Об игре
Новости
Войти
Регистрация
Рейтинг
Форум
2:04
1337
 online
Требуется авторизация
Вы не авторизованы
   Форумы-->Творчество-->

Итерактивный роман (Поклонникам Fallout, Resident Evil


1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|>|>>

АвторИтерактивный роман (Поклонникам Fallout, Resident Evil
Silent Hill, S.T.A.L.K.E.R. посвящается)

Предыдущая тема была закрыта(https://www.heroeswm.ru/forum_messages.php?tid=438707&page=last)в связи с тем, что изначальная концепция потерпела изменения, и сюжет будет не таким, как планировался. Прошлое название романа уже не актуально, так как теперь непонятно даже мне, чем все закончится

Данный роман есть плодом моего воображения, все персонажи в нем вымышленны. Любые сходства с реально существующими людьми - совпадение и не более того.
Данная работа никого не призывает к грубому насилию, расизму, агрессии(наоборот - автор осуждает такие вещи). Но все это может(и скорее всего будет) здесь использоваться для придания роману некой доли реализма. Некоторые вещи были почерпнуты и "позаимствованы" из выше перечисленных игр и шедевров А. Пехова
Немного о интерактиве: Иногда я буду вам предлагать несколько развилок сюжета. Вам предстоит выбрать одну.
(насколько часто - будет зависеть только от вашего энтузиазма). Также, возможно, будет и рассматриваться и ваши предложения по развитию сюжета.
Сейчас я перенесу ранее написанное из старой темы плюс выложу новое плюс вам придется сделать первый выбор.
P.S. автор ни с кем себя из героев романа не отождествляет.
P.S.S других людей тоже.
Дождь лил второй день не прекращаясь. Калеб устало взмахнул топором и поленце с легким хрустом раскололось надвое. Мышцы так гудели, что казалось еще пару замахов и они лопнут. Калеб разрубил последнее полено, смахнул со лба то ли пот, то ли дождевые капли, бросил ненавистный топор и потянулся до хруста в спине. Вина отработана. Три дня назад он назвал Мириам «сукой» при всем честном народе… Так что колка дров еще легкое наказание, женщины при желании могли бы выставить его ночью за ворота лагеря, а это смерть в девяти случаях из десяти. Калеб окинул взглядом поле своей работы и довольно ухмыльнулся – нарубить за два дня месячный запас топлива не каждый сможет. Вот только мокрые деревяшки гореть не будут, но это уже не его забота - пусть с этим Мириам разбирается, могла бы перенести наказание и на более солнечный день, но ее ярость победила доводы логики. Женщина… Калеб развернулся и побрел к бараку.
- Стой! А заносить дрова в сарай я буду?
Мириам подошла как всегда незаметно. И хотя дождь лил как из ведра, Мириам была одета только в бриджи со свиной кожи и майку цвета хаки да на ногах мокасины из той же бедной свинюшки. Майка прилипла к телу и совсем уже ничего не скрывала, скорее наоборот - выгодно подчеркивала все достоинства девушки. Стройная фигура, небольшая, но упругая грудь, рыжие волосы и приятное личико делали Мириам объектом обожания практически всех парней племени. Но характер чертовки был под цвет волос – взрывной и деспотический. Также она была единственною дочерью Матери племени -фактор немаловажный и сыграл свою роль на становлении девушки как личности.
- Куда пялишься, кобель?- Мириам заметила оценивающий взгляд парня, и это ей совсем не понравилось.- Давай, дровишки в зубы и…- она махнула головой в сторону сарайчика, который был одновременно и столярной мастерской и дровяным складом.
Калеб скрипнул зубами, но промолчал, понимая, что себе дороже будет. Нарочито медленно пошел к поленнице, не смотря на Мириам, и мысленно желая ей всех ужасов ада. Девушка же наоборот – смотрела на него и насмешливо улыбалась, словно смакуя власть над ним.
Тут задребезжал старый колокол. Один…Два… ТРИ! Три удара – атака на лагерь! Калеб моментально забыл о дровах и побежал к оружейной. Мимо него промчался Серж, самый сильный боец клана и по совместительству Старший охотник, выкрикивая на ходу распоряжения и матерясь так, что Дьявол в аду позеленел бы от зависти. Вот и оружейная – небольшой бетонный подвал с коваными железными дверьми, которые Мать открывала только вот в такие критические случаи. Калеб буквально скатился по ступенькам в тесную комнатушку со стелажами, где уже была Мать, которая собственноручно выдавала воинам боевую экипировку. Не глядя на Калеба, она тыкнула ему самострел, болты к нему и небольшой кинжал в ножнах. Калеб с сожаленьем посмотрел на несколько пистолетов, лежащих на столике возле Матери, крутнулся на месте и выскочил на улицу, находу пристраивая ножны к поясу.
Его пост был возле северной стены, к слову наименее защищенной для атак извне. Лагерь находился в довольно глубокой воронке, оставленной, судя по всему каким-то мощным оружием Древних. Плюсом было то, что в такой вот рукотворной долине был родник и , что немаловажно, долина находилась в «чистой» зоне – на расстоянии около полутора – двух километров небыло ни одной «норы», минусом же то что лагерь труднообороняем. Хотя племя соорудило двухметровый частокол вокруг воронки, на расстоянии трех метров от края, и даже соорудили четыре дозорных вышки (по одной на каждую сторону света), оборона лагеря всеравно была делом нелегким. Калеб вскарабкался по скользкой лестнице на вышку. Там уже был Джа – молодой охотник, прибившийся к племени не более месяца назад, но уже зарекомендовавший себя как отличный следопыт и не менее хороший боец. Джа напряжено всматривался вдаль, в сторону мрачных многоэтажек, наследия Древних.
- Кто пожаловал к нам на огонек?- спросил Калеб, так же пытающийся что-то разглядеть в пелене дождя.
- Ставр возвращаясь с охоты заметил ходунов, направляющихся в нашу сторону.
- Ходуны…- Калеб почесал голову.- что они делают в этом районе? Здесь то и поживится толком нечем.
- Ты забываешь о нас.- криво усмехнулся Джа.- и о племени Матери Зои, и о племени Матери Нары, да и одиночек здесь тоже хватает.
- Вот пусть бы на одиночек и охотились…- Калеба передернуло от мысли быть съеденным заживо этими тварями.
- Вот и иди им и предложи…- Парень смолк.- Кажется я их вижу… Точно… Идут!- последнее слово Джа уже прокричал, предупреждая остальных.
Калеб пригляделся - точно ходуны. Сердце екнуло и забилось быстрее, он до последнего надеялся, что ходуны обойдут стороной селение.
Ходуны – бывшие люди, которые не смогли укрыться 200 лет назад в бункерах от последствий ядерной перестрелки двух сверхдержав. Атака, которая уничтожила девять десятых населения Земли в течении одного дня. Этот день остался в памяти людей Днем Боли. Ходуны не отличались умом, или скоростью, но они сильны, феноменально упорны и не менее феноменально голодны, а убить их сложно без надлежащих приготовлений довольно сложно. Регенерация тканей у них просто ошеломляющая – если ходуна проткнуть железным прутом , рана затянется примерно за 20 минут. Единственный способ их убить – разрубить на кусочки, а если время терпит, то эти кусочки еще и сжечь.
На вышку вскарабкался Серж:
- Что тут у вас? Держитесь, они идут с трех сторон, мать их так. С вами будут Мириам и Ли. Ставр на подхвате, остальные будут держать оборону ворот и южную сторону. Все понятно?
- Стоп! Как с трех сторон?- побледнел Калеб. - они же всегда стадом прутся! Или они умнеть начали?
- Стадом, не стадом… говорю, как есть.- Серж угрюмо посмотрел на Калеба.- Должны сдержать, или шкуры на ремни порежу.
- Если останутся шкуры то!- ответил Калеб, но Старший охотник уже был на земле, и бежал к воротам.
- Да-а-а-а….- протянул Джа.- Приехали. Тебе в могилку что положить?
- Типун тебе на язык.- поморщился Калеб.- скоморох долбанный.
- А вот и подкрепление!- Джа смотрел в сторону оружейной.
К вышке мчались два женских силуэта. Мириам и Ли. Девушки грациозно забрались на насыпь и уже поднимались по лесенке на платформу вышки. Мириам была в той же одежде, в которой видел ее Калеб, только на боку появились мачете и кобура с шестизарядным «Кольтом», карманы бриджей слегка оттопыривались - под очертанием ткани угадывались револьверные патроны. Ли была примерно одного возраста и комплекции с Мириам, носила армейские штаны, вправленные в ботинки опять-таки же армейского образца и черный «гольф» с закатанными по локоть рукавами. Поверх гольфа была одета жилетка с полуистертым нечитаемым логотипом на правой груди, за спиной висел дробовик, собранный из всего что под руку попалось оружейником племени.
- Ли, радость моя, тебе нетяжело нести свою железку? - Джа кивнул на дробовик.- Может дашь ее папочке?
- Тебе могу дать только в зубы.- мило улыбнулась девушка.
- Так, приготовились, - Калеб не забывал поглядывать на ходунов, - они уже близко.
Разговор оборвался, все напряглись. Калеб пристроил самострел на перила ограждения и налаживал болт, Ли сняла дробовик и встала рядом с Калебом.
- Кому-то надо спустится.- Джа озвучил мысль, которая давно уже крутилась у всех в голове.- они стопроцентно завалят секцию.
- Пойдем мы с Калебом.- ответила Ли.- вы только нас не подстрелите, когда жара пойдет.
Ходуны были уже в 50 метрах от частокола. Калеб прицелился, плавно нажал на спуск и болт через секунду ударил ходуну в плечо, развернул его на сто восемьдесят градусов и уродец как ни в чем небывало, пошел в противоположную от лагеря сторону.
Раздался выстрел, Калеб от неожиданности подпрыгнул – в дело вступила Мириам, попав своей цели в то место, где у людей коленная чашечка. Ходун припал на правую ногу, скорость передвижения заметно замедлилась. Люди не обольщались – так ходунов не остановить, но главное, таким способом можно их немного сбить с ритма, чтобы они не шли всем скопом. Одинокий ходун не представлял особой опасности даже для обычного человека – можно банально убежать.
Большая часть ходунов уже была практически под частоколом, собираясь навалится на него и пытаясь повалить несколько столбов. Ли, не принимавшая участия в тире, начала спускаться вниз. Калеб находу перезаряжая самострел бросился за ней. Джа схватил его за плече:
- Оставь свою пугалку, она тебе там не сильно пригодится, да и дождь тетиву смочит, возьми вот мой топорик.- он протянул ему красный пожарный топор с насаженным на верх топорища десятисантиметровым стальным шипом, при надобности превращающем оружие из рубящего в колющее, хотя ручка была коротка для полноценной пики. Калеб секунду подумал, благодарно кивнул, положил самострел, схватил топор и начал спускаться.
Часть ходунов, натужно хрипя, уже припали к забору. Ли просунула дробовик в зазор между бревнами, так что ствол самому прыткому из монстров уперся в пасть и спустила курок. Ошметки головы разлетелись кровавым фейерверком, тело попятилось назад, конвульсивно подергиваясь. Ли всадила еще пять патронов в плотную кучу наступающих, но те лишь покачнулись и подвывая вцепились в частокол, начав его расшатывать. Калеб попробовал действовать топором как пикой – просунув в щель, пытался проткнуть ходуну глаза, но тот сражу же вцепились в оружие и чуть его не вырвал, спасло только то, что на ручке была небольшая кожаная петля, которую парень благоразумно накинул на запястье.
- Надо сбегать за напалмом.- прокричала Ли Джа.
Тот согласно кивнул, перезарядил для Мириам два самострела (свой и Калеба), спустился с вышки и побежал в сторону оружейной. Ходуны тем временем практически разобрались с тремя бревнами из частокола и уже сунули свои лапы, пытаясь схватить Ли. Девушка балансировала на минимально безопасной дистанции, где ее картечь была наиболее убойной. Калеб тоже времени не терял и хекая рубил руки со скрюченными пальцами, но рубить на предмет на весу то еще удовольствие.
- Сколько их там всего?- Ли тяжело дыша заталкивала патрон в патронник.- Я еще выстрелов десять сделаю, потом разве что зубами грызть буду.
- Всего их было двадцать два.- Калеб старался говорить синхронно с замахами, пытаясь сохранить дыхание.- один ушел, второй голову отращивает, несколько немного отстали – им Мириам ноженьки подстрелила. Значит, около пятнадцати точно есть.
Тут два столба с легким скрипом начали заваливаться, в сторону лагеря Калеб просто отскочил вправо, но с Ли дождь сыграл злую шутку – пытаясь отбежать она поскользнулась и упала практически в руки ринувшимся в пролом ходунам. Девушку спасло то что в дробовике было еще два патрона. Оба выстрела она сделала в положении лежа, после того как упала. Картечь попала в основном в ноги монстров, практически не нанося вреда, но в тоже время притормаживая их и давая Ли спасительные мгновенья. Три ходуна все же чудом смогли не потерять темп, противно чавкая и брызжа слюною кинулись на жертву. Время остановилось… Калеб видел все к в замедленном темпе – три сухих щелчка и первый ходун споткнулся и упал – Мириам не дремала и с высоты пришла на помощь подруге, что то истошно крича. Крик вывел парня из ступора – и он даже услышал конец фразы:
- …ет патронов!
Оставшаяся парочка ходунов уже упали на Ли пытаясь подобраться к горлу. Девушка лежа на спине и используя дробовик как дубинку пыталась сбросить с себя желтоватые тела. Калеб, раскручивая топор на манер мельницы прыгнул вперед и удачным ударом по ребрам обратной стороны топора сбросил одного урода. Затем, пропустив древко под шеей второго, начал оттягивать его от Ли, которая сразу же на пятой точке отползла от места схватки. Ходун поняв, что одна добыча от него ускользнула, но вторая сама пришла в рот, только не с нужной ему стороны, пытался развернуться. Помешал ему болт вошедший в ухо и пробивший голову насквозь. Калеб скосил глаза – рядом стоял довольно ухмыляющийся Джа с самострелом и сумкой на перевязи где позвякивали бутылки с напалмом.
- Медленый ты.- Калеб отпихнул тело, ставшее на время безвольным и неопасным и вскочил на ноги.
- Зато меткий, надежный и божественно красивый.- Джа быстро вытянул из сумки одну бутылку с торчащей из горлышка тряпкой, чиркнул зажигалкой (артефакт еще тот), и метнул бутылку под ноги очухавшимся ходунам, ноги которых Ли немного потрепала.
Ходуны не боялись огня, они вообще никого и ничего не боялись но, по неизвестным причинам, если могли пламя обойти то обходили. Но если не могли, то шли напролом. Сейчас же ходуны поделились на две колоны и начали заходить слева и справа, обходя огненную лужу. Ли наконец-то перезарядила дробовик и стала на пути у левой группы, к ней присоединился Калеб, Джа и Мириам, которая спустилась с вышки, засунув бесполезный пистолет в кобуру и вооружившись мачете, взяли на себя правую колону.
Дождь наконец-то прекратился. Калеб и Ли слажено и грамотно обороняли свою позицию – девушка выстрелами пыталась положить как можно больше ходунов на землю, парень же подскакивал к поверженным противникам и рубил их на части, одновременно заталкивая ногой отрубленные конечности в огонь, где они не регенерировали и довольно быстро сгорали. Джа и Мириам было сложнее, так как дробовика у них не было. Джа нашел двухметровый железный прут и пытался затолкнуть ударами сбоку ходунов в огонь. Мириам превратилась в ходячую мясорубку и порхала возле ходунов пытаясь нарезать их как ветчину, больше надеясь на их медлительность, чем на свою прыть.
Калеб и Ли разобрались с последним, шестым, противником , затолкнули останки в импровизированный крематорий и пришли на помощь Мириам и Джа. Вчетвером дело заспорилось, даже несмотря на то, что у дробовика уже не было патронов.
- Эй, Калеб, - Мириам положила руку на плечо воина.- Теперь можешь идти переносить дровишки…

Калеб приоткрыл глаза и сладко потянулся - вставать ой как не хотелось, но солнце уже взошло - не ровен час и женщины заметят, что он еще дрыхнет. Парень вскочил с лежака, попрыгал на месте, приходя в чувство. Благо одеваться было ненужно – вчера ночью он себя не утруждал раздеванием. Калеб вышел со своего шалашика, гордо именуемого «апартаментами», сколоченного из деревянных реек и обтянутого кожей змеиного буйвола. Жизнь в лагере уже бурлила ключом – люди как муравьи сновали туда- сюда, заделывая бреши в обороне, занимаясь насущными проблемами, либо просто имитируя бурную деятельность. Немного подумав, Калеб решил попробовать влиться в ряды третьих. Но не получилось.
- Боец, тебя хочет видеть Мать.- Серж, казалось, появился из воздуха. - поторопись.
- И тебе доброго утра… кисло улыбнулся Калеб.- сейчас буду.
Мать ждать не любит, слова «не могу», «не хочу» в словарном запасе не имеет. Дракон, блин. Только огнем не дышит. Калеб быстрым шагом направился к центру лагеря, где стоял большая (по меркам «апартаментов» Калеба) деревянная изба, скажем так гордость избостроения мастеров племени. Ну да, Мать в шалаше жить не будет – несолидно как-то. Глянув на солнце, парень прикинул, что минут через тридцать будет утренняя молитва, на которой все племя дружно бухнется на коленки, а Мать, воздев к верху руки, будет благодарить Деву Марию, подарившую им новый день. Потом станет читать проповедь, и все закончится как обычными словами – мужчины сволочи, разбомбили мир, веры им нету, прощенья нету, недостойны они женщин даже в пятки целовать. Непонятно почему, но слабый пол гораздо лучше перенес последствие войны – по количественному соотношению женщин было больше чем мужчин на текущее время. И нашлась же какая-то овечка лет сто назад, которая заявила: « Это небеса покарали род людской, за жестокость, агрессию, безбожие, алчность мужчин». Причем тут небеса к ядерному оружию? Но прекрасная половина человечества подхватила эту фразу как клич и начала действовать. Теперь мужчины урезаны в правах, они не имели права пользоваться огнестрельным оружием (хотя, что бы им пользоваться, его надо сначала найти - военные склады и тому подобные заведения
попали под удар первыми). Также сильный пол не мог претендовать на управленческие должности в племенах. Было еще куча мелких запретов, но по сравнению с вышеупомянутым – мелочь.
Все это крутилось у Калеба в голове, пока он бодро подходил к жилищу Матери. Возле дверей стояло две девушки с револьверами, охраняя покой главы племени. Естественно, мужской части племени не доверяли такую «важную» обязанность. Калеба, кстати, это никогда не печалило – будто ему заняться больше нечем, кроме как стоять на часах, оберегая старую каргу. Девушки просверлили парня взглядом, но от дверей отступили, пропуская его внутрь. Калеб снял небольшой охотничий нож с пояса, и положил его на ящик возле дверей – входить с оружием в обитель Матери строжайше запрещено – толкнул дверь и вошел в избу.
Немного поморгав, чтобы глаза привыкли после яркого солнца к полумраку помещения, попытался оглянуться. В избе была одна комната, стены которой увешены меховыми шкурами (Мать же, не дай Боже, замерзнуть может). В углу стояла большая двуспальная кровать под балдахином, где почивала мать после великих свершений на благо племени. На полу лежал большой пушистый ковер, который, кстати, нашел Калеб во время патрулирования окрестностей в одном полуразрушенном магазине. Магазин был разграблен и ценности растащены, но ковер, почему-то скрученный в трубу, стоял в подсобке никем нетронутый. Калеб притащил его в лагерь, падая от усталости, но в предвкушении облагораживания своего шалаша. Но женщины ему доступным языком объяснили, что коврик ему не нужен - его жилье, да и он сам в облагораживании не нуждаются – зачем свинье свой хлев украшать? Вот так вот. Три небольших окошка в стене были застеклены, а не затянуты полиэтиленовой пленкой, и задрапированы какой-то полупрозрачной материей, названия которой Калеб не знал. Возле левого окошка стояло чучело змеиного быка, твари, отличавшейся хитрость и упрямством. Бык был повернут головой к двери, и казалось что он готов броситься на гостя- так велико было умение Мастера, изготовившего чучело. Калеб даже нервно сглотнул подступившую к горлу слюну.
- Мальчик, тебя сюда позвали, что бы ты столбом стоял, или по делу, как думаешь?- резкий, каркающий голос оторвал Калеба от созерцания жилища Матери.
Поспешно повернув голову влево, на звук голоса, он увидел небольшой столик с двумя стульями, на которых восседали Мать и незнакомая ему женщина. На столике стояли две дымящиеся чашки с чаем и небольшая расписная мисочка с кусочками жареного мяса. Мать выжидающе смотрела на него, и Калеб, поняв свою оплошность, упал на одно колено и гаркнул ритуальную фразу:
- Здравия и долгих лет жизни, Матушка.
- И тебе.- Мать милостиво махнула рукой.- Подходи уже давай.
Парень поднялся, сделал несколько шагов, остановившись на расстоянии полутора метров от стола. Мать, подслеповато щурясь, осматривала его, почему-то шевеля губами. На вид ей было коло пятидесяти пяти лет, коротко подстриженные волосы уже окрасила седина, но в глазах горел огонь. Фанатичный огонь человека, уверенного, что он находится в нужном месте и занят, по его мнению, нужным всему человечеству делом. Длинное черное платье придавало Матери сходство с безутешной вдовой довоенной эпохи, но мягкие тапки в форме кошачьих голов на ногах комично развеивали это ощущение. Калеб видел Мать регулярно, поэтому его внимание больше привлекла ее собеседница, с близкого расстояния оказавшаяся девушкой старше его года на три-четыре. Высокая, практически одного роста с ним, светловолосая, лицо скорее привлекательное, чем красивое, волевой подбородок, спортивная, подтянутая фигура.
. Безрукавка со шкуры туннельного червя не только подчеркивала фигуру девушки, но и косвенно говорила о благосостоянии – позволить себе изделие из этого грозного чудовища мог далеко не каждый, например, в их поселении только Серж мог таким похвастаться, да и то у него были только перчатки. Такая одежда, при должной обработке обладала эластичностью человеческой кожи, выдерживала попадание мелкокалиберной пули на расстоянии до пятидесяти метров и при всех этих качествах была очень легкой. Взрослый червь был длиной около семи метров и толщиной примерно в три локтя, покрытый хитиновой чешуей, обладал диким и агрессивным нравом, а шкура, пригодная к обработке находилась под брюхом, было ее очень мало, как раз на куртку не очень крупному человеку. Поэтому раздобыть драгоценный материал было необычайно трудно, учитывая то, что червь живет под землей. Девяносто процентов добытых кож было получено так – если очень повезло, находили мертвого червя и срезали нужный участок. Желающих пойти войной на живого монстра практически было. Калеб все это прокрутил в мозгу в считанные мгновенья, продолжая изучать гостью Матери. Ноги девушки также были обтянуты бриджами из того же материала что и безрукавка. Брови Калеба удивлено поползли вверх – девушка либо до неприличия богата, либо…
- Мальчик, это Тиа, она «искатель».- Мать, похоже забавлялась, наблюдая все это время за лицом юноши.
«Искатель»… Все стало на свои места. Орден «искателей» не жалел для своих людей средств или обмундирования. Орден не занимался какой-либо добывающей или сельскохозяйственной деятельностью, а жил исключительно на иждивении племен и на обмене редких вещей, добываемых «искателями» в своих иногда очень длительных рейдах.
Калеб стоял моча, ожидая продолжения. Искательница тоже молчала, положив руки на стол и смотря в какую-то, только ей интересную точку. Мать, немного поерзав на стуле, и так и не дождавшись какой-то реакции со стороны Калеба, решила говорить дальше:
- Тиа предстоит дальний путь, и ей нужна помощь. Физическая помощь, так как умственной от тебя ждать не стоит. Ты будешь нести необходимое оборудование, и выполнять все ее указания.
- Я так понимаю,- Калеб ткнул указательным пальцем на искательницу.- ей нужен просто слуга. Пусть купит себе лошадь. Я не согласен.
- Ты забываешься, молокосос,- сказать, что Мать была в ярости - вообще ничего не сказать.- Орден нуждается в нашей помощи, и он ее получит, а ты…
- Орден не нуждается ни в чьей помощи.- перебила ее Тиа, смотря все в ту же точку.- Если вы не можете решить эту проблему, я обращусь к Матери Зои.
- Значит так, Калеб.- Мать взяла себя в руки, и первые в жизни назвала парня по имени.- Ты идешь… Либо с Тиа, либо на все четыре стороны. Я доступно для тебя объяснила?
Калеб понял что проиграл. Изгоя не возьмет себе ни одно племя, тем более изгоя- мужчину. Пойти с искательницей – тоже смерти подобно. Но все-таки во втором варианте смерть будет не такой скорой. Наверное… Да и если немного повезет, и он выживет, в походе он возможно разживется полезными вещами, с которыми его жизнь значительно упростится.
- Прошу меня простить, я погорячился и был не прав.- парень снова опустился на одно колено.- для меня большая честь предоставить свои скромные услуги Ордену.
- Ты умнеешь на глазах, мальчик,- глаза Матери победно сверкнули.- На рассвете что бы был у ворот. Свободен…
Чертыхнувшись про себя, Калеб развернулся, и пошел к двери. Улица встретила его приятным теплом. Калеб постоял на пороге, собирая мысли в кучку. Немного подумав, он решил, что при сложившихся обстоятельствах заниматься повседневными заботами ему не нужно. Парень забрал нож, и побрел в сторону своего жилища.
Калеб в этот раз спал плохо. Проснувшись за час до рассвета, он просто лежал на спине, смотря вверх и прикидывая свои шансы остаться целым и невредимым. Перспектива вырисовывалась не самой радужной. Шепотом послав проклятье Матери и всему Ордену искателей, он решил, что смысла разлеживаться уже нету. Спать не раздеваясь, похоже, вошло у него в привычку. Поэтому сборы надолго не затянулись – нож за пояс да умыться дождевой водой с бочки, которая стояла возле шалаша. Водные процедуры немного прояснили голову, и парень неторопливым шагом двинулся к воротам. Все люди кроме дозорных еще спали, тишина ласкала слух, настраивала на умиротворяющий лад. Возле ворот стояло три человека – Серж и двое часовых-мужчин. Старший охотник, увидев Калеба, махнул ему рукой: мол, подходи, не стесняйся.
- Готов, боец?
- Серж, мне и без тебя тошно.- Калеб поморщился.- И вообще, что ты тут делаешь?
- Как что?- Серж искренне удивился.- Ты же сейчас уходишь с искательницей, так?
- Так.- Калеб все больше раздражался.- Но если ты решил меня заменить, я особо противится не буду.
- Что у тебя есть из оружия?- охотник, казалось, не заметил грубого ответа.
- Нож.
- Нож… Нож это хорошо, сможешь вены себе вскрыть, или под ногтями грязь вычистить. Но я не о том. Что у тебя есть из о-р-у-ж-и-я? Понимаешь, о чем я? Оружие, это когда не только себе вред нанести можно, но и другим.
- Я знаю, что такое оружие. – Калеб натянуто усмехнулся.- но у меня есть только нож.
- Ну вот. Мы подобрались к сути. Это тебе,- Серж протянул ему что непонятное, завернутое в тряпицу.
Калеб взял сверток, подержал в руке, наощупь уже понимая, что там, но еще не веря своему осязанию. Немного оттянув левой рукой ткань, он глянул на содержимое. Так и есть! Вздох восхищения вырвался из груди. Он поднял взгляд на Сержа. Тот стоял и улыбался, страшно довольный произведенным эффектом.
- Это будет получше ножа, я думаю,- нарочито безразличным и будничным тоном произнес Старший охотник, но в глазах плясали веселые чертики.
Калеб просто стоял, разевая рот, как рыба вытянутая из воды, не в силах сказать что то членораздельное. Он отбросил тряпку, и как ребенок принялся рассматривать подарок. «Дезерт игл» - мощный и убойный. Парень водил пальцами по рифленой рукоятке, по серому стальному стволу, что то шепча и кивая в такт своим мыслям.
- Я вижу, тебе понравилось?- Серж все еще ухмылялся,- Но все-таки спрячь его, не ровен час, Мать прознает.
- Она не знает?- удивился Калеб, с неохотой засовывая пистолет за пояс и прикрывая выступающую рукоятку курткой.- Но как?
- Парень, ты в своем уме? Много ты видел мужиков с пистолетами? «Игл» из моего личного запаса, Мать о нем ничего не знает. А если узнает, то твои проблемы по сравнению с моими будут смотреться детским лепетом.- Серж говорил без улыбки, как человек, все для себя решивший.- я им тут все равно пользоваться не смогу, уж больно он громкий. Я так настолько далеко от лагеря не ухожу, что бы эти курицы не услышали выстрелы. А вот тебе он скорее всего очень даже пригодится, только все равно не свети им перед носом у этой девки без особой надобности.
Калеб понимающе кивнул – в большинстве случаев мужчине, которого уличивали с огнестрельным оружием в руках, эти самые ручонки по самые плечи оттяпывали.
- Я немного ствол модернизировал,- продолжал Серж.- облегчил некоторые детали, чуть-чуть переработал затвор. И советую тебе стрелять с двух рук, так как отдача очень сильная. Также береги его от пыли и грязи, а то подведет в нужный момент. И еще, помни – патроны дороже хлеба для тебя. У меня есть около пятидесяти штук, я их положил в твой вещмешок, плюс еще девять в магазине… Вон кстати, идет твоя «напарница», значит мне пора. Береги себя. И принеси мне что-то интересное со своего путешествия.
- Обязательно!- Калеб протянул руку и они обменялись крепким рукопожатием.
Серж быстро зашагал вглубь лагеря, чуть не зацепив Тиа, которая была уже практически возле Калеба. Девушка держала в руках два рюкзака, один, неостанавливаясь, она положила возле парня, второй закинула себе на плече и молча вышла в открытые дозорными ворота. Калеб вздохнул, взял рюкзак, только в отличие от Тиа одел его на оба плеча, подобрал вещмешок с продуктами, который оставил Серж и поспешил вслед за искательницей.
Глава 2
Они пробирались полуразрушенным городом уже около часа. Утро окончательно вошло в свои права, и солнце навязчиво освещало былое величие человечества. Покосившиеся высотки зданий, местами просевшие и опасно накренившиеся, насмешливо смотрели на людей пустыми глазницами оконных проемов. Перевернутые, ржавые остовы автомобилей, скелеты людей и животных, мусор – все это создавало атмосферу какой-то нереальности происходящего, давило на душу и вызывало смутное, необъяснимое беспокойство.
Калеб уже подустал, но вертел головой по сторонам – так далеко он еще не забирался – их лагерь находился на окраине города, а храбрецом-путешествеником он не был. Тиа молча шагала, игнорируя присутствие парня, только иногда ненадолго останавливаясь и сверяясь с небольшой картой. И вот вновь остановившись, возле заброшенного супермаркета, девушка стала что-то обдумывать, покусывая губы. Калеб, радуясь передышке, снял рюкзак с плеч рюкзак (не иначе как кирпичи, судя по весу), и стал осматривать магазин. Супермаркет когда-то бы огромен, по прикидам Калеба этажей в пять, но уцелел только первый этаж и часть второго.
- Значит так,- Тиа, видимо, пришла к решению.- мы остановимся здесь. Подождем одного человека. Вопросы есть?
Вопросов не было. Сидеть намного интересней, чем идти. И безопасней. Калеб подхватил рюкзак, и ломанулся в некогда вращающуюся дверь. Не по женски сильная рука схватила его за плечо и развернула на сто восемьдесят градусов. Парень очутился с рассерженной, как самка змеебыка, Тиа лицом к лицу.
- Те, кто спешат не к месту - в земле гниют досрочно. Запомни это.- девушка наклонилась вперед, лица практически соприкоснулись.- Ты ведь хочешь жить?
Калеб смотрел в ее голубые глаза, вдыхал аромат ее кожи, в висках застучали молоты. Парень мотнул головой, рассеивая наваждение, и тут же поспешно кивнул, отвечая на этот риторический вопрос.
- Вот и славненько.- Тиа отпустила его плечо.
Она сняла рюкзак, и держа его одной рукой, второй усилено что-что искала. Калеб молча стоял, рассеяно смотря на Тиа и отчего-то притопывая левой ногой. Искательница наконец выудила из недр рюкзака прямоугольную, плоскую коробочку желтоватого цвета. Калеб, заинтересовавшись, пододвинулся поближе. Но Тиа, посмотрев на стеклянный экранчик коробочки, уже положила непонятную вещицу обратно.
- Заходим. Будь начеку.- Тиа достала из кобуры револьвер, оттянула боек, и крадучись двинулась в сторону двери.
Калеб взял в руки нож, мысленно застонав, представив, как он кидается с ним на какого-нибудь монстра, засеменил вслед за девушкой.
Толкнув вертушку, Тиа поморщилась- та натужно и тоскливо заскрипела. Приостановив ее рукой, девушка проскользнула внутрь. Следом за ней «крался» Калеб, сопя и топая как древний бегемот. Тиа неодобрительно зыркнула на него через плечо, но промолчала, продолжая осматривать помещение. Внутри супермаркета было довольно светло – этому очень способствовали оплавленные дыры в потолке и отсутствие витринных стекол. Холл встретил людей шуршанием мусора, гоняемого ветром. Большой плакат на левой стене убеждал: «Чистите зубы «Блендаметом» и кариозные монстры навсегда покинут Вас» и улыбающаяся на все тридцать два зуба, кукольной наружности девушка, держала какой-то тюбик, наверное, с этим самым «Блендаметом». Калеб оценил личико плакатной красавицы, тихонько прицокнув языком, за что заработал еще один хмурый взгляд Тиа. Чуть дальше вперед стены расходились, и там открывался вид на торговый зал. Судя повсему, первый этаж отводился под бакалейные товары. Всюду валялись перевернутые продуктовые тележки, разбитые бутылки, целлофановые пакетики от каких-то, неизвестных Калебу, яств прошлого. Непохоже, что вся эта разруха – следствие ударной волны близкого эпицентра взрыва. По крайней мере, ударная волна не может съесть еду из пакетиков.
- Рейдеры.- словно читая мысли Калеба вполголоса сказала Тиа.- Ублюдки…
Девушка уже дошла до касс, и с отвращением заглядывала за стойку кассира. Подойдя ближе парень увидел, то что заставило его желудок сократится в спазме. Спасло его от нелицеприятной ситуации только то, что в брюхе у него со вчерашнего дня даже хлебной крошки не было. Отрубленные человеческие конечности лежали в детской ванночке, которая стояла в том месте, где положено быть креслу кассира. Обрубки, судя по всему, лежали тут уже давненько, так как кровь, вытекшая из обрубков успела уже свернутся и напоминала вязкую, коричневатую кашу. Белые, с красными прожилками, черви деловито копошились в этом месиве.
- Два человека.- Тиа констатировала бесстрастно, справившись с собой гораздо быстрее парня ,- похоже, резали их живьем… Хотя судя по рваным краям, не резали а просто отрывали части чела.
Калеб поспешно отошел, все еще чувствуя, как живот бунтует. К горлу подступила горькая слюна – бессмысленная жестокость рейдеров превзошла все его ожидания. Тиа же, потеряв интерес к кровавой находке, двинулась дальше, уже нисколько не скрываясь. Удивившись такой перемене поведения искательницы, но решив, что та знает, что делает, Калеб тоже стал себя вести немного свободней. Они обошли весь этаж, но опасности, по крайней мере, видимой, не было.
- Идем, заберем рюкзаки,- Тиа, казалось, была не очень довольна результатами осмотра.
Кивнув, Калеб, пошел вдоль пустых стеллажей к выходу. Пустые жестяные банки, попадая под ноги, с унылым звоном откатывались в сторону. На улице Тиа вновь покопошилась в своем рюкзаке, вытянув оттуда чудного вида пистолет. Немного постояв, что-то мучительно обдумывая, искательница немного отошла от супермаркета и выстелила из пистолета, оказавшегося обычной сигнальной ракетницей, вверх. «Сигналка» ярким росчерком ушла вверх, пронзительно свиснув, и уже на достаточной высоте разорвалась бесшумной, но яркой красной всышкой.
- Браво!!!- Калеб позволил себе съязвить, и даже захлопал в ладоши.- У тебя еще мегафона нету? Я покричу в него, пусть все знают, что мы здесь, и рейдеры, и мутанты, и еще черт его знает кто…
- Заткнись.- Тиа бесцеремонно его оборвала.- До утра это наш дом.
Взяв свой рюкзак девушка зашла в супермаркет. Калеб прошептав ей в след ругательство, подхватил свою ношу и двинулся следом.
Было что-то неуловимо зловещее в самом магазине. Калеб не мог себе это логически объяснить, но на душе было очень не спокойно. Чувство обреченности что ли? Тиа, похоже, разделяла его мнение, но нервозность, в отличие от парня, не показывала – не хотела ронять достоинство, наверное. Девушка достала из его рюкзака банку мясной
консервы и со своего пару таблеток сухого спирта. Вытянув из голенища сапога небольшой нож, она мастерски вскрыла консервы, потом нашла несколько плоских камешков и соорудила из них трехногую подставку для банки. Поставив консервы на это чудо архитектурной мысли, Тиа положила сухой спирт под банку и подожгла спичками. Огонь весело принялся за дело, девушка задумчиво помешивала это варево ножом. Желудок Калеба предательски громко заурчал, требуя мясоприношений, Тиа даже улыбнулась.
Молодые люди устроились, судя по всему, в комнате менеджера. Небольшая, когда то со вкусом обстроенная комнатка, сейчас напоминала хлев, но обладала несомненным преимуществом - потолок над головой цельный, без прорех, и к ней было тяжело подойти незаметно, так как она находилась в углу бакалейного отдела, и Калеб в дверях обхватывал взором все подходы. Тиа наконец-то закончила разогрев обеда и теперь уплетала мясо прямо из банки, пользуясь двумя обструганными палочками, ехидно посматривая на парня. Калеб даже заволновался - лопает то она совсем не по-женски, и делится не особо собирается. Опасения оказались напрасными – Тиа протянула ему банку, но палочки положила себе в рюкзак. Калебу на эти деревяшки было начхать – взглядом испросив дозволения и получив милостивый кивок, он достал горбушку хлеба грубого ( очень-очень!) помола и используя вместо ложки доел аппетитно пахнущее, сочное мясо. Кстати, Тиа оставила ему больше половины содержимого. Вряд ли при этом она руководствовалась человеколюбием и всеми остальными морально-бредовыми мыслями. Калеб – носильщик и у него должны быть силы исполнять свою работу. Бе, как противно – чувствуешь себя стародавним негром на банановых плантациях. Рюкзак, который он нес не отличался особыми габаритами, но весил до неприличия много. Плечи, натертые лямками, ныли, ноги, не привыкшие к прогулкам по разрушенному городу с тяжестями чувствовали себя ненамного лучше.
- Можешь побродить по магазину, мне нужно побыть одной.- сказала Тиа.
- Слушаю и повинуюсь.- принятие пищи положительно сказалось на настроении Калеба, и он решил позволить себе некоторые вольности в общении.
- Просто катись отсюда.- Тиа начинала терять терпение.- и запомни, я тебе не подруга ни мать, ни, слава Деве Марии, не жена. Глупости будешь на других отрабатывать. Я говорю – ты делаешь, и тогда, возможно, мы уживемся.
- Знаешь,- Калеба разозлил ее тон, - ты не забывай, мы тут вдвоем, и что будет, если ты выведешь меня из себя, я даже боюсь представить.
С тихим смешком Тиа грациозно вскочила на ноги и быстро подошла к Калебу. Тот принял оборонительную стойку и насмешливо улыбался. Девушка, не теряя скорости ударила парня ногой, меча в солнечное сплетение. Радо скалясь, Калеб без особого труда отбил выпад и замахнулся, стараясь попасть в лоб противнице. Тиа просто поднырнула под его руку, схватила за шкирки и мягко упав на спину, одновременно тянучи Калеба к себе и упершись ботинками ему в живот, перекинула его через себя. Калеб почувствовал все радости птичьего полета, который, к сожаленью, быстро прекратила стенка комнатушки. В полете по инерции тело с горизонтального положения приняло вертикальное. От удара спиной об стену с легких вылетел весь воздух, и парень валялся кулем, судорожно пытаясь вздохнуть. Наконец это получилось, красная муть в глазах отступила. Тиа тем временем неторопливо поднялась, и направляясь к нему, картинно стряхивала пыль с одежды. Калеб быстренько подорвался, хотя его и немного качало, и снова встал в стойку. Искательнице, по-видимому, уже наскучило происходящее, поэтому она сразу же пошла в атаку. То, что она отлично тренированный боец, Калеб понял еще в полете. Теперь он только пожинал плоды своей недальновидности. Бестолково махая руками, он пытался сдержать Тиа. Девушка без проблем уходила от его замахов, тем временем нанося ему град стремительных и болезненных ударов. Заключительным этапом стал выпад ногой в лицо. Парень закрылся руками крест-накрест, Тиа же, продемонстрировав чудеса гибкости и лов
ловкости, резко и с места села на шпагат (да что там села – упала!) и ударив парня правой в область паха. Калеб согнулся, Тиа легко его толкнула и вот парень снова лежит. Искательница поставила ногу ему на грудь и нехорошо усмехнулась:
- Я надеюсь, ты все понял?- она немного надавила на грудь.- И подобное больше не повторится?
- Не повторится.- прохрипел Калеб.
- Я очень рада.- девушка убрала ногу.- Кстати, дерешься ты, как сопливый мальчишка.
Калеб привстал, массируя грудь. Он решил не уточнять, что входил в десятку лучших кулачных бойцов племени. И так стыдно. Хотя к чести сказать, если бы не последний удар, то отделался он очень легко. Тиа его не била, она скорее проводила показательное наказание, так, для профилактики. Все ее удары не проводились в жизненно важные органы (опять-таки, за исключением последнего) - просто слегка попинала, играючи. В худшем случае только синяки будут. Щадила, стерва.… Ну да, как он, поломанный, тяжести таскать будет?
Девушка многозначительно кашлянула, и Калеб, вспомнив, что ему надо освободить помещение на время, кряхтя встал и вышел и комнаты. Ветер на улице стих, и на мозги стала давить неестественная тишина. Щемящее, вроде ничем неоправданное беспокойство вновь начало терроризировать душу. Калеб постарался отогнать плохие мысли прочь, но забытые в горячке боя, они теперь насели на него с новой силой. Решив, что если много думать, то может и думалка поломаться, парень решил немного исследовать супермаркет на наличие полезных вещей. Он прошел вглубь зала, рассудив, что самые интересные штуки должны быть там. Еду, конечно же, растаскали рейдеры, ходуны и прочие твари, но ведь могло что то остаться из несъедобного, но достойного внимания. Пока его ожидание не очень оправдывались – кругом была разруха и запустение. Так вот гуляя, Калеб добрался до противоположной стороны отдела. Здесь все было примерно на том же уровне, только на выщербленном кафельном полу попадались полосы засохшей крови. Парня привлекла надпись на стене примерно на уровне его колен, пригнувшись, он попытался присмотреться. «Убегай». Сердце предательски ухнуло. Написано, судя повсему, кровью, причем человеческой, причем человеку очень не повезло в его дальнейшей жизни – окончание буквы «й» смазалось вниз, будь то бы беднягу резко отдернули в последний момент. Также красные пятна под надписью явственно показывали, где человек лежал во время своих каллиграфических изысков. Потом резкий рывок, пятна превращаются в полосы – его потащили. Но куда – непонятно, все следы обрывались через пару метров. Тащили-тащили – и что, испарился? Чуть правее находилась дверь, которая черным по белому вызывающе гласила: «Только для сотрудников». Рассудив, сотрудники не будут иметь ничего против, Калеб толкнул дверь и застыл на пороге, не решаясь зайти внутрь. Похоже это были складское помещение. Неувязка в том, что царил здесь полумрак – источником света служило единственное зарешеченное оконце под потолком. Само помещение было полуподвальным, температура была ощутимо ниже, чем в торговом зале. На подвиги Калеба подвигло две вещи: слева от него висел фонарь и то, что в глубине виднелись шкафчики персонала, в которых могло оказаться что-то полезное. Фонарь, сволочь, не хотел зажигаться.
Калеб остервенело его потряс, и, о чудо!, это помогло. Лениво мигнув пару раз тот заработал. Светил он из рук вон плохо, но на безрыбье и уксус газировкой идет. Или как там его дед говорил? Земля ему пухом. Небольшие каменные ступеньки были чем-то заляпаны. Скользкое и желтое. Аккуратно переступив непонятную субстанцию, Калеб торжественно ступил на холодный бетонный пол склада. Холодный не то слово, тонкие кожаные мокасины были слабой защитой, и парень начал цокотать зубами. Водя фонарем туда-сюда, Калеб удивленно присвистнул - склад был разграблен не до конца. Вот стоит эстакада ящиков со сгнившими персиками, чуть поодаль то, что раньше было помидорами. Вон и шкафчики родимые! Калеб трусцой двинулся к ним. Облачка пара изо рта прикольно смотрелись в луче от фонаря. Прям дракон пародышащий. Шкафы персонала порадовали парня еще больше – в первом же он натолкнулся на добротные с железными заклепками ботинки и зажигалку (да-да!). Оторванное высохшее ухо на носке одного ботинка немного портило картину маслом, но ничего, мы не брезгливые. Недолго думая, Калеб сбросил осточертевшие мокасины и напялил обновку. Притопнул, подпрыгнул. Размер не прям под него, но где-то рядом. Вот с зажигалкой хуже – кремня в ней не было, ценность упала с заоблачной высоты до уровня куска хлеба, которым отобедал Калеб – жесткого и несъедобного. Следующие пять шкафчиков были пусты. Нет, ну не совсем пусты - в каждом лежало по уху. Седьмой озадачил – на нем висел замок. Калеб задумчиво почесал голову и решил к нему вернуться напоследок. Остальные шкафчики также были пусты. Даже ушей небыло. Калеб притопнул еще раз, посветил на обувку и отправился в глубину склада. Дальше были в большинстве своем ящики с погнившими фруктами и овощами. В конце на стене висела доска почета, что ли? Вообщем, фанерная доска, прикрученная к стене, на которой были обрывки фотографий, но за давностью лет и скудностью освещения разобрать там что-то было невозможно. Под стеной находился длинный железный стол, судя по желобкам-кровостокам – для разделки мясных туш. Универсальное помещение прям - и склад, и раздевалка персонала, и разделочная. На столе валялся небольшой поварской то ли топорик то ли молоточек… С одной стороны как бы топорик, с другой стороны рифленая поверхность для создания отбивных. Калебу он больше подходил как молоточек. Какая разница что отбивать? Хоть мясо, хоть замки. Вооружившись ним, парень вернулся к запертому шкафчику. Бам!!! Маленькая рукоять и легкий вес молотка не давали нанести сходу смертельный для замка удар. Зато шуму получилось изрядно. Звонкий, режущий уши грохот на секунду заполонил склад. Бам! Бам! Бам! Эту какофонию наверно и в аду наверное услышали. Но замок начал поддаваться. Калеб остервенело продолжал колотить дальше.
Бам! Бам!! Бам-бам!! Бемц!!! Замок и ручка молотка развалились одновременно. Удовлетворенно выдохнув, парень приоткрыл дверцу. Что же, дело того стоило. В шкафчике была бита. Не совсем обычная, но изначально стопроцентно ею являлась. Неизвестный умелец перевел довольно таки грозное оружие ближнего боя на новый уровень. На рукоятку из какого-то прочного алюминиевого сплава было наклеено тонкую качественную резину для лучшего сцепления с кожей рук, ударная же часть была искусственно утяжелена напаянным металлом, а сама головка увенчана двухсантиметровыми толстенькими шипами, симметрично и грамотно распределенными по всей плоскости. Калеб уважительно крякнул, повертел находку, помахал – в руках сидела отлично, как будь-то с ней и родился.
Фонарик, мигнув в очередной раз, отключился, видимо навсегда. Парень витиевато выругался, бросил уже бесполезную вещь и двинулся к выходу. После прохладного и мрачного подвала сравнительно светлый и теплый торговый зал показался Калебу раем. Бита в руках придавала изрядную толику уверенности, и молодой человек бодро зашагал к Тиа. Постучав в дверной косяк, получил разрешение войти. Видимо девушка, пока его небыло, успела порешать все свои дела и даже где-то раздобыла подборку журналов, которую умудрилась превратить в жалкое подобие спального матраца. Но в любом случае спать на журналах удобнее и немножечко теплее, чем на голом полу. Тиа удивленно посмотрела на изменения в экипировке парня, но ничего по поводу этого спрашивать не стала.
- Калеб.- она, оказывается, помнила его имя.- сейчас около трех часов пополудни. Я буду дежурить до одиннадцати ночи, а ты с одиннадцати до шести утра. Договор?
Парень кивнул, ему было приятно, что она не приказывает, а пытается решить этот вопрос демократией.
- Я рада, что мы пришли к согласию,- Тиа иронично усмехнулась,- тогда можешь лечь вздремнуть, чтобы ночью не хотелось.
Калеб решил последовать совету, тем более он действительно устал, с непривычки.
Новое, то чего не было в предыдущей теме.

- Выходи за меня!- парень стал на одно колено и протянул ей коробочку.
- Я?.. Я… - судя по всему, для девушки это стало неожиданностью.
Все посетители кафе встали из-за столиков, зааплодировали и начали кричать что-то ободряющее. Парень ожидающе смотрел, а девушка от волнения не могла сказать ни слова.
- Ну же, милая.- пожилой бармен-азиат положил руки на стойку и подался телом вперед.- За Николаем юбки так и увиваются, но ему никто не нужен кроме тебя.
- Эльза, даже смерть не сможет разлучить нас.- чувствовалось, что отказа парень не переживет.
- Я согласна…- девушка, наконец-то, подняла взгляд и улыбнулась, лицо залилось ярким румянцем.
Посетители радостно заулюлюкали. Николай встал, рывком притянул Эльзу к себе и крепко поцеловал.
- Мама, мама, выйди посмотри! – маленькая девочка забежала в кафе и начала тянуть женщину средних лет на улицу.
- Риточка, ты уже взрослая девушка, и ты должна вести себя соответственно,- мать попыталась остановить дочь.
- Мама!- девочка строго топнула ножкой.- ты, как маленькая! Идем скорее!
- Ну и что я тут не видела?- женщина уже стояла на выходе, вглядываясь вглубь улицы
- Мамочка, ты не туда смотришь, ты вверх глянь!- Риточка от возбуждения невысоко подпрыгивала.
Случайные прохожие, наблюдавшие эту сценку, заинтересовано подняли лица.
- И-и-и-и!!!- женщина пронзительно и тонко взвизгнула, потом бухнулась в обморок.
- Мамочка, что с тобой!- девочка опустилась на коленки, и обняла женщину за шею, уткнувшись ей головой в волосы, маленькие плечики стали нервно подергиваться. Посетители, как по команде, выбежали из кафе на помощь, но все застыли, смотря в небо.
- Ма-а-а-м-о-о-о-о-чка-а-а-а-а-а! Про-о-о-о-о-осни-и-и-и-и-ись.- девочка захлебывалась в истерике.
- Надо бежать!- мужчина средних лет, с копной рыжих волос вышел из оцепенения.- Все бегите, ищите укрытие.
- Бесполезно, от ТАКОГО не укрыться. - мужчина с военной выправкой обреченно на него посмотрел, по его щекам струились слезы.
Люди обезумили, они метались, как дикие животные во время пожара. Метались беспорядочно, без всякой цели, их глаза дико горели, а изо рта вместе с шумным дыханием у многих вылетали капли слюны. Потом начались схватки за автомобили. Они убивали друг друга, в попытке завладеть транспортным средством. Молодой человек снес бабушке голову скейтом, чтобы заполучить ее мопед. Два милиционера разрядили свое табельное оружие в молодую семью с ребенком, панично пытавшихся открыть дверцу своего «Ланд крузера». Прогремел первый взрыв. Многоэтажка в метрах четырехстах от кафе стала медленно заваливаться набок. Еще чуть дальше недостроенная высотка складывалась, как карточный домик. Земля затряслась, в некоторых местах асфальт стал на дыбы, открывая взору безобразные прорехи. Николай и Эльза стояли в дверях кафе, держась за руки и заворожено смотря на небо. Раздался второй взрыв, на месте школы осталась тридцатиметровая воронка.
- И это еще даже не атомные…- мужчина, который был похож на военного, стоял рядом с молодыми людьми.
Эльза заплакала, Николай пригорнул ее к себе шепча какую-то бессвязную бессмыслицу ей на ухо. В ногу ему ткнулось что-то невысокое и теплое. Николай опустил взгляд. Риточка обняла его и Эльзу за ноги, так как она выше не доставала. Подняв головку, она смотрела прямо ему в глаза. Молодые люди присели возле девочки. Эльза взяла ее за ладошки, Николай – обнял за талию. На другом конце города расцвел ядерный гриб. Через секунду звуковая волна выбила оставшиеся стекла в окнах. Еще через мгновение взрывная волна поглотила город.
- Проснись, дурачье! Ну же, или всех тварей в округе разбудить хочешь?
Калеб открыл глаза. В метре от него стояла Тиа. Сейчас она не походила на суровую воительницу, закаленную в боях. Вид у нее был донельзя обиженный, как у маленького ребенка. Красное пятно на правой скуле уже начинало синеть. Хорошо же ее приложили!
- На нас напали? Кто? Шас я их!- парень согнал остатки сна и вскочи на ноги, озираясь по сторонам.
- Напали…- перекривила его Тиа,- Ты, дурень, так стенать во сне начал, потом орать. Когда я попробовала тебя успокоить, то получила по самое небалуйся. Тьфу…
Калеб смущено посмотрел на девушку:
- Так это я тебя так? Ну ты…это… прости пожалуйста… Не со зла ведь….- чувствовал он себя ужасно глупо.
- Не со зла он.- уже гораздо более миролюбиво протянула искательница.- что с тебя взять то. Кошмары?
- Угу. Они самые.- у Калеба перед глазами виделись три присевшие фигурки и ядерная вола накатывающаяся на них. Бррр. Жуть.
- Ну лады, живы будем, не помрем. Тебе оставалось спать десять минут, так что в виде извинений можешь заступать на смену.- последние слова Тиа произнесла уже лежа.
- Тиа, а если кто нападет, мне их зубами грызть что ли?
- Ну у тебя же меч-кладенец есть, будешь им бошки тупые оттяпывать.- немного помолчав добавила.- да и пару раз со своего пистоля можешь стрельнуть.
Калеб впал в ступор. Вот попал, так попал!
- Тиа, как ты… поняла?- коленки то трясутся!
- Я же не вообще тупая… Не бойся, мне на запреты ваших куриц плевать. Но на людях не махать им. Понятно? Нечего будоражить неокрепшие умы. У тебя все?- искательница картинно зевнула.
- Все!- Калеб повеселел. Все понятно! Махать не буду!
- Заткнись уже!
- Спокойной ночи!
Что-то буркнув о недоразвитом интеллекте у нынешней молодежи и, особо, у некоторых конкретных индивидуумов, девушка развернулась лицом к стене и сладко засопела. А попка то ничего у нее! Да и вся она девчонка что надо! Калеб мечтательно прикрыл глаза.
Ночь накрыла город своим темным саваном и то тут то там раздавалась возня ночных тварей. Что не говори, но ночью шастать будет только полный безумец. Жизнь то у нас одна, ее ценить надо, беречь. Шел четвертый час бодрствования парня. В супермаркете все было спокойно, не забредала сюда никакая кузькина мать. Ну и отлично. Вот только спать охота. Калеб встал с тумбочки, которую притянула сюда Тиа вместо стульчика, походил, постоял. Все равно спать охота… Зевнув, парень вышел из комнатушки. В окрестностях тоже все, вроде, спокойно. Вдали раздался полузадушенный визг. Судя по всему, собака. Хотя этим метровым тварям мало кто мог бросить вызов, учитывая то, что они обычно бродят стаей. Хотя крысы, наверное, могут - ростом они поменьше но численность стаи у них намно-о-о-го больше.
Вернувшись на место, Калеб немного поерзал на тумбочке, умащиваясь поудобней. Опять нахлынула дремота, парень сражался с ней как мог, но та не сдавалась, и уже минут через десять Калеб клевал носом. Еще минут через пять он разве что не храпел. Ему опять снилась девочка Рита. Она тянула к нему ручки и говорила: «Дяденька, дай хлебушка!»
Калеба прошиб холодный пот и он проснулся. Все было на своих местах. Ничегошеньки не изменилось. Все под контролем!
- Даденька, дай хлебушка.- детский голосок и всхлип.
Не понял? Калеб себя ущипнул. Больно. Значит не спит.
- Дяденька, ну дайте хлебушка, пожалуйста.- голосок звучал с небольшим придыханием на шипящие звуки.
Калебу стало по настоящему страшно. Откуда здесь взяться ребенку? Сердце бешено застучало, соревнуясь в этой своеобразной барабанной дроби с зубами.
- Дяденька, ну пожалуйста!
Ребенок не показывался, но его голос пробирал до костей. Слишком уж яркий был контраст – развалины города, мутанты и одинокий ребенок.
- Плохой дяденька, плохой!- этот голос был явно другой, скорее голос девочки, чем мальчика.
Волосы на голове начали подыматься. Панический ужас сковал горло, которое могло теперь выпускать из себя только тихий хрип.
- Плохой дяденька, плохой!- теперь голоса звучали в унисон. Маленькие мальчик и девочка.
Что-то легонько дотронулось до его руки. Калеб подскочил и попытался закричать, но спазмы в горле выдали лишь хриплое бульканье.
- Закрой рот, идиот.- голос, точнее шепот Тиа показался в этот момент таким милым и родным, - замри!
Восприняв команду со всей серьезностью, Калеб застыл, как истукан. Скосив взгляд влево, он увидел девушку, лицо которой выражало крайнюю степень тревоги.
- Это «детки»,- сейчас было заметно, что ее голос дрожал.
- Какие, блин, детки?- к Калебу даже дар речи вернулся.
- Умолкни, если шкура дорога.
- Дяденька! Мы знаем, ты тут!- уже не два голоска, а минимум четыре.
Калеб почувствовал, что дикий ужас опять сковывает сердце. Рядом замерла Тиа, ее тоже трухало, но в руках уже был револьвер. Сухо клацнул оттянутый боек. Топот маленьких ножек слышался совсем рядом, вот выйди из комнаты и увидишь стайку беззаботных детишек. Но вот внутренний голос даже не говорил - кричал, запрещая выходить. Послышались тихие всхлипывания. Так хнычет ребенок, оплакивая смерть любимого домашнего животного. Около минуты происходила какая-то возня. Калеб прямо таки ощущал, как у него на голове понемногу седеют волосы. Тиа схватила его за руку. Это придало парню немного решимости. Свободной рукой он тихо и аккуратно (насколько позволяла дрожь) достал свой «Игл». Зафиксировав затвор в зубах, он повел рукой вперед, передергивая его и вгоняя патрон в патронник. Это действие вызвало у Тиа тихий истерический смешок, но его руку она сжала еще крепче.
- Дяденька, выходи, поиграем!- в тональность добавилась толика злости.- Не бойся!
Ага! Фигушки! Разбежался! Вот взял, все бросил и пошел. Калеб покрепче сжал пистолет. Жалостливые всхлипы раздавались уже, практически, возле дверного проема. Рука девушки напряглась, Калебу показалось, что еще чуть-чуть, и она просто передавит ему ладонь. Будь-то прочитав его мысли Тиа разжала захват и полезла к себе в карман. Калеб перехватил пистолет обоими руками, как учил Серж, немного шире поставил ноги и выставил опорную левую вперед, придавая телу большую устойчивость. Тиа наконец нашла, то что искала – небольшой карманный фонарик. Фонарики небыли особым раритетом – эксклюзивом были источники питания к ним.
- Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать!- небольшой силуэт возник на фоне проема.
Искательница тут же врубила свой минипрожектор, посветив в лицо гостю. Девочка как девочка. Ничего особенного. Ребенок лет семи в голубом платьице, голубых сандаликах, на животике вышит медвежонок белыми нитками, глаза прижмурены из-за фонаря искательницы.
- Не делайте мне больно, я маму ищу!
-Стреляй уже, Калеб, не слушай ее!- Тиа сорвалась на крик.
Калеб медлил, боясь совершить непоправимое.
- Мне холодно! Дайте мне покушать! Где моя мама?- Девочка сделала два шажка в их сторону.
- Калеб, ты дурак!- Тиа наконец-то вспомнила, что и у нее есть пистолет.
Выстрел прозвучал тихо, как-то неестественно. Девочка упала на спину. Медвежонок из белого стал красным. Калеб выхватил фонарик и подбежал к ребенку. Та лежала неподвижно, реснички едва заметно подергивались – жива! Калеб склонился над тельцем и тут ее глаза открылись. Красные белки и вертикальные звериные, черные зрачки! Парень отпрянул. Девочка захохотала. Тонко, зло, безжизненно. Резко вскочив, она одним прыжком оказалась возле Калеба, тот махнул ногой, стараясь отбить чудовище. «Девочка» дико взвизгнув увернулась и бросилась ему в ноги. Как ему повезло с новыми ботинками! Тварь попыталась прокусить сухожилие на лодыжке, но крепкая кожа дала парню спасительное мгновение - новый взмах правой ноги отправил «девочку» во внеплановый полет. Удар пришелся в бедро, был даже слышен хруст переломанной кости. Через долю секунды послышалось глухое: «шмяк!» - стена, как и всегда, против нелегальных полетов. В зале раздалось мерзкий вой. Проклятье, забыли, что тварь то не одна! В дверь тенью проскользнули еще три силуэта. Тиа отчаянно водила фонариком, который парень выпустил из рук, пытаясь зафиксировать их всех. Калеб вновь встал в положение для стрельбы. Два «мальчика» и еще одна «девочка». Твари мерзко ухмылялись. Их глаза отражали свет, придавая им некий дьявольский магнетизм. Калеб выстрелил. Звук громким эхом разнесся по магазину. Калеб, конечно был предупрежден о сильной отдаче. Но действительность превзошла все мыслимые и немыслимые ожидания. Согнутые в локтях руки подкинуло вверх, так сильно, что парень сам себе вмазал стволом по лбу. Калеб ошарашено смотрел на мир через треугольник поднятых кверху рук, а по лицу стекала тонкая струйка крови. Плюс, еще и непопал. Стрелять ему резко расхотелось. Шумно вдохнув носом воздух, одна из тварей оглушительно заверещала. Учуяла свежую кровушку! Быстро-быстро перебирая ногами, существо кинулось к парню. Двое других решили обратить свое драгоценное внимание на Тиа. Девушка сделала несколько выстрелов, но не попала - уж очень они быстро двигались. Дико визжа «детки» одновременно подпрыгнули, расставив руки, будь-то футбольные вратари. Тиа умудрилась уже в воздухе подстрелить одного мутанта последней, шестой, пулей. Тварь перекувыркнуло в воздухе и она брякнулась об пол, не подавая признаков жизни. Для второй получился своеобразный зеленый коридор, и она, благополучно долетела до цели и вцепившись девушке за воротник, клацала зубами, пытаясь дотянутся до шеи. Искательница уперевшись локтем левой руки ей в горло, пыталась сдержать натиск, правой же, перехватив револьвер за дуло, дубасила рукояткой по голове. Калеб в это время, сделав кувырок через голову (какие трюки только не сделаешь, когда жить охота), очутился возле сторожевого поста – тумбочки. Схватив лежавшую на ней биту, он не разворачивая отпрыгнул влево, руководствуясь шестым чувством. Не врало оно, однако. Там где он только что стоял уже была маленькая дрянь, совсем одуревшая от запаха крови. Махая невесть откуда взявшимся кухонным ножом, она продолжала все так же противно верещать. Не ожидавшая такой прыти от человечишки, она удивленно икнула, но быстро пришла в себя, рванув к Калебу с удвоенной силой. Скорость и прыгучесть «деток» была просто поразительной. В животной ярости своей она немного не рассчитала траекторию пути, промчав немного левее парня, но успела выставить руку с ножом и полоснуть того по ляжке. Заорав скорее для выхода накопившихся эмоций, чем от боли Калеб все же изловчился и шандарахнул битой по убегающей спине. Ускорение, получившееся в итоге, было неописуемое. Как маленькая комета, монстр пронесся по комнате и выскочил в дверь, уже где-то там, в глубине магазина, раздался звон тележек, оказавшихся на пути у мутанта. Рассерженный рев дал понять, что тварь на пике ярости. Дробный топот вновь приближался к комнате. Став у стены возле входа, п
парень поудобней взялся за оружие, приготовившись к встрече. В тот момент, когда «ребеночек » практически вбегал в комнату, Калеб изо всей силы ударил в то место, где, по его прикидкам, должна была показаться голова. Тварь сдавлено пискнула, но оказалась в плену у своей скорости – свернуть просто не успевала. У монстра в прямом и в переносном смысле снесло башню. Ну, если честно, то сначала раздробило, а потом снесло. Обезглавленное тельце, по инерции, все-таки пронеслось через всю комнату, потом упав практически у самой стены, конвульсивно задергалось. Что-то заскребло кожу ботинка. Опустив взгляд, парень увидел подстреленного Тиа адского выкормыша. Даже будучи смертельно раненым тот продолжал наступать. Ручонки вцепились в ботинок, подтягивая широко раскрытую пасть к щиколотке. Испытуя прямо таки садистское наслаждение, Калеб поднял свободную ногу и резко опустил на голову твари. Противный хруст черепной коробки, и еще одним противником меньше. Прям Крушитель Голов местного масштаба. Тиа, как оказалась, тоже обилась от своей «малютки», и теперь устало сидела под тумбой, вся исцарапанная, но в целом невредимая. А вот «крошка» была больше похожа на кулек с костями – похоже даже после смерти мутанта девушка не могла или не хотела остановиться. Вымучено ему улыбнувшись, девушка взяла и отключилась. Обалдеть!, когда она ему физиономию мылила, то покрепче казалась. Раздался шорох из дальнего угла комнаты. Калеб грязно выругался, подбежал к девушке – поискать в карманах фонарик. Нету. Ага, вот же он, зажат в правой руке. С трудом разжав пальцы девушки, Калеб выхватил фонарик и направил луч в сторону шума. Какие лица, и без охраны! Натужно хрипя и подвывая, к нему ковылял самый первый ребеночек, который со стеной поцеловался. Зрелище не для слабонервных – маленькая окровавленная девочка, припадая на правую ногу и выставив вперед одну руку со скрюченными пальцами, медленно приближалась к парню. Вторая рука плетью висела вдоль тела. Лицо заслуживало отдельного описания. По-видимому, «детка» впечаталась в стену левой стороной «лица», а потом сползла, расцарапывая себе все, что только можно. Теперь правая половина морды была нормальная и вполне симпатичная, а вот левая… Левая была местами содрана до кости, чудом уцелевший глаз немного косил, небольшой клочок кожи возле губ, вися на честном слове и болтаясь в такт походке иногда открывал взору окровавленные десны. Калеб злорадно ухмыльнулся – вот он случай пооттачивать свои куцые навыки стрельбы. Вытянув «Дезерт», он тщательно прицелился, потом, немного подумав, сделал шаг назад и уперся спиной в стену для лучшей устойчивости. Снова прицелился, задержал дыхание, почему-то немного высунул язык и нажал на курок. Во второй раз все получилось намного лучше, отдача, конечно, дернула руки вверх, но по физиономии он уже себе не заехал. Даже попал в цель. Не в голову, которую выбрал мишенью, а в левую ногу, но ведь попал! Тварь уже не могла ковылять - левая нога висела на одних сухожилиях, раздробленная пулей кость немного выглядывала из рваной раны. Но чудовище все равно не успокоилось, упорства (или упрямства) ей было не занимать – одной рукой цепляясь за пол, методично волокла свое многострадальное тело к людям, оставляя за собой кровавый след. Калеб уважительно нахмурился, он бы на ее месте уже давно лег бы где-то в уголку и тихонько умер, а ей все неймется. Он вновь взял голову мутанта на мушку и спустил курок. Попал, туда, куда и планировал. Вот и все. Всем спасибо, все свободны.
1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|>|>>
К списку тем
2007-2024, онлайн игры HeroesWM