Об игре
Новости
Войти
Регистрация
Рейтинг
Форум
11:57
4057
 online
Требуется авторизация
Вы не авторизованы
   Форумы-->Творчество-->

Дао хероиста Петрова.


<<|<|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|>|>>

АвторДао хероиста Петрова.
Просто супер! Ждем продолжение!
Просто супер!!!
Проду
ПРОДУ!!!!
когда прода будет?
По-моему, у читателей начинается ломка=)
продолжение будет про хероиста? или прода будет но на другую тему?
но продолжение необхадимо!!!!!!!!!!!!!!!! У тебя талант!
проду!
продолжение будет про хероиста?

Будет. Может быть даже сегодня. Пока занят. Пью пиво и отмечаю день рождения Фрейда)
Пью пиво и отмечаю день рождения Фрейда)
Передавай ему привет.
Девятая часть вышла большой и довольно трудной для написания, так что прошу прощения за длительный перерыв. Половинку выложу сейчас, а вторую завтра, когда будет возможность перечитать всё на свежую голову.


9

Рыжеволосый линейщик доставал добычу из потёртого кожанного портфеля и выкладывал аккуратными рядами на стренький номер "Комсомольской правды".
- Хлеб, беляши, хачапури и конечно же короли кулинарии чебуреки, - перечислял он какие-то смутно знакомые, словно из другой жизни пришедшие, названия продуктов. - Ну и какой же трапезный стол обходится без чекушки!
Рыжий с особым прилежанием выставил на газету несколько небольших пузатых бутылочек.
- Ну, как говорится, за встречу! - продолжил линейщик разливая в найденные тут же на берегу одноразовые пластиковые стаканчики прозрачную желоватую жидкость из бутылочки.
Хероист Петров взял стаканчик с напитком и осторожно понюхал. От стаканчика слегка пахнуло какими-то лекарствами и травами, однако над всем этим великолепием царил мощный аромат этанола.
Петров с некоторым сомнением посмотрел на стаканчик, потом перевёл взгляд на своих новых товарищей. Рыжий без излишних рассуждений запрокинул голову, а Никодимыч уже судя по всему проглотил содержимое стаканчика и, удовлетворённо урча, жевал один из беляшей.
"Будь, что будет!" - подумал Петров и залпом выпил странную жидкость.
Горло обожгло. Напиток был очень крепкий, куда крепче эля, даже кажется крепче водки, которую он пробовал ещё во времена своей беззаботной школьной юности. Хероист Петров громко закашлялся.
- Что, дерёт? - то ли спросил, то ли подтвердил какие-то свои мысли рыжий линейщик и тут же миролюбиво улыбнулся.
- Есть немного, - хрипло проговорил хероист Петров, тщательно стараясь скрыть невольную слабость. - А что это за напиток?
- О! Это каролева всех жидкостей в реале - настойка боярышника! Кстати шестидесяти-градусный спиртовой раствор.
- Угу, - промычал наш герой, чувствуя, как болезненные ощущения отступают и уступают место приятному обволакиваещему теплу, и уже немного смелее добавил. - А какой эффект даёт этот напиток? В смысле какие статы увеличивает? Или может быть к дамагу прибавку?
- К дамагу? - удивился линейщик, - Нет уж, скорее к статам - минус один к памяти с каждых пятидесяти грамм.
- Это ещё зачем? - пришёл черёд удивится и нашему герою. - Зачем умышленно занижать статы? Пусть даже это и не известно для чего нужная память...
- Зачем? Как бы тебе объяснить... Ну вот ты сейчас о чём больше всего думаешь?
- О ГВД.
- И как тебе эти мысли? Доставляют удовольствие?
- В данный момент не очень. - признался Петров. - Я и так из сотни вылетел, из-за болезни естественно, а тут ещё в реале застрял... Но всё равно, других-то мыслей у меня нет.
- А хочешь, что бы мыслей не было совсем: ни этих, ни каких-либо иных - полная чистота и покой?
- Не знаю, наверное хочу.
- Вот тут-то и поможет нам волшебная настойка боярышника - минус десять к памяти и ты забудешь не только о ГВД, но и собственное имя!
Хероист Петров с сомнением поскрёб в затылке. Честно говоря собственное имя он не помнил и так (то ли Саша, то ли Слава), да и зачем оно ему это имя, если есть всем известный игровой ник? И только женщина с пельменями обращалась к нему в последнее время не иначе как Петров. Однако забывать ещё и о ГВД как-то не улыбалось.
- А разве это не проявление слабости? - наконец с сомнением проговорил он.
- Каждый имеет право на слабость, - заметил линейщик наливая ещё по порции напитка, - Постоянное напряжение ломает человека, а сломленный человек не пройдёт свой путь до конца.
- За наш путь, - немного неуверенно проговорил хероист Петров, взяв в правую руку пластиковый стаканцик, а в левый беляш, после чего залпом выпил.
Вторая показалась ещё противнее первой, однако уже через несколько секунд неприятные ощущения прошли.
- Ты говорил, что ты даосист, - начал было Петров свой светский троллинг.
- Здесь все даосисты, - подтвердил линейщик, - Ты можешь не хотеть или не признавать этого, но ты часть Дао и твоё Дэ будет предопределять твой путь, каков бы он ни был.
- Ты прав, но ведь путь не может быть трудным или лёгким, потому что у тебя один путь и он есть твой путь, - в тон ему ответил Петров. - А ты вообще как оказался здесь... Ну в этом, в реале?
- Да, жена заела. Отправила в садик ребёнка забрать. До садика-то я добрался, а вот обратно... - линейщик горестно вздохнул. - С тех пор и иду. А ты как?
- А я за молоком пошёл.
- Тоже небось жена выгнала?
- Не знаю. Может жена, а может мать или сестра. Точно не помню, кто она, я с ней кажется года два не разговаривал.
- Ну ты, брат, даёшь! Настоящий хай! - с плохоскрываемой завистью проговорил рыжеволосый.
- А сам-то как? Ребёнка вот где-то посеял, тоже ведь уметь надо! - попытался неуклюже польстить в ответ линейщику хероист Петров.
Лицо рыжеволосого неожиданно омрачилось.
- Да не посеял я его. Посадил на автобус, а сам думал успею парочку каких-нибудь мобов завалить. Вдруг вижу автобус от остановки отходит и главное ведь не официального объявления не было, ничего! Взял и уехал. Я тогда за ним почти три квартала пробежал, пока не отстал окончательно. Попытался было вернуться на остановку, да не тут-то было... С тех пор и ищу свой дом - сегодня здесь, завтра там.
Он немного помолчал и вдруг лицо его озарилось какой-то неожиданно блаженной и как буд-то бы даже нежной улыбкой:
- А за сына я не волнуюсь. Он у меня самостоятельный, не то, что папочка. Пять лет, а домашний адрес на зубок знал, хоть в час ночи разбуди и спроси. Так что это не я его посеял, а скорее уж он меня... Сейчас он наверное уже в школу ходит. Что ж у него теперь другой путь...
- Разве есть ещё какой-то достойный путь помимо пути хая? - удивился хероист Петров. - Если бы у меня был сын, я бы его первым делом на ГВД подсадил, а уж учится ходить, говорить и всякая подобная ерунда - это уже как-нибудь потом, в свободное от героев время.
- Я раньше тоже так считал. Однако когда попытался втолковать это сыну, он мне ответил, что в линейке ему неинтересно, а интересно во дворе с ребятами. Я тогда ещё подумал, что это возрастное, вот подрастёт поумнеет... А потом сам попал на улицу и с тех пор видел великое множество людей Дао, которых не было связано ни с одним он-лайн проектом.
"Странные вещи говорит этот линейщик, - нервно озираясь вокруг подумал хероист Петров. - Может он псих какой-нибудь или и того хуже - вовсе никакой не хай!"
- Слушай, а ты сам-то хай? - как мог осторожно, тщательно скрывая дрожь в голосе, спросил хероист Петров рыжеволосого.
Линейщик поморщился, как от зубной боли:
- Был хаем. Самым что ни на есть натуральнейшим, да ведь два года прошло. Боюсь перса моего удалили давно. Придётся всё с начала начинать.
- Ну, да мне не впервой, - продолжал рыжий, вновь наполняя стаканчики. - Кого из нас не блокировали по малоопытности за багаюз и ботоводство?
- Да уж, - согласился хероист Петров беря стаканчик и выпивая. - Ээх! Хорошо пошла-а!
А пошла и правда хорошо. Противный запах и привкус напитка куда-то исчезли. Осталось только приятное тепло. Словно где-то внутри зажёгся маленький огонёк, огонёк, который готов подарить тепло каждому в обмен на ещё одну порцию магического напитка.
- Слушай, а ты сам-то хай? - как мог осторожно, тщательно скрывая дрожь в голосе, спросил хероист Петров рыжеволосого.

Гы. Прямо представил живую картинку)
Хероист Петров с сомнением поскрёб в затылке. Честно говоря собственное имя он не помнил и так (то ли Саша, то ли Слава), да и зачем оно ему это имя, если есть всем известный игровой ник?

Браво, Маэстро, жги дальше!
Проду))
Очень интересно)))
Только ребенка жалко...
Только ребенка жалко...
И мне. Мог бы стать хаем, а так тупо сольет свою жизнь на общение с ребятами в реале.
Да уж, планировал выложить продолжение (вернее окончание 9-й главы) в пятницу, но суббота подкралась незаметно) Зато впервые за последнее время как полагается отпраздновал праздник пролетариата всех стран... За сим умолкаю и возвращаюсь к нашему повествованию...


- Ты не думай, что я какой-то не такой, - опять заговорил рыжеволосый, словно до него вдруг дошли те мысли, которые крутились в голове нашего героя пару минут назад, - Я линейщик до мозга костей и вся моя жизнь, до полного физического удаления моего аккаунта с лица Земли, связана с линейкой. Первым делом, когда я вернусь домой, не важно завтра это будет или через месяц, а быть может лет через пятьдесят, я полезу в линейку. Но ведь есть куча людей не разу даже не пытавшихся зарегаться в Lineage. Вот хотя бы ты например...
- А что я? - удивился хероист Петров. - Я ведь гвдшник всё-таки, а не какой-нибудь бездельник с завода или планктон офисный.
- Ты не понимаешь, - мучительно подбирая слова вновь начал линейщик. - Вот у меня путь линейщика, у тебя гвдшника, а у кого-то путь инженера или скажем, к примеру, дворника. Ведь нет путей хороших или плохих, ты же сам говорил, просто у каждого свой путь.
- Хорошего или плохого может и нет, но есть путь достойный воина и человека с большой буквы, то есть путь хая, не важно в гвд, линейке или ещё каком проекте, а есть путь бездельника лоулевела или вообще не сумевшего зарегистрироваться нуба. Ведь это нельзя сравнивать!
- Любой путь - это путь хая! Каждый, начиная свой путь, год за годом идёт к единственной, избранной им, или вернее сказать, избравшей его, вершине: кто-то в игре, кто-то в спорте, кто-то в музыке, кто-то в религии или просто в абстрактном духовном самосовершенствовании. Только попав в реал я понял, что многие, кого я считал призренными лоулевелами или мидлами, не придают проекту достаточно большого значения в силу того, что это лишь малая часть их Дао, которую они должны преодолеть на пути к своей собственной, не видимой и не понятной мне вершине. В линейку или ГВД они попадают по тем же причинам, по которым мы, игровые хаи, попадаем в реал.
- То есть приходят за молоком? - с сомнением переспросил хероист Петров.
- Можно и так сказать, - уклончиво ответил рыжий, наливая друзьям ещё по порции напитка. - Как-то я заспорил с одним таким в чате. Он пытался доказать, что он в проекте вовсе не для кача и первых строчек рейтинга, а лишь ради отдыха и фана. Я тогда его высмеял. Сказал, что он посто лентяй и нуб, неспособный как следует прокачаться только лишь из-за отсутствия силы воли, а он ответил, что думать так это моё дело, но на его точке зрения моё мнение никак не отразится.
- Нубас, - презрительно проронил хероист Петров.
- Я тогда тоже так подумал, и только позже понял, что это просто другой билд, ориентированный не на он-лайн проекты, а на что-то иное, не доступное моему пониманию. И знаешь, если бы я не попал в реал, если бы не прошёл этой, наверное самой тяжёлой в моей жизни, части своего пути, я ведь так и не понял бы этого... Ну, вздрогнули!
- Вздрогнули! - хероист Петров уже привычно запрокинул голову и проглотил магическую настойку.
С каждой новой поглощённой порцией его проблемы и печали, как и обещал рыжеволосый линейщик, медленно, но неумолимо отступали...
- Ну, я не знаю. Мне нравится мой путь. Мне кажется, что пути лучше быть не может. По-крайней мере, до вчерашнего дня я был в этом уверен, - вновь заговорил хероист Петров.
Общаться с помощью устной речи было не так привычно, как набирать вопросы и ответы на клавиатуре, однако двести грамм настойки не только забрали с собой беды нашего героя, но и до предела развязали его язык.
- Ты же сам говорил, что путь не может быть плохим или хорошим, это просто твой путь, твоё Дао, - резонно заметил линейщик.
- Да, но в любом Дао есть две стороны - тёмная и светлая...
- Не всё так просто. Две стороны Дао существуют не отделимо друг от друга и никогда не возможно определённо сказать видишь ли ты перед собой Инь или Ян.
- Даже сейчас?
- Даже сейчас. Разве тебе сейчас плохо?
- Нет, но всё-равно как-то не по себе...
- Ну, значит ещё по пейсят!? Да?
- Давай...
- Разбирайте чебуреки ребята. Пора приступить к главной фазе нашего пиршества! Сегодня у меня припасено на дессерт нечто особенное!
Рыжий с особой торжественностью извлёк из всё того же старенького потёртого портфеля на свет божий три великолепные, умопомрачительные, соблазнительно розовые сосиски. Насадив каждый по сосиске на прутики отломанные Никодимычем от прибрежных кустов, товарищи принялись жарить, как выразился линейщик "гвоздь программы", на маленьком тусклом костерке.
- А Никодимыч? Он кто? Каков его путь?
- А эмму каэпааиы... - неожиданно смутившись, промычал что-то нечленораздельное бородач и осёкшись на полуслове потупил взор.
- Никодимыч... - задумчиво повторил линейщик. - Никодимыч это совершенно особый случай. В своё время он был одним из лучших игроков в "Тетрис". Первые навывки он получил ещё в середине восьмидесятых на стареньком советском "векторе", потом приобрёл себе двойку, а где-то в самом начале девяностых ему из по большому блату, прямиком из Японии привезли мобильный "Тетрис" на батарейках. Если бы в то время был свой он-лайн проект по игре в "Тетрис", Никодимыч безусловно занял бы там одну из верхних строчек. Однако такого проекта тогда не существовало и всё время Никодимыч посвящал самосовершенствованию и борьбе с самим собой... А навыки-то до сих пор не утратил - видал как он бутылки в сумку укладывает? В самый заурядный баул запихивает без малого сотню! Рядовому бомжу столько и в два не всегда удаётся положить. Одним словом настоящий хай!
- А в реале-то он как оказался?
- Как-то ставил рекорд по непрерывной игре на первой скорости. Запланировал сорок часов отыграть. И угораздило же кого-то из домашних на тридцать девятом часу, в шаге от рекорда, отправить его в магазин за хлебом. Рекорд-то он поставил, да только его громогласное "Ура!" встретил гулким эхом совершенно не знакомый ему переулок... С тех пор он идёт домой... - рыжий вздохнул, - Уже больше восемнадцати лет...
Никодимыч сидел низко склонив голову, кончик его бороды слегка подрагивал. Глядя на этого мужественного, побитого кривым Рандомом, но отнюдь не сломленного человека, хероист Петров почувствовал, что к горлу подступает комок, а на глаза наварачивается скупая мужская слеза.
- Может ещё по одной? - несмело предложил он, в надежде на то, что волшебная настойка разгонит так не кстати накатившую тоску.
- А отчего же? Давайте ещё по одной! - немного натуженно, но бодро поддержал его линейщик. - Тем более, что и сосиски поспели, а под сосиски грех не выпить!
Хероист Петров без долгих рассуждений выпил и начал с аппетитом закусывать горячей сочной сосиской с хлебом. Никогда в жизни ему не доводилось есть ничего более вкусного.
- А ведь Никодимыч не только бутылки складывать способен. Если бы не он, то не выжил бы я здесь. Как пить дать загнулся бы. - тем временем продолжил свой рассказ рыжеволосый линейщик. - Всему, что я умею, он меня научил: и вторсырьё собирать, и рыбу в реке ловить, и побираться... а ещё он ведь у нас и композитор! Ну-ка, Никодимыч, нажми на клавиши, продай талант!
Странно, но только сейчас хероист Петров заметил, что под мышкой у Никодимыча болтается на ремне какой-то диковинный инструмент. Никодимыч уверенным движением перекинул инструмент на грудь, и ухватившись за него с двух концов, вдруг растянул его в стороны, как буд-то это окошко в винде. При этом раздался несколько скрипучий, но всё-таки довольно приятный звук.
"Да, ведь это боян! - внезапно вспомнил хероист Петров столько раз виденную на радикале картинку, и тут же нахмурился, - Интересно на что это они намекают?"
А Никодимыч тем временем пробежался пальцами по клавишам ивлекая из инструмента чарующие будоражащие душу звуки. И тут рыжеволосый линейщик вдруг запел неожиданно приятным немного срывающимся на высоких нотах баритоном:
- На больном аккордеоне,
На котором белых клавиш
До обидного немного,
Да и те, что есть, простывши,
На ветру весеннем теплом,
То хрипят, то нежно стонут
О любви сплошно-кромешной,
Живописно-расписной.

Мимо нот бродяга пилит,
То канкан, то марсельезу
На углу двух милых улиц --
Биржевой и Пролетарской --
Возле храма и театра,
Кабака и балагана,
Запивая хрен слезами,
Распевая, как больной.

Чувство эйфории и самоудовлетворённости, чем-то сродни тому чувству, которое он испытывал при захвате его сокланами сектора во время войны с гномами, охватило нашего героя. Хероист Петров блаженно откинулся на спину и уставился на тёмное ночное небо. Огромная луна вынырнула из-за горизонта и покрыла серебром ближайшие кусты, траву и даже новых товарищей нашего героя, но не это серебро приковало к себе взгляд Петрова - он смотрел на звёзды...
"Всё-таки какую графу забацали! В ГВД такая наверно не скоро появится, хотя может всё же быстрее, чем введут гнумов и клан-вары," - подумал хероист Петров.

В Петушках -- медовый запах,
Да хрустальные стаканы,
И бананы на березах,
И такая благодать,
От которой каждый хочет
Обладать виолончелью
И душой, конечно, тоже,
Если может, обладать...
Под эти слова он неожиданно легко и мягко, словно в огромный ком ваты, провалился в благодатный сон.
<<|<|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|>|>>
К списку тем
2007-2024, онлайн игры HeroesWM