Об игре
Новости
Войти
Регистрация
Рейтинг
Форум
18:14
4267
 online
Требуется авторизация
Вы не авторизованы
   Форумы-->Творчество-->

Друзьям издалека


<<|<|133|134|135|136|137|138|139|140|141|142|143|>|>>

АвторДрузьям издалека
Не скажи, что Рай пустышка,
Он бывает без затей:
Кресло, кофе, плед и книжка,
Если нет других идей...)

Можно сдуру, спозаранку
Взять за холку жизнь-засранку,
Показать ей кто тут круче,
Кто кого пожить научит...
Эти ваши хулиганства так приятны, черт возьми!
Даже и «ля-ля не надо»! «Если б были все людьми»...
для Марс:
Куда-то не туда тебя послали
Ну или сам забрел ты не туда,
В Раю замерзнуть сможет кто едва ли.
Зачем там плед - я не пойму тогда.

Где кресло взять в саду Эдемском нам?
И кофе кто принес? Ведь думал я о чае!
Нет, возвращаюсь к мысли - без ста грамм
Отказываюсь думать я о Рае.
По собственному раю от души
Желаю каждому иметь. И наслаждаться
Вдали от сует, в благостной тиши...
Но только чур, друзья, не напиваться!

И с кофе тоже не переборщить,
Ну а с борщом не перекофеинить,
Пусть антиподы не соединить,
Но в диалектике они едины.
Брэд Питт спросил меня: - Есть пить?
Пить есть, есть нет - был мой ответ.
Какой-то бред, подумал Питт.
И понял я - не понял Брэд.
Брэд Питт спросил меня: - Есть пить?
Пить есть, есть нет - был мой ответ.
Какой-то бред, подумал Питт.
И понял я - не понял Брэд.


Непередаваемая игра слов! (с) Классно!
Дочка моя, доченька

Мы с двоюродной сестрой Лидой родили дочек с разницей в четыре дня. Только у нее роды были своевременными, а моя Софийка появилась на свет в восемь месяцев. Когда стали отходить воды, я так испугалась! И потом, когда ехали в больницу, и после, в родзале... так было страшно... В общем, не знаю, как все это пережила... И страх за ребенка, и адская боль, и паника... Но все равно почувствовала себя самой счастливой женщиной на свете после того, как мне дали мою доченьку. К тому же врач сказала, что девочка здоровенькая и бояться нечего.
Сначала я и не боялась. Просто наслаждалась тем, что мучения позади и у меня есть это голубоглазое чудо с легким пушком на голове, пухленькими ручками и ножками с перетяжками. Любовалась, как она морщится, как улыбается во сне... Переполняли такие ощущения! Казалось, внутри распускается нежный цветок и заливает все чудесным светом... И этот свет и во мне, и вокруг... До того хорошо от него, что невозможно выразить словами! Рассказывала мужу, а он говорил:
— Твой внутренний цветок и есть материнская любовь. Ты так долго ждала этого, так хотела стать мамой. И вот...
— Мы, — уточняла я. — Мы хотели стать родителями. И любви у нас теперь много-много! Еще больше, чем раньше. Спасибо тебе родной за терпение и поддержку!
Подолгу могли, обнявшись, стоять над кроваткой, в которой посапывало наше долгожданное сокровище, и любоваться. Восемь лет прошло после свадьбы, и все-таки свершилось то, на что порой мы уже и не надеялись.
А потом началось...То ли потому, что я по натуре человек крайне ответственный и старательный, привыкла, чтобы все было так, как следует, то ли из-за того, что Лида не уставала хвастаться успехами своей Танюшки, не знаю... Но нервничала я постоянно. Мучила мысль, что наша Сонечка отстает в развитии. Я невольно связывала это с тем, что дочка недоношенная.
— Привет, Рита! А Танюха сегодня перевернулась на бок, потом на живот и голову вверх задрала, представляешь? — не давая мне опомниться, начинала тарахтеть Лида, как только я нажимала кнопку приема на мобилке. — А твоя Соня как? — спрашивала она. — Что нового? Что делать научилась?
— Вы молодцы, поздравляю. Мы пока еще не переворачиваемся, — выдавливала я из себя, но, взглянув на Софийку, воодушевлялась и добавляла: — Зато улыбаемся так, что всех мгновенно в плен берем, раз и навсегда. И бабушку, и дедушку, а о маме с папой и говорить нечего...
Через три месяца Лида хвалилась уже тем, что Таня сидит. Моя дочка к тому времени только научилась переворачиваться, брала игрушки, во всю агукала, но сидеть еще не могла. И зубы у племянницы вылезли раньше, и ходить она начала тогда, когда Сонечка еще ползала... В общем, у меня стал вырабатываться своеобразный комплекс. Несмотря на уверения врачей, что развитие ребенка в норме и переживать нечего. Дошло до того, что когда мы были на очередном осмотре в детской поликлинике, я такое учудила у ортопеда, что хоть стой, хоть падай. Рассказывая потом об этом дома, рассмешила и мужа, и маму с папой, когда они пришли в гости. И сама смеялась. Но это после. А на приеме у врача...
Пока ждала своей очереди, наслушалась всякого. Мамочки выходили из кабинета, делились впечатлениями, то и дело звучало: «Дисплазия, стремена»... У меня, конечно, мнительность зашкаливала, и, когда вошла в кабинет, была уверена, что и дисплазию у нас обнаружат, и стремена пропишут. Симпатичная пожилая женщина осмотрела Сонюшку, положила ее на спинку, согнула ей ножки в коленках, покрутила ими вокруг тазобедренных суставов и сказала: «А улыбка-то, улыбка! Подрастет — от мужиков отбоя не будет! Одевайте девочку, мама. Все у вас отлично!» Села за стол, написала что-то в карточке и протянула ее мне. Пробормотав «Спасибо!», я машинально направилась с Сонечкой на руках к выходу. Но остановилась в замешательстве, повернулась к докторше и спросила:
— А стремена?
— Что, стремена? — она удивленно посмотрела на меня.
— Ну, стремена... Разве они нам не нужны?
— А вы хотите? Могу выписать, конечно, — усмехнулась врач. — Но зачем? У вас чудесная здоровая девочка. — Я продолжала стоять посреди кабинета. — Ох, уж эти мнительные мамочки! Идите, идите спокойно! И не думайте ни о каких стременах.
В тот день я, конечно, обрадовалась, успокоилась, даже поняла, что порой зря волнуюсь и накручиваю себя. Только озарение это быстро прошло. Лидкины звонки по-прежнему выбивали меня из колеи. Вот, вроде бы и понимала, что не надо заводиться, не стоит обращать внимание, сравнивать... А поди ж ты... И обращала, и заводилась, и переживала... Например из-за того, что племянница в два года и восемь месяцев уже знала основные цвета и шепеляво декламировала несколько детских стишков, а моя Софийка и в три, несмотря на то, что я каждый день специально перебирала с ней разноцветные кубики и учила что есть что, никак не хотела показать, где синий, где красный, где зеленый...
Как-то мама пришла в гости, и я отправила их с Соней на прогулку, чтобы пока никого не будет, убрать квартиру. Когда вернулись, стала разувать дочку, а она говорит:
— Мамочка, а мы с бабушкой собачку на улице видели. Лапки у собачки желтенькие, а сама собачка красненькая. Мы с матерью переглянулись, она покачала головой и приложила палец к губам — мол, не говори лишнего.
— Красивая собачка? — спросила я, улыбнувшись Соне.
— Да, и добрая! — ответила дочка. — Лапку мне давала и хвостиком махала. Бабушка сказала, что только добрые собачки хвостиком машут.
Я покормила дочь, уложила спать и вернулась на кухню.
— Ну вот скажи, — начала мама без всякого вступления, — чего тебе неймется? Нормальный ребенок! Ей чуть больше трех, а она все буквы выговаривает, все понимает. Чувствует тонко — не каждый взрослый так может! А ты никак не успокоишься! Придет время, и цвета освоит, и стишки декламировать станет. Не надо ее все время с кем-то сравнивать. Лида — известная хвастунишка, это за ней с детства водится. А ты всякий раз попадаешься на крючок! Отравляешь жизнь себе и Сонечку зря нервируешь. Дети ж все чуют!
— Мам, она же восьмимесячная, мало ли как это отразится на развитии...
— Да сколько можно с этим носиться? — рассердилась мать. — Все хорошо, я тебе говорю! Ой, забыла! — вдруг спохватилась она. — Отец же флешку передал, чтобы ты его любимую песню послушала. Неси мою сумку из коридора! Вот, держи...
Я принесла ноут, мы закрыли дверь и включили песню на небольшую громкость.
Моє сонце, моє небо, моя доля,
Моя радість, моя втіха, моя доню!
Зустрічають тата крильця-рученята,
Зорі-оченята, оченята-зорі,
І немає на землі ні біди, ні горя...
Песня не просто тронула, она еще и показалась мне очень знакомой.
— Ма, кажется, я ее уже где-то слышала.
— Когда ты была маленькая, часто по радио передавали. И папа постоянно напевал.
— Да, припоминаю... Там, кажется, что-то про дівчинку-перлинку и про ангелов...
— Ну вот, помнишь же! — обрадовалась мама и запела:
Світом – пересвітом від зими до літа
Виростають діти, діти виростають,
А над ними в небесах янголи літають.
Мамуля преобразилась, как будто помолодела. Она обняла меня и продолжила:
Дівчинка-перлинка, золота краплинка,
Весняна росинка, літнє моє сонечко,
Доню моя, донечко.
— Мамуль, спасибо! Как хорошо! — прошептала я.
— Всегда, как эту песню слышу, вспоминаю тебя маленькую. Как ты спала, закидывая ручки за голову, и улыбалась во сне; как потягивалась, просыпаясь; как говорила папе, когда он меня обнимал: «Папа, люб мамочку, люб!» Как называла кухонный совок лопатой, а весло греблом... А как по ночам первые полгода кричала-а-а... Как в больницу с воспалением легких в четыре года попала! Мы с папой по очереди там ночевали... Думаешь, не волновались? Еще как волновались! Знаешь, когда у тебя первый зуб вылез? Аж в одиннадцать месяцев! И цвета ты стала различать только после трех лет. А выросла вон какая умница!
Я прижалась к маме. Она погладила меня по голове, совсем как в детстве, и сказала:
— Все матери за своих детей переживают. Это нормально. Только не надо Соню ни с кем сравнивать. Она единственная в своем роде! Как каждый человек. Просто люби и все. Давай песню дослушаем...
В этот момент дверь на кухню отворилась и на пороге появилась розовая после сна Софийка.
— Мама, дай водички! — попросила она.
Я напоила ее, усадила на руки, прижала к себе.
— Дочка моя, доченька! — прошептала нежно. — Солнышко мое, перлинка...
— Мама, а что это — перлинка? — спросила Сонюшка.
— Это жемчужинка, драгоценность такая.
— Что это — драгоценность?
— Самое дорогое, что есть у человека.
— Я — самое дорогое?
— Самое-самое! — сказала, поцеловав ее.
— Ма-а-амочка! — протянула Соня. — Перлинка моя!
— Драгоценности вы мои! — рассмеялась мама.
Маша, ты теперь не Бусинка, а Перлинка :))).
Пока мы холодцом обжирались, взяла и рассказ написала! Молодчага!
Дим, у меня просто холодца было только маленькое корытце, купленное в кулинарии. Так что, при все желании, как ты понимаешь...:-)
За Перлинку спасибо!
Храни меня от лишних слов, Господь,
От выворачивания наизнанку!
Я человек: дух, и душа и плоть.
Не мухомор, не лживая поганка.

Мне ни к чему пиар из нужных слов,
Рассчитанных на общее вниманье.
Ведь вера, и надежда, и любовь,
Не кичатся, не требуют признанья.

Они везде, во всем растворены –
Прозрачная опора мирозданья –
Нам Богом, как спасение, даны,
И горизонтов нет у созиданья.
Друзьям, закрывшим страницы

Закрытые страницы, боль потери,
Как будто в заколоченные двери
стучишься – лишь молчание в ответ.
А есть ли дома кто-то или нет,
Не знаем... Главное, чтоб были живы,
Чтоб радовала их за дверью жизнь.
Страница на замке – так будь счастливым!
А если не получится – держись!
Порой сама все ставни закрываю,
Причину в двух словах не объяснить,
Поэтому, друзья, вас понимаю.
Но все равно отчаянно скучаю,
И хочется былое возвратить.
Из навеянного

Растает по весне снеговичок,
Надежды наши к Богу унесет.
Ну а на месте, где стоял дружок,
Подснежник вестником тепла взойдет.

***

Предположительно весна
И мир отходит ото сна,
Но ты мне снишься.
И я пьянею без вина,
Предположеньями полна,
Что ты случишься...
для Бусинка:
Машенька, ничего не вижу, а тут такие чудесные строки!) Не вижу, Но все равно отчаянно скучаю! По тебе скучаю!) Но Самое дорогое, что есть у человека... да, они самые!)
Храни меня от лишних слов, Господь,
От выворачивания наизнанку!
Спасибо, Рут! «Хорошо, когда тебя понимают» (с)
Я тоже соскучилась!:-)
Главное, чтоб были живы,
Чтоб радовала их за дверью жизнь.
- только и остаётся верить в это.
только и остаётся верить в это
Да, Дима, нам ли не знать...
Много ребят ушло из игры за 10 лет. С кем нормально общались. Раз не вернулись, значит в реале - лучше. И это здорово!
10 лет назад переживал, что концы обрублены. Сейчас смотрю на всё проще. Всё проходит...
Закрытые страницы, боль потери,
...
И хочется былое возвратить.

Верные слова - простые и верные. )
<<|<|133|134|135|136|137|138|139|140|141|142|143|>|>>
К списку тем
2007-2024, онлайн игры HeroesWM