также не собирался предавать, но ситуации бывают разными, и лучше быть готовым и подготовленным ко всему.

В будущем Маркиназ будет очень благодарен своему старому другу, который многому его обучит. И идти в бой с этим громадным богатырем будет в радость для него, как и для Тискома.

***

Вельмесса устала ждать, когда с нею заговорят, и вообще вспомнят о ней. Уже слишком много времени она слепо идет, пусть даже висит, на поясе у своего нового хозяина. Все окружающие раздражали дух воительницы. Старые некроманты, которые никак не найдут своего места, но пытаются найти его через тайны природы. Давно им пора сгнить и предаться земле. Хотя могли бы сеять смерть, убивать, расчленять, топить, душить, слушать крики и вопли. Экстаз нахлынул на Вельмессу, если у духов есть такое понятие. Как только наваждение начало отпускать погибший дух, в сознание начался закрадываться страх. Несмотря на ненависть к этим существам, она их боялась. Некроманты напоминали того человека, если он был человеком, который заточил ее в эту тюрьму. В памяти всплыло омерзительное лицо, от этого воспоминания побежали мурашки по коже, которой уже давно нет. Какая у нее была кожа.. Вельмесса предалась воспоминаниям. Родители заставляли беречь эту бледную и нежную кожу от солнечных лучей, лекари натирали специальными мазями. Но Вельмессе не нравилось походить на бледный труп, и она тайком выбиралась из поместья, чтобы подставить свое тело ласковому солнцу. Мать с отцом по этому поводу не раз отчитывали ее, все же стоило тогда к ним прислушаться. Однажды старший брат проследил за ней, и потом тайком наблюдал как она нагишом нежится под лучами солнца, а в итоге так и вовсе согрешил со своей сестрой. Воспоминания туманом растаяли в разуме.

– Выпусти меня отсюда.. – Прошелестел ее нежный и ласковый голос. – Поговори со мной, воспользуйся моим острым лезвием для своих нужд. – Вкрадчиво продолжала она.

Некромант слышал этот голос, но не обращал внимания. Он до сих пор не знал, как поступить ему с кровопийцей. Ласковые обещающие мольбы сменялись на агрессию, а потом и вовсе перетекали в угрозы.
– Ты ошибешься, рано или поздно ошибешься! У меня будет более достойный хозяин! Да-да-да! Когда мы с ним сольемся, я выпотрошу твоего дружка в красном одеянии. Палача, который не носит маску. Маньяка, который извращается над людьми ради своего удовольствия. Он испытает разом все муки тех, кто испытал боль от его руки! И как ты с ним можешь общаться? Чем я хуже него? – Некромант молчал. – Но я окажу тебе услугу, когда буду медленно убивать его. Сделаю то, что должен сделать ты! – Порыв отчаяния вперемешку с яростью стал утихать.

На самом деле сухощавый мерзавец нравился ей куда больше других некромантов, с которыми поддерживал отношения ее хозяин. О таком хозяине она мечтала. Тот, кто пользуется своим даром и возможностями ради удовольствия, наслаждения. Вельмесса опечалилась, ей было жаль, что она не видела, как он заставляет страдать своих жертв. Разум женского духа внезапно переключился. Паршивый рыцарь может оказать дурное влияние на ее возлюбленного. Любовь Вельмессы резко отличалась от того понятия, которое подразумевают люди. Любовь ее была черна как ночь, извращена и похотлива, как куртизанка. В то же время она была страстной, ох с какой она страстью убила свою первую жертву. Наслаждалась каждым мгновением ее агонии, триумфующе смотрела в угасающие глаза, полные боли и ужаса.. Мысли вернулись обратно к Тискому. Ах, как это мило быть мертвым, но отстаивать свои принципы и мораль из прошлой жизни. Следовать кодексу рыцаря, может он еще и принцесс спасает? Боюсь, что при виде такого спасителя принцесса сама запрыгнет в пасть дракона, чтобы спрятаться в его жарком брюхе. Мило-мило, и глупо. Интересно, а слагает ли он до сих пор стихи и поэмы о любви? Вельмесса весело захихикала, представив его читающего любовные стихи. Она бы с ним не ужилась. Этот здоровяк напоминал ей огромного огра, такой же мощный и сильный, заставляет врага уважать себя одним только своим видом. Но и глупый как огр, да-да, совсем глупый. Огр в доспехах, да, он стал бы в их общине вождем. Определенно стал бы. А этот рыжеволосый – скользкая, противная рептилия. Такая же утонченная, изящная, такая же яркая, с переливающейся чешуей. Так и просится на руки, а затем вонзит свои ядовитые клыки в плоть. Молодой исследователь, который зарывается с головой в книжки и ищет ответ, как сделать мир лучше, но все ни как не найдет этот ответ. Весь его энтузиазм лопнет, как мыльный пузырь, когда постигнет первое крупное разочарование. Надо же, у этой ящерицы даже жена есть – от своих слов Вельмесса закатилась в истерическом смехе. В загробной жизни иметь брак, это было очень интересно и оригинально. Вельмесса никогда не любила, у нее просто не было такой возможности. С рождения ей была уготована участь выйти замуж за знатного господина, омерзительного, тщеславного и избалованного. Такая перспектива не радовала ее в то время, но все же она смирилась с этой участью. Вот только брат испортил товар, кто им тогда овладел? Может бес? Черт его знает. Кому нужна такая жена? Отец так и не поверил ей, и мать тоже.. Опозоренный род, но он бы выкрутился, спихнув все на нее. Будто бы она с кем-то переспала на стороне. И потом же самолично казнил бы.
Но она опередила его. Первое убийство подарило ей такое наслаждение, упоение и страсть, которых она не испытывала никогда доселе. Без жалости, без угрызений совести, без страха. Затем была очередь матери. Зря они ей не поверили. А с каким наслаждением она расправилась с братом. Пока он хрипел, захлебываясь в крови, с безумными от страха и боли глазами, она кромсала его тело кинжалом. Незабываемое и возбуждающее ощущение, когда горячая кровь касается тела, стекает красными струйками по бледной нежной коже, расплывается пятнами на белоснежном шелковом платье. Затем кружилась в сумасшедшем и страстном танце, заливалась звонким смехом.. Да, такая судьба у нее была.

Тревога снова стала нарастать. Дух девушки был хаотичен, в любой момент настроения менялись от злости, до безмятежности. И теперь она вспомнила, а вернее украла, воспоминания некроманта о странном старике с маской. Вольф, кажется так его звали? Хранитель? Но кто же ты на самом деле? От него жутко воняет псиной, ей довелось и самой присутствовать в его обществе, хоть и недолго. И как другие не замечают эту вонь? Да самая захудалая шавка после дождя и то приятнее пахнет! Ты можешь одеть маску, броню, скрыться в плаще, но ты всегда останешься жалким псом, старик! Тебе место где-нибудь в лесу, или в загоне с другими животными, а не среди людей, даже этих мертвых. А что скрываешь ты под маской, дружок? Не волчью ли пасть? И все же он умен, даже очень умен. И как волк хитер, а хитры ли волки? Вельмесса давно не встречала этих животных и запамятовала их повадки. Можно будет подумать об этих животных, да, и потянуть время. Пока хозяин не вспомнит о ней, самой лучшей, прекрасной и красивой. Снова хаотичный разум качнулся в другую сторону. Корван – всплыло это странное имя. Кто же ты, Корван? И почему тебя так опасаются? Эта личность заинтересовала девушку, и ей не терпелось с ним встретиться, поговорить и узнать больше. И, конечно же, она не подозревала, что лучше бы ей с ним не встречаться.

Вельмесса слышала все, что слышал ее хозяин. Барьеры его ментальной защиты медленно, но неотвратимо рушились. И с каждым проведенным с ним днем, она потихоньку прорывалась к его мышлению. До полного контроля ей было далеко, может пройти не одна сотня лет. И воздействовать на его поведение у нее тоже не получалось. Но свежие мысли она читала весьма легко, как книжку. Девушку интересовало прошлое своего хозяина, чтобы можно было на него нажать. К сожалению, память некроманта тоже была защищена неприступными барьерами. Вот только она не знала, что некромант также слышит ее мысли, то о чем она говорит и рассуждает, и уж точно не собирается отдавать ей контроль над собой.
О, скоро нас ждет турнир, и даже парный будет :) Интересно-интересно)
взял попкорн и сел на диванчик, ждемс
Турнир - это хорошо =)

Да здравствует суровый махач =)
дарк ты говорил что твой рассказ объявили посредственным
но это не совсем так
да он не дотягивает до уровня Урсулы ле Гуин
но довольно таки интересный
думаю что ты через несколько лет будешь писать рассказы не хуже Фармера так что дерзай
с нетерпением буду ждать проду
для dsu:
Спасибо на добром слове, давно тебя не видел) Главное читатель есть, а пока есть, то и буду писать)
жду продолжения, еще и еще)
Комната хранителей, как и обычно, была преимущественно в серых тонах, скромно меблированная и чистая. Им не требовалось обставлять ее какими-либо пышными вещами, богатыми безделушками. Ибо не имело смысл бахвалиться или внушать трепет кому-то из своих сородичей. Паук, как и все последние дни, сидел за столом с нагромождением бумаг. В правой руке озорно бегает приспособление из косточки, заменяющее обычное перо. Вольф неподалеку ходил взад вперед, раздумывая над предстоящим турниром. Продумывал каждую мелочь, нюансы, вероятные последствия и возможные эксцессы. В помещении также сидел и еще один хранитель. Самого старого из хранителей звали Альвик. Он уже подыскивает приемника на свое место, чтобы удалиться на вечный покой. Старый некромант не собирался омолаживать свое тело, считая такие действия неразумными в его возрасте. Серая редкая борода тонким ровным пучком опускалась к поясу. Довольно редко некроманты отпускали растительность на лице, но Альвик когда-то был магом и старые привычки остались при нем. Сейчас он разгребает личную почту. Он переписывался со многими некромантами со всех концов света. Обычно Альвик узнает первым важные новости с дальних земель, как новости мертвых, так и живых. Другие хранители в шутку называли его логистом их общества. Ведь только Альвик знает, по каким тропам лучше всего передвигаться в то или иное время года, месяца и даже дня. Ходили слухи, что некромант переписывался со старыми магами, которых знал еще при жизни. Слухи не подтвердились, но и не были опровергнуты. Паук как-то спросил, правда ли это, но старик лишь хитро улыбнулся и оставил вопрос без ответа. Многим может показаться, что подобные уклончивые ответы или же просто игнорирование подозрительно, но кто знает этого старого некроманта – тот в курсе его невинного юмора, и желания оставаться хоть немного загадочным, как в молодости. Какие тайны держит Альвик можно только догадываться.

– Не мельтеши. – Мягко попросил Паук Вольфа, который нарезал уже которой круг вокруг стола.

Он остановился рядом, но мыслями оставался еще где-то очень далеко. Паук оторвался от бумаг и перевел взгляд проницательных глаз на замершего хранителя.

– Что тебя беспокоит брат? – Вольф вернулся в наш мир и присел на рядом стоящий стул.

– Много чего. – Буркнул он. – Но в данный момент турнир.

– И что с ним не так? От желающих принять участие отбоя нет.

– В том-то и дело. Участников слишком много. И многие, как ты должен заметить, очень слабы.

– Что ты имеешь в виду? Что они не достойны участвовать?

– Ты же знаешь, что я не ставлю под сомнения навыки других. Вот только у нас турнир не магов или колдунов, кто больше заклинаний знает, тот и победит. У нас турнир ратного дела, а в нем многие некроманты очень отстают от своих братьев, которые в прошлой жизни были не магами или колдунами, а воинами. Мы только зря растянем турнир. А я этого не хочу, ведь слет это не место, где узнают кто сильнее. Это место, где мы предаемся исследованиям, делимся знаниями и учимся мудрости. – Паук на некоторое время задумался.

– Ты прав брат, но мы не можем им отказать. Ведь ты сам объявил, что принять участие могут все желающие.

– Проведи демонстрацию. – Обратил он взор черных глаз на Паука.

– Какую? – Также прямо посмотрел тот на Вольфа.

– Не юли, ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Пусть увидят сразу и во всех красках, что их ждет. Многие, думаю и надеюсь, откажутся.

– А где эти двое? – Перебил их разговор Альвик.

– Выбирают приз для победителей. – Ответил Паук. – Ты же не удосужился сначала все спланировать, а потом объявлять. – Повернулся он обратно к Вольфу.

– Я не могу все делать сам. – Огрызнулся он.
– Но это твои обязанности. – Проскрипел Альвик, глядя запавшими глазами на хранителя. – Нравятся они тебе или нет, Вольф, но ты знал, на что шел. Обслуживаешь слет в этом году ты, и тебе должно заниматься всеми делами. – Вольф молча слушал проповеди старого некроманта, он не огрызался лишь из уважения к его вкладу, знаниям и опыту, а Альвик продолжал. – Чувствую нарастающее напряжение в тебе, но прежде чем ты ляпнешь какую-то глупость, то добавлю – остальные хранители всегда друг другу помогают в подобных мероприятиях. Но не пользуйся помощью сверх меры.

– Я и не пользуюсь, Альвик. – На удивление спокойно ответил Вольф, выслушав наставления.

– Это я на будущее. – Старый некромант снова уткнулся в личную переписку, покусывая тонкие губы.

– Так что за приз? – Вспомнил Вольф.

– У нас же большой питомник, брат. – Нравоучительно начал Паук. – Много экзотических существ, как домашних, ездовых, так и братьев младших по орудию. Вот мы и решили воссоздать кольца призыва, которые вообще мало кто использует.

– За исключением тебя.

– За исключением меня. – Подтвердил некромант, уже уставший от жуткой писанины.

– Как там твой Хрюня?

– Хронос. – Поправил Паук. – Да вот сам смотри.

Одно из колец на пальце некроманта засветилось мягким аметистовым светом, и посреди комнаты появился паук. Размеров он был, скажем прямо, больших. Занимал он почти половину свободного пространства комнаты, но и то это было уменьшенное существо, специально разработанное некромантами заклятие, чтобы не разнести в пух и прах какое-либо помещение. Паук весил навскидку килограмм за сотню. Не очень длинные мощные лапки с короткими острыми коготками, густо покрытые темными волосками. Темное толстенькое гладко брюшко со светлыми пятнами, которые складывались в форме черепа. Массивный черный блестящий панцирь сверху покрывал головогрудь, и надежно скрывал под собой мягкие и уязвимые сочленения лапок. С панциря вперед смотрела пара больших круглых черных глаз, в стороны от них выстроились в ряд еще три пары глаз поменьше. Ниже выступали и слегка подергивались пара массивных черных хелицеров, которые венчали короткие острые загнутые когти, на них отчетливо виднелись стекающие капельки яда. Одного укуса этого паука хватило бы, чтобы превратить рыцарского коня в кожаный мешок, наполненный кашицей из полупереваренных костей, мышц и внутренностей. Все восемь круглых черных глазок уставились на Вольфа. На самом деле Вольф очень любил это существо, от чего Паук даже ревновал свою живность. Глазки паука обрадовались при виде старого друга, и он довольно заурчал, чуть приподнялся и начал плавно пошатываться из стороны в сторону.

– Хрюня, как ты исхудал.. – Начал Вольф. – Этот гад что, совсем тебя не кормит? Ну-ка иди сюда, осторожней-осторожней, не разнеси тут все, как в прошлый раз.

Хрюня обладал не слабым интеллектом и понимал многое из того, что ему говорят. Аккуратно переставляя лапки, он приблизился почти вплотную к Вольфу, стал напротив него и опустил брюшко к полу. Поурчав, он ловким образом чуть перекатился и завалился на спину, поджав лапы, и требовательно вытаращил брюшко. Вольф посмотрел на него и слегка помотал головой из стороны в сторону. За маской этого не было видно, но где-то там внутри он улыбнулся.

– Ты мой хороший. – Сказал он и принялся чесать существо, от чего то довольно захрюкало и начало подергивать лапками.

– Брат, прекрати. – Взмолился Паук. – Во что ты его превращаешь? Он скоро к каждому будет подходить и просить его почесать. А после твоей заботы его брюхо не пролезает между стволами деревьев, когда мы в пути.
<<|<|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|>|>>
К списку тем
2007-2017, онлайн игры HeroesWM
Рейтинг@Mail.ru