Об игре
Новости
Войти
Регистрация
Рейтинг
Форум
16:05
3616
 online
Требуется авторизация
Вы не авторизованы
   Форумы-->Творчество-->

Отступники (роман?)


1|2|3|4|5|6

АвторОтступники (роман?)
Вот-с публикую здесь свое творчество
Надеюсь кому понравится. Выложу тогда ещё.

Прим: текст требует знаний сюжета игр линейки Heroes of might and magic 5. Если есть зниния - здорово, если нет - вроде можно и так прочесть.

Отступники
Глава 1. Вступление

978 от явления Седьмого дракона
Южные окраины Герцогства Быка
Солнце вяло, словно нехотя, завершало свой путь на небе. Его животворящие лучи окрасились алым и заиграли по крышам домов провинциального городка с веселым названием Большие кучки.
Однако сам город вовсе не выглядел веселым. И хотя «красная зараза» окончательно потеряла власть над страной, именуемой теперь Империей Единорога, странное чувство напряжения так и витало в воздухе. Казалось, оно поднималось с самых недр земли, пронизывая город насквозь, и обретало плотность. Редкие крестьяне, сгорбившись, словно придавленные воздухом, шныряли по переулкам и нервно поглядывали на закат. Город погружался в томительное ожидание неизвестного.
В придорожной таверне «Гарцующий единорог» жизнь также необъяснимым образом замерла. В плохо освещенном углу, среди перевернутых пустых стаканов, уронив голову на стол, дремал в забытьи почтенного вида мужчина. За центральным столом сидел солдат городской стражи и, вцепившись в бутыль, недвижным взглядом уставился в стену. Хозяин таверны в двадцать первый раз протирал стакан - его мысли были далеки от этого сумрачного места.
Тихо скрипя половицами, к барной стойке подошла молодая официантка.
- Господин Будон, - нерешительно прошептала она, – у нас уже некого обслуживать… Можно мне уже пойти домой?… Солнце почти село.
- А?! – хозяин вздрогнул и оторвал взгляд от стакана, сияющего уже как пресветлый лик Эльрата. – Э-э… Конечно дитя, тебе сегодня вообще не следовало работать… Передай мои соболезнования маме…
Девушка поклонилась, и судорожно приняв от хозяина свою дневную оплату, засеменила к выходу. Она открыла дверь и в нерешительности остановилась.
На пороге стояла группа людей. Их лица были скрыты сумерками.
- Ух ты! Какое здесь обслуживание! – произнес один из гостей легкомысленным, словно издевающимся голосом. – Наверно у них в двери есть Око мага, хотя оно и стоит как вся эта дыра вместе с жителями.
Девушка, оцепенев от ужаса, отступила вглубь помещения. Трактирщик Будон быстро выхватил из-за пояса две дешевых волшебных палочки, связанные тесемкой. Дрожащими руками он направил их в сторону двери, причем боевым концом на себя.
Дверь открылась до конца, и в помещение вошел первый чужак. Это был высокий сухощавый старик, в простой фиолетовой мантии и с посохом, увенчанным мутной черной сферой. Он оглядел помещение пронзительным умным взглядом и задумчиво погладил аккуратную прямую бороду, доходящую до пояса. Второй поздний гость был одет в серую потёртую рясу. Он скинул капюшон и обнаружил поразительное сходство с ныне покойным преподобным Алариком, только чужак был гораздо моложе и обладал более острыми чертами лица. Он криво ухмыльнулся, и поставил на стол зачехленный кадил, примотанный до этого цепью вокруг его правой руки. Следом вошла небольшого роста молодая девушка со стриженными до подбородка черными волосами. Она была одета как придорожный разбойник, за спиной у нее был длинный посох-крест с лезвием вместо верхней части креста. Последний вошедший оказался высоким эльфом… темным эльфом. Его черный, как бездонные глаза Малассы, плащ хорошо скрывал движения. Войдя, он бесшумно закрыл за собой дверь и неподвижно замер.
Повисла тяжелая пауза, лишь жалобное бормотание пьяницы в углу нарушило тишину. «Аларик», оказавшийся обладателем того противного голоса, склонил голову к уху старика.
- Видимо он сейчас колдует Армагеддон, – с притворным страхом сказал он, бесцеремонно тыча пальцем в дрожащего трактирщика.
- Даран! – с напускной строгостью сказал старик и обратился к бармену. – Извините моего друга господин, – при слове «друг» ухмылка Дарана-Аларика стала просто сатанинской. – Мы прибыли из дальних краев, мечтая лишь о крове и пище. Если мы оскорбили или напу
Если мы оскорбили или напугали вас, покорнейше прошу простить. Ваши палочки заряжены волшебной стрелой, не так ли? Опустите их пожалуйста, с такого маленького расстояния стрела может нанести вам вред.
Хозяин таверны рассеяно поморгал, посмотрел на свое «оружие», и послушно опустил его.
- Все равно удар этими свистульками по голове эффективнее волшебной стрелы из них, – лениво протянул Даран.
- Не могли бы вы попросить эту милую девушку обслужить нас, – вежливо продолжил старик, поглядывая на своего невежливого товарища.
- Елена, проведи пожалуйста господ к их столику, – окончательно отойдя, сказал Будон официантке.
Чужаки расположились за столиком около стены, темный эльф остался стоять у дверей, скрытым под капюшоном взором наблюдая за помещением. Трактирщик перехватил поднос с пищей у официантки и лично преподнес его гостям. Он замешкался, словно не желая уходить. Наконец, не в силах побороть какой-то внутренний порыв, сел к чужакам за стол и горячо заговорил.
- Извините меня за такой прием, но это не совсем удачное время и место для ночлега. Дело в том…
- Именно поэтому мы здесь, – степенно прервал его старик, пригубив кружечку эля.
- Что? – смешался Будон, проглотив остаток фразы.
- В силу… некоторых обстоятельств, мы знаем, что у вас проблемы. Не так ли? – странный старик пронзительно посмотрел на тавернщика.
- Да, – промямлил тот, окончательно переставая что-либо понимать.
- Замечательно! Мое имя Кассул ибн Ашанди – я маг. Муж справа от меня – Даран, он…хм… экзорцист. Леди Силина - наш целитель. Ну и следопыт Ваниэль, его вы можете увидеть у дверей. Мы здесь, чтобы решить вашу проблему… Ну, рассказывайте.
Будон оглядел новоявленных спасителей и, промедлив секунду, заговорил:
- Месяц назад у нас в городе стали пропадать люди… – он стиснул кулаки и, собравшись, продолжил. - Месяц назад у нас в городе стали пропадать люди. Сперва по одному в два дня, потом каждый день по два. Мы… мы… живем в постоянном страхе, люди боятся выходить ночью на улицу! Кое-кто говорит, что видел неуловимые тени бродящие в ночи. Потом мы стали находить изуродованные тела… Это невозможно остановить! Сегодня они похитили наших детей! – он с горестью указал на спящего в углу человека. – Это один из наших старейшин, его дети также были похищены, как и сестра Елены. Видимо, смерти нет дела до твоего положения в обществе. Видите стражника за тем столом? Когда эти звери убили священника и обосновались в церкви, он с отрядом пытался их уничтожить… Теперь он остался один и, похоже, сошел с ума. У нас не осталось вооруженных людей, мы лишь мирные фермеры. Все кто был послан за помощью имперских сил, также пропали. О Эльрат, ты покинул эти земли! Мы пережили демонов и «красную заразу», а теперь просто исчезнем в мирное время!
Он зарыдал, официантка также не заставила себя ждать.
Силина закусила губу, и была готова присоединиться к плачущим.
- Скоро это прекратится, – нахмурившись, твердо произнес маг. – Нам необходимо посетить вашу сельскую управу и разузнать детали. С восходом… Что такое Силина?
- Ваниэль. – тихо произнесла девушка, смотря куда-то назад. Все обернулись.
Эльф стоял напротив последнего солдата и пристально смотрел на него. Он скинул капюшон. Глаза эльфа были скрыты повязкой, испещренной символами на неизвестном языке. Но казалось, это нисколько не мешает ему видеть. Точеные брови темного нахмурились. Внезапно он сделал молниеносное движение, длинный острый кинжал застыл в верхней точке незаметного удара. Стражник безразлично поднял на него глаза, его голова неестественным образом начала накреняться назад, и вскоре, с противным хрустом шмякнулась о пол.
Официантка безумно завизжала и бросилась убегать. Бармен судорожно глотал воздух, не в силах пошевелиться.
- Какого (здесь почтенный маг допустил выражение, запрещенное в Серебряных городах под страхом позорной порки) ты делаешь!!!
- Шпион, – хладнокровно изрек следопыт.
- Ты (порка) совсем из ума выжил!!! Да я тебя (порка) в (административный арест на 14 суток, без права
(административный арест на 14 суток, без права использовать заклинания даже бытового уровня) превращу!!!
- Обычно от таких «травм», кровища брызжет до потолка! – азартно затараторил Даран. – А тут аккуратненький бардовый срезик!
- Постойте! – поток непечатных ругательств у Кассула иссяк. – Так это же нежить!
- ОН знает, что мы здесь, – лаконично подытожил Ваниэль.

Спустя десять минут.
Странники уверенно шли сквозь тьму ночи. Времени было мало, но теперь любая информация была остро необходима. Будон и вмиг протрезвевший старейшина уже понеслись звать остальных членов сельской управы.
- У него дети! – Силина беспрестанно дергала мага за рукав мантии.
- Знаю, знаю! Но теперь, когда он о нас знает, мы не можем идти на пролом! – мысли Кассула сами собой выстроились в логичную схему и неслись, почти наслаиваясь друг на друга. – Будон сказал, что пропало около семидесяти человек… хм… уже небольшая армия. Ваниэль, исследуй территорию вокруг церкви: подходы, особенность рельефа - ну ты сам знаешь. Так, Булварк сейчас ранен, да и использовать его в городе проблематично… Придется вводить Археона.
- Это чудовище?! Нет, я этого не сделаю! – целительница недовольно скрестила руки.
- Меня ты так ласково не называешь. – Даран сверкнул звериным оскалом, из его лба неожиданно полезли маленькие рожки, а кадил полыхнул огнем, превратив чехол в пепел.
- Пойми дитя, нам нужны все силы! – маг устало вздохнул, и посмотрел на небо, где солнце окончательно уступило свой трон трем белоликим принцессам – лунам Асхана. – Звезды благоволят нам. Кто знает, может, именно сейчас Асха смотрит на нас с одной из этих лун, сколь милостивая, столь же и безразличная…
Еще раз скажу: интересно :) А дальше еще интересней.
Давай дальше,:)
Ех
Положу исчо, может больше заинтересует.

Глава 2. Цена смерти

Всё в этом мире движется по великому кругу бытия.
Города появляются, расцветают и неизбежно исчезают. Появляются цивилизации, но песок времени стирает их, чтобы могли возникнуть новые. Так и жизнь, она неизбежно рассыпается по песчинкам. И каждая секунда с рождения в итоге лишь приближает неизбежный конец… Паук разрывает нить…

813 от явления Седьмого дракона (флешбек)
Зияд. Серебряные города.
Солнце вновь возобновляло свой неспешный ход по небу, начиная свой малый цикл бытия. И вновь оно расстилало на водной глади свой сотканный из света ковёр, вдохновивший немало талантливых эльфийских поэтов. Порой восход не отличишь от заката, но здесь, на побережье близ города Зияда, он обладал особой, притягательной силой. В те короткие минуты, когда еще не ушла ночная прохлада, но солнце уже вступало в свои права, каждый, наблюдавший за восходом, испытывал прекрасное, почти магическое, ощущение счастья и беспечности…
В порыве нежных чувств бранно ругается одинокий рыбак…
Но волшебство рассеивается.
Вновь под огненным взором солнца раскаляется песок, и душный пустынный ветер спирает грудь.

Если и был на свете такой человек, который бы не восхитился рассветом на Зиядском побережье – то этим человеком был Ашанди ибн Дауд. Он был обычным торговцем средней руки, одним из сотен, что стекаются в этот богатый портовый город. В двенадцать лет он покинул свой родной Хикам, и прибыл сюда с двумя медяками в набедренной повязке. Каменоломни тогда были вторым по прибыльности делом после рыбной ловли. Он поставил на камень… Город рос, и превосходные каменные блоки Ашанди становились его частью, в то время как рыбы в водах значительно поубавилось.
Снедаемый ожиданием, Ашанди сидел в одном из просторных помещений своего дома. Мысли вяло текли в голове торговца, порой и вовсе останавливаясь на месте. Он никак не мог рассчитать плату посредникам за перевозку своего товара заказчику в Бахию. Причиной этому явилась бессонная ночь, проведенная им в беспокойном ожидании: рожала супруга. Магия знахарок не могла облегчить ее страдания, роды с осложнениями длились уже пять часов!
Одутловатое лицо Ашанди, почти целиком покрытое косматой растительностью, блестело от пота. Он достал трубку, и судорожно затянулся горьким дымом. Сегодня он определенно не сможет заняться работой. От одной мысли, что все в руках рабочих-старшин, у него прихватывало сердце, а найти толкового заместителя ему мешало параноидальное нежелание делить свою маленькую власть с кем-либо.
Стоны, доносящиеся из соседней комнаты, затихли, и воцарилась пугающая тишина. Открылась дверь, но появившаяся в дверном проеме знахарка не торопилась входить. Комкая в руках окровавленное полотенце, она безутешно рыдала.
- М-мы не могли ничего поделать! – заламывала себе руки знахарка. – Дитя будто забирало ее силы!
- Она потратила все свои жизненные силы, чтобы отдать их ему. – сказала вторая, отстраненно глядя на шелковый сверток у себя в руках.- Ребенок так слаб…
- Мальчик, – спокойно сказал Ашанди. Он в последний раз провел рукой по щеке жены. Внутри него что-то зашевелилось, что-то давно забытое, заставляющее трепетать ороговелое сердце. Он зажмурил глаза. Скупая слеза скатилась по его щеке, но вмиг затерялась в черной как смоль бороде. Мгновение и он продолжил уже ровным голосом. – Дайте мне его.
Ребенок не плакал. Он смотрел на отца неотрывным и, казалось, даже осмысленным взглядом. Почти невесомый, маленький, но, тем не менее, живой. Ценой одной жизни оказалась другая жизнь.
Внезапно в комнату вбежал мальчик-гремлин, которому Ашанди давал различные мелкие поручения. Он остановился и, потряхивая ушастой головой, переводил дух.
- Как ты смеешь входить в женские покои! – взревел Ашанди, его злоба, кажется, нашла выход.
- Не бейте меня хозяин! – гремлиненок упал на четвереньки. – С-срочное известие! Изказители знаний Сар-Шаззара, проклятые всеми богами, мертвые предатели вторглись в наши владения! Один только стук их костей может сокрушить стены Аль-Сафира!
- Война?... – торговец притих, в голове у него заработали невидимые шестерни. – Нашим войскам потребуется камень… Много камня для укреплений!
Он передал ребенка знахарке и стремительно направился к выходу.
- Господин!
Ашанди обернулся, знахарка растерянно смотрела на него.
- Перед… смертью, госпожа просила назвать мальчика Кассулом …
- Да будет так, – безразличным голосом ответил торговец.
Более не оборачиваясь, он вышел.

***

978 от явления Седьмого дракона
Ваниэль не выдержал, тьма и их стихия тоже! Ваниэль…
- Силина! Я больше не могу их сдерживать!
- Я должна! Третья стадия ритуала! Ведь он убьёт их! Убьёт детей!
Разноцветный свет церковного витража в последний раз осветил ее лицо. Я ведь больше не увижу его! Постой дитя! Непроницаемый черный туман смешал ее силуэт. Я пытался…
Нет сил. Жизнь бордовыми потоками выходит из меня, впитываясь в щели пола. Рядом лежит Даран. Его кожа стала серой, а иссохшие оболочки глаз глубоко впали вглубь черепа. В стороне покачивается перевернутое кадило, его огонь погас, как и жизнь хозяина. Я не любил его, почти ненавидел, но почему-то, мне очень жаль его. Даран…
Внезапно я почувствовал вибрацию, что-то внизу издало многоголосый протяжный полувой-полустон. О нем говорил Ваниэль? Порождение извращенного разума детоубийцы, почувствовавшее вкус моей крови? Я должен встать.
Нащупав посох, я попытался встать… Неудача… Опёршись на него двумя руками, я медленно продвигаюсь к покоям священника. Слишком медленно… Сквозь невыносимую боль в боку я пытаюсь докричаться до Силины, но поток крови превращает крик в кашель.
Она пытается идти, идти сквозь тьму. Стой! Сгустки черного ветра замедляют наши шаги. Они терзают ее плоть, обращая в тлен. Но она идет, сжимая в иссохших руках копье Назареда, рассеивающее тьму чистым светом Эльрата. Оно тебе не поможет, дитя… Тьма срывает мясо, но останки человека, которого я так любил, еще делают три-четыре шага. Она падает на колени, и прах осыпается, уносимый ветром в сторону. Силина…
Я должен добраться до копья.
Внезапно все исчезло: копье перед глазами, темная тварь подземелья, мертвые, церковь – все словно смыло, как прибой смывает надписи на песке… Снова смерть?
…Где я?
Стою на холме. Подо мной простилается город, город на рассвете – оживший город! Я все же метнул копье!
Но что-то не так.
Рассвет становится ярче, и облака наливаются кровью. Высоко в небесах над городом сгущаются тучи. Они закручиваются в одну точку, образуя гигантские спирали. Моё лицо обжигает горячее дыхание Силата – дракона воздуха. О великое сущее! Ведь среди нас еще есть живой! Пытаюсь мысленно достучаться до разума Булварка. Уходи!
Небесный хоровод резко ускорился. Внезапно облака расступились и изрыгнули чудовищный пылающий шар. Вспышка. Богиня земли Силлана застонала от боли, и боль ее передалась Асхе – матери бытия. Еще долго они будут помнить эти страшные раны.
Какова цена всех этих смертей!
Зачем Ты делаешь это с нами?...

- Хе-хей! Сар-Кассул ты наш. Ты там не подох?
Снова этот голос. Почему именно он всегда вытаскивает меня в реальность?
Открываю глаза. Так и есть. Глумливая физиономия Дарана смотрит на меня с надеждой. Правда, непонятно, с надеждой, что я жив или все же наоборот. В иной момент я, пожалуй, рассердился бы, но сейчас, скорее, наоборот. Старею…
Я начал узнавать место, в котором мы находимся. Сельская управа. Темная комната, в которой мы попросили уединения. Силина помогла мне встать с кровати.
- Спасибо дитя, ты не представляешь, сколько это значит для меня! – видимо сейчас у меня на лице глупая улыбка, хлопаю по плечу Дарана(!).
- Ой-ёй! Руки! Чё ты там такое увидел?
- Позже друзья мои! Мне ведь нужен отдых, не так ли?
Так, надо подождать пока разум придет в порядок. Закрываю глаза. За спиной слышу шепот Дарана.
- Стареет наш несломимый лидер… Даже не заметил, как я назвал его Сар.
- Я стар, но не глух!
- Дядя Кассул, что вы видели? – Силина в нетерпении нахмурилась.
Эх, молодёжь… Куда вы вечно торопитесь? Жить вы все торопитесь!
Рядом с ней, как всегда непонятно откуда, возник Ваниэль и в ожидании замер.
- Я не уверен, что это было одно видение, – начал я, для важности задумчиво поглаживая бороду. – Но несколько вещей сказать могу однозначно.
- Я опять подох? – «экзорцист», как я обозвал его в таверне, колючим взглядом глядел мне в глаза.
- Перестань! – девушка ткнула его в бок. Жаль, что с нашим образом жизни ей редко приходится улыбаться.
- Я всегда знал, что моя смерть будет шикарна! – не унимался Даран. – Полная огня, стали и крови врагов.
- Нет, ты погиб глупо – запнулся о ступень в церкви и сломал шею, – даже мое терпение имеет предел! – Ты слишком импульсивен, друг мой. И поэтому умрёшь даже в круглой комнате, обитой подушками.
- Не называй меня другом, – процедил хам.
- Но ты ведь называешь меня Сар-Кассулом. Не так ли?
- О Эльрат! – Силина начинала гневаться. – О чем вы думаете?! Дети!
Действительно. Я бросил на оппонента особый взгляд, припасённый для таких случаев, и он, злобно глядя исподлобья, замолчал.
- Итак. До рассвета около восьми часов. И хотя штурмовать лучше было б при свете солнца, у нас, к сожалению, нет времени. В управе указали численность пропавших – семьдесят шесть человек, плюс семь детей, они еще живы, – я посмотрел на Силину, она облегченно вздохнула – Судя по тому, что я увидел, он…
- Кто он?
- …не знаю. Он проводит ритуал Вечной Ночи.
- Хочет стать высшим, да еще и независимым личем? – Силина недоуменно приподняла красивую тонкую бровь. Эх, где же вы, мои годы. – Но, ведь для этого нужно уже при жизни быть магом не меньше четвертого уровня.
- Есть обходной путь. Вместо одной жертвы, чья жизнь выкуп твоей, нужно много жертв. Особенно подходят: женщины, дети и слабоумные.
- Почему слабоумные? – не понял Даран.
- Они, также как остальные категории, более чисты перед Асхой. Также нужен большой приток энергии, ну и, конечно же – некоторые теоретические тонкости, о которых сильный маг даже задумываться не будет. Этого некроманта поддерживают вампиры. Не так ли? – последнее я адресовал Ваниэлю, не проронившему до этого ни слова.
- Пятнадцать аур, похожих на ауры вампиров, – безразличным голосом докладывал следопыт. – Стены церкви помешали мне увидеть точно, их светлая энергетика не до конца осквернена. Двенадцать низших, двое полноценных и один высший. Десятки проклятых душ, заключенных в остатки плоти. Двадцать один живой: люди и один эльф. Среди них несколько неполовозрелых особей. И самое главное – крупная аура неизвестного мне типа в винном погребе.
- Это чудовище в битве участвовать не будет, для его управления требуется большая концентрация сил, а её им мы не позволим. Помните, ритуал можно начать только в полночь.

Церковь была воистину главным сооружением Больших кучек. Она была сложенная из идеальных белых каменных блоков, подогнанных к друг другу так, что даже и иголки не просунуть. Сферический купол колокольни, что возвышался в южной части церкви, был увенчан статуей ангела, держащего крест – классический декор религиозных мест империи. Её размеры были просто титаническими по сравнению с остальными строениями. Я бы даже сказал, что она выглядела неуместной в этом более чем скромном поселении. Равно как и наша компания выглядела нелепо в этом раздираемом расовыми и религиозными конфликтами мире.
Силина. Остановившись у врат церкви, она опустилась на колени, и стала молиться Эльрату. Я расслышал молитвы об упокоении усопших, о милости бога света и просьбы дать силы преодолеть новое испытание. А бок о бок с ней я – адепт непризнанной религии, проще выражаясь – еретик. А Ваниэль? Постоянно уединяется в темных местах, за день произносит не более ста слов. Плащ темнее самой безлунной ночи, и еще более темная душа. Если «чужая душа – потёмки», то душа Ваниэля – темные-претемные потемки. Какие черти живут в «экзорцисте», вообще не поддается осмыслению. Добавим сюда Булварка с Археоном, прячущихся сейчас в лесу, и тогда даже сам Сар-Элам задумчиво почешет голову.
Красивые резные створки дверей, обрамленных аркой в виде двух дев, были покрыты запекшейся кровью. Я подал знак остановиться. Силина крепко сжимала копье-посох и мелко дрожала.
- Не бойся дитя, все обойдется.
- Не в этом дело дядя Кассул… Они… осквернили это святое место, место, дающее людям надежду и успокоение.
Что ж, её можно понять: она сама родом из этого герцогства. Я решил напомнить всем особо важные моменты.
- Силина, никуда не суйся без моего разрешения. Даран, держи врагов на дистанции, тебя захотят поразить исподтишка. Ваниэль, конечно я понимаю, что ты запоминаешь все с первого раза, но все же… помни: не ты один блуждаешь во тьме.
- Начнем! – заорал Даран и крепко саданул дверь ногой. Когда та отворилась, он, осторожно поглядывая на ступени, первым вошел в церковь.
Начнем.
Нас ждал тускло освещенный коридор шириной с двуколку. Копьё Назареда тихонько помигивало – нечисть близко. Даран подул на огонёк своего кадила, и оно запылало с новой силой.
Кровь. Повсюду кровь. Вампиры повеселились всласть. Свет упал на дубовый столик. За ним раздавалось жадное чавканье и хруст ломающихся костей. Даран, не выясняя источник этих звуков, перехватил цепь кадила посередине и, размахнувшись, нанес удар цельнолитым навершием. То, что было так непохоже на оружие, на деле вызвало небольшой взрыв, расколовший полы и испепеливший столик вместе с безымянным зомби, оставив от них лишь бесформенные дымящиеся остатки.
- Один есть! – бодро заявил Даран, притягивая назад своё странное оружие.
Спустя мгновения нам открылся главный зал церемоний. Свет луны, скупо глядевший через витражи с религиозными мотивами, вычерчивал два ряда покосившихся скамеек. Вдруг заиграла органная музыка – давящая песнь мертвых. Я заметил, что на лавках разместились слушатели, неподвижные, словно зачарованные мелодией. Черноволосый музыкант казалось, не замечал незваных гостей, и лихорадочно наваливался на клавиши, выжимая из инструмента особо пугающие переливы. Наконец, закончив, он устало потряс головой, и развернулся к слушателям.
Лицо вампира скрывала маска, сделанная из обработанной человеческой кожи лица. Свежей… Я в отвращении вздрогнул. Он приосанился и подошел к стойке священника. Из открытого в ужасе рта маски, полилась неторопливая, вальяжная речь нелюдя.
- Что-то сегодня слушатели какие-то неживые, – он залился леденящим душу смехом. – Но вам, я вижу, понравилось? К сожалению, на сегодня служба закончена, Исидор проводит вас. Исидор!... Исидор!... Зачем вы убили Исидора? Он был столь любезен, оставив свою службу начальника стражи и работая у нас уборщиком. Подавал большие надежды, между прочим… Может, поднесете нам пожертвование? У нас что-то жертвы постоянно кончаются.
Я посмотрел на своих товарищей: Силина в праведной злобе сжимала копье, Даран, ухмыляясь, смотрел на вампира, Ваниэль прочесывал помещение своим необычным зрением. Я поставлю этого выродка на место.
- Прежде чем ваш пепел разберут крестьяне на удобрения, скажи, какова цель ваших действий? Ведь каждое разумное создание Асхана имеет мотив своего поведения. В вашем случае ни мотива, ни разума я пока не наблюдаю.
- Ох, как вы, маги, любите порассуждать! Все просто: сила и власть. Когда этот книжный червь Арантир прошелся по нашим общинам в этом герцогстве, мы многого лишились. Он забрал наших рабочих, и даже некоторых из нас в свой «великий поход». А потом ушел на восток искать спракас у циклопов! Но здесь такое замечательное место! Имперцы заняты добиванием демонов и красных монахов. А тут такой прорыв наметился, наш лидер… Впрочем, зачем я вам все это рассказываю, скоро вы сами все увидите. Правда, постичь величие задуманного не сможете… Зомби ведь вообще не могут оценить прекрасное.
- Говорят, вы, вампиры умеете орудовать только языком, но никак не мечом, – съязвил Даран.
Двусмысленность фразы видимо все же оскорбила невозмутимого вампира. Он развел руки в стороны и одновременно щелкнул пальцами обеих рук. «Прихожане», повинуясь темной воле хозяина, одновременно поднялись с лавок и обернулись на нас.
- Вампиры окружают, – молвил темный эльф.
От стен стали отделяться тени. Каждый кровосос носил маску посмертной агонии своих жертв.
Я послал мысленное распоряжение выдвигаться в центр зала.
«Это безумие! – мысленно вскричал «экзорцист». – Они окружат нас!»
«Напротив вампир не ударит в спину, выйдя из стены. А центр нужен мне для «маленького» колдунства».
Оказавшись в центре, я вложил чистую энергию в посох и нанес Сотрясающий Удар. Обломки скамеек разлетелись в стороны, оглушая и сбивая с ног неповоротливых мертвецов. Так я выиграл время для группировки наших скромных сил. Далее жестами сложил три знака заклинания Небесный щит. Магическая энергия пробудилась внутри меня. Ведомая моей волей, она теплой волной прошлась по рукам и вырвалась наружу. Сфера света ослепила вампиров и окружила нас незримой второй кожей, защищающей от любых действий направленных на разрушение.
«Даран! Держи простых мертвецов, наступающих спереди, и посматривай по бокам! Не отвлекайся на вампиров и не убей случайно Ваниэля!»
«Ваниэль, не дай кровососам попасть в сферу!»
«Силина, ты должна поддерживать наши жизненные силы, будь готова к пробуждению Археона!»
И, хотя мы вмести, мы никогда не бываем едины. Но в такие моменты, как этот, каждый будто забывает наши различия и исполняет свою задачу. Идеально! Достав магический мелок, я приступил к начертанию пиктограммы локальной теллепортации.
Даран начал раскручивать своё оружие, сравнимое по разрушительной силе с небольшим драконом. Большой огненный знак бесконечности, создаваемый этим вращением, испепелял нежить сразу по нескольку за одно движение. Когда в радиусе поражения появлялся из тьмы вампир, огненная цепь кадила делала изящный виток и обрушивала пылающую сердцевину в его сторону. Двое низших уже пали перед жарким гневом этого оружия. Это разгорячило нашего «экзорциста», из его лба вновь полезли рога, а глаза налились кровью.
Ваниэль постоянно исчезал и появлялся, пересекая пространство тропами тьмы, известными только ему и вампирам. Надеюсь, он не уйдет слишком глубоко во тьму. Удар, парирование, мгновенный блеск сошедшихся клинков - ни одного лишнего движения. Симфония стали и крови. Гармония, порождающая разрушение. Живое свидетельство конечного единства порядка и хаоса. Он приседает под верхний удар и с невозможной для живого тела скоростью лишает противника ног. Вампир, шипя, падает на землю и удар кулака в шипованной перчатке разбивает ему голову. Разворот, второй кинжал полоснул раскрывшегося для удара врага по животу. Для смерти недостаточно, но я уверен, спица Богини-Паука уже зацепила эту нить. Так и есть. Вампир «прыгнул» в пространстве и, рассыпаясь на лету по частям, вышел обратно - Ваниэль настиг его во тьме.
Поток мертвых начал иссякать. Моё заклинание почти готово.
Наконец, зомби закончились. Крупный зомби, ранее бывший наверное стражником, укрылся широким шитом. Неужели остаток разума заставил его самостоятельно понять бесполезность наступления? Неуспокоенный дух воина в нём давал о себе знать, контроль вампиров ослаб. Даран вывел цепь в нижнюю дугу, разнеся несчастному ноги. Когда яблоко своеобразного цепа оказалось в зените своего полёта, его хозяин игриво расслабил руку, и оно в свободном падении упало нежити на голову. Последний.
- Ты свободен, – сказал я. - Мир твоему праху.
Верховный и двое его товарищей переместились к органу. Ещё один из низших замешкался, выкрикивая в наш адрес проклятья. Серебристая сияющая сфера пролетела у меня над плечом и поразила недомерка в грудь. Он, дымясь и брызжа кровью, опрокинулся навзничь и остался лежать неподвижно. Хм, не истлел. Видимо, совсем молодой, еще не успел отжить даже время, требующееся для разложения плоти.
Теперь мы стояли, в ожидании смотря друг на друга. Немертвые, как и мы, были измотаны. Мне осталось начертать два ключевых знака пиктограммы.
Вампиры беспокойно наблюдали за моим действом. Органист в ярости сорвал с себя маску.
- Моё имя Радэлли, князь Блекхеда! – возвестил высший. От его издевательского тона не осталось и следа. – Каковы же ваши имена незнакомцы?
- Наши имена ни о чём тебе не скажут, – я оглядел своих товарищей. – В те минуты, что тебе осталось существовать, можешь называть нас Отступники.
- Как вам угодно, Отступники. Предлагаю вам последнюю игру. Один из вас сразится со мной. Победите вы – мы уйдём, и не будем вам мешать. Если же победим мы, вам придется покинуть этот город.
- Боюсь, игры закончились, мой друг, – грустно сказал я. – Всему сущему требуется и ваша смерть тоже.
- Безумцы! Ритуал уже начался, и когда он завершится, победить хозяина будет невозможно. Вы не сможете помешать – ветер смерти надежно охраняет взывающего к нему!
На опаленные полы церкви лег последний знак пиктограммы, и она засветилась вертикальным голубым светом.
«Булварк, ставь его на пиктограмму»
«Да, Учитель»
Я мысленно представил место в лесу, где находилась первая пиктограмма. Секунда - и в астральном пространстве появился коридор. Два ключевых слова, и линии пентакля заструились, передавая энергию расположенным в них знакам. Каждый символ выражал волю заклинателя, реализовывал тонкие процессы колдовства, открытые древними и бездумно используемые современными магами. Ударил вертикальный столб света, и в нем материализовался черный гроб, испещренный священными письменами.
Силина, пересиливая себя, стянула одну перчатку. Она поднесла лезвие своего оружия к руке и обагрила гроб каплей своей крови. Он отворился, представляя своего хозяина лунному свету. Нежить – мертвый рыцарь забытых времен.
Мы расступились.
Тьма струями входила в щели доспехов воина, наполняя его силой. Он совершил первый за долгое время хриплый вздох. Радэлли с ужасом наблюдал, как мертвец поднялся из небытия. На бледном красивом лице восставшего зарастали следы гниения, а спутанные седые волосы сами скручивались в длинный хвост. Наконец, перед нами вновь предстал Археон – пятый Отступник.
Его кровавые глаза, пересечённые вертикальными шрамами, разомкнулись. Рыцарь медленно повернул к нам голову.
- Здравствуй Кассул ибн Ашанди, – сказал он мне и перевел взгляд на остальных. – Инквизитор. Видящий. Герцогиня… хозяйка.
- Я… я знаю тебя! – глаза князя Блекхедского наполнились страхом. – Предатель!
- Предатель? – Археон надменно улыбнулся. – Кто назвал меня так - грязное ничтожество, предпочетшее страсти живых идеалам Асхи? Богатство и власть, бесконечная алчность и похоть - это твое служение? Настало время предстать перед создательницей.
Силина собралась, для того чтобы отдать приказ, но Археона не понадобилось просить. Он, не спеша, вынул из гроба длинный массивный меч, и направился к собратьям. Черный плащ, сотканный из тьмы, развевался за его плечами. Тот низший, что был поражен сферой Силины, неожиданно стал приподниматься. Археон, длинными стальными пальцами, обхватил лицо несчастного и поднял над землёй. Силина отвернулась от своего слуги, я же смотрел, будто зачарованный этим ужасающим величием. Раздался тошнотворный хруст, и белую кожу рыцаря оросили черные капли крови.
Двое слуг Радэлли попытались перенестись, но Археон простер длань и исказил врата теней. Они не почувствовали боли, они просто навсегда рассеялись во тьме. Радэлли же теллепортировался и оказался за позади Дарана, открывшего спину. Он вонзился в его шею зубами, оставил на ней рваную рану и вновь ушел. Экзорцист мешком упал на землю, его кадило жалобно звякнув, покатилось по полу. Великое сущее! Моё видение!
Ваниэль вмиг растворился в тени, стремясь в погоню.
- Испражнения Кха-Белеха! – выругался я. Чертов мальчишка меня ослушался! – Археон верни его! Он может погибнуть!
Великий смотрел на меня безразличным взглядом. Радэлли всё равно умрет во тьме от недостатка сил, а до Ваниэля ему нет дела.
- Видящий сделал свой выбор, – холодно изрек нелюдь.
- Исполняй! – закричала целительница, Археон вмиг исчез.
- Помоги Дарану! – я начал терять над собой контроль. Видения сбываются.
Силина бросилась к недвижному телу товарища.
- Живой! – кажется, она, как и я, не хотела смерти этого неприятного человека. Её глаза наполнились слезами.
Вознеся руки, она принялась врачевать, черпая светлые силы из бездонной чаши Эльрата.
- Они не послушались меня! Дитя, будь хоть ты благоразумна! Оставайся с Дараном и не иди за мной! Скажи Археону, чтобы он слушал мои приказы!
Она почувствовала, что перечить не стоит, и согласно закивала головой. Более не медля, я направился в покои священника.

Ветер смерти… Так назвал покойный Радэлли это явление. Ритуал Вечной Ночи – то, что некроманты считают одним из величайших обрядов истинной ипостаси Асхи – Старухи-Паучихи, плетущей паутину жизней. Я же знаю другую Асху – Деву Судьбы и она открывает мне глаза, направляет, указывает на то, что я должен исправить. Их богиня тоже истинная, но они извращают её учения, и лишь немногие из них знают первоисточник учения - «Откровения» Белкета. Ничтожества…
В тройной пиктограмме, вокруг которой бушевала тьма, стоял человек. Хотя… уже не совсем человек. Пропитанные своей и чужой кровью одеяния выдавали в нем священника. Его череп был плотно обтянут кожей, понемногу уносимой потоком ветра. Впалые глаза блаженно полузакрыты. Он запрокинул голову и вознёс костлявые руки с зажатымив них ритуальными кинжалами вверх.
Первые семь человек из внешнего круга были мертвы, их кровь, гонимая ветром, растеклась по линиям пентакля. Остальные стояли на своих местах, околдованные Дурманом. У нас еще было время до начала второй стадии процесса, когда маг переступает порог смерти. Третья же стадия позволяла обмануть Паучиху, подменив свою душу на души жертв и таким образом остаться в мире смертных. Но почему я не вижу филактелии – стержня души высшего лича? Не собирается же он держать душу в хрупком теле нежити?
Будущий лич повернул голову в мою сторону, его веки полопались, как обветшалая известь, и теперь на меня смотрели немигающие желтые белки глаз. Он улыбнулся, хотя, улыбкой это можно было назвать с натяжкой.
- Видимо, этот зазнавшийся кретин Радэлли все же сдох. Ну, ничего, скоро у меня будут новые приспешники, – голос экс-священника был хрипл, но абсолютно спокоен. – Ну, здравствуй охотник. Ты ведь пришёл за моей головой? Кто твой хозяин и как вы меня нашли? Впрочем, неважно… Ты можешь бежать. После я не буду так добр.
- Благодарю за любезность, - в тон ему ответил я, – но я не уйду. Мой работодатель – само сущее, и оно к вашему несчастью, хочет вашей гибели. Ты слышешь меня, исказитель учения Белкета?
- Ты не только отважен, маг, - усмехнулся полумертвец, – но и невероятно глуп! Ветер смерти поглощает любую магию, а все живое, вошедшее в него, становится неживым.
«Видящий жив. - Археон был единственным из команды, кто мог сам общаться со мной посредством мыслеформ. А я был единственным из нас, кого он считал равным и называл по имени. - Я в вашем распоряжении Кассул ибн Ашанди.»
Через мгновение он соткался из темных сгустков и посмотрел кровавыми глазами на человека в круге. Тот вздрогнул. Он все понял.
- А как же насчет того, что и так мертво? – сказал я.
- Н-нет… Это невозможно! – от резкой перемены выражения лица его кожа разошлась трещинами. - Кто ты, сын ночи? Почему ты помогаешь этому магу?
- Моё имя Археон, верховный командующий десятого легиона теней. А есть ли имя у тебя, бесполезная тварь, играющая в бессмертие?
- Десятый легион?!... Гражданская война в Семи городах?! О Эльрат!!! – охваченный животным страхом некромант вспомнил бога, которого когда-то предал. – Не подходите! Я убью этих уродов! И детей не пожалею!
- У тебя есть три выхода, – сказал вампир, доставая из-за спины свой клинок. – Ты можешь исполнить свою нелепую угрозу и, нарушив ритуал, обречь себя на вечные муки. Также ты можешь продолжать ритуал в надежде успеть его завершить. И, наконец, самостоятельно удалиться в обитель мертвых, что наиболее разумно, так как завершить ритуал ты уже не успеешь. Пришло время твоего выбора.
Археон вступил в темный круговорот, и неудержимо пошел сквозь тьму. Неудавшийся лич в ужасе шарахнулся в сторону, и ветер смерти оборвал часть его плоти. Он в безумии бросился на одурманенных людей. Под ритуальными кинжалами пало двое стражников, но, когда он замахнулся на ребенка, перед ним возник убийца. Убийца, не знающий слова «пощада». Бывший священник упал на колени и, выкрикивая что-то несвязное, закрылся костлявыми руками. Я закрыл глаза.
У смерти сегодня богатая жатва.

Тело изверга было рассечено наискось, куски рук беспорядочно валялись среди крови и внутренностей. Пожалуй, он был больше человеком, чем нежитью. Человеком… Смотря на Археона, безразлично глядящего на поверженного врага, я вновь убедился, что бремя вечной жизни дано не каждому…

Я расколдовал заложников, мы с Силиной вывели их наружу и принялись оказывать помощь. Освобожденный эльф возбужденно бегал по поляне рядом с церковью и клялся сочинить о нас балладу. Состояние Дарана уже не было тяжелым, но он всё ещё не пришел в себя. Ваниэль с Археоном стояли на возвышении и смотрели на самую большую из трех лун. Поразительная техника внутренней концентрации быстро восстановила эльфа. К нам с факелами стали стягиваться жители. Дети воссоединились с родителями. Трактирщик Будон бегал по поляне и всех обнимал. Когда он добрался до меня, я учуял кислый запах причины его веселья: он был сильно пьян. Внезапно из леса выбежал взъерошенный лесник. Он столкнулся с группой мужиков.
- А-а-а! Хью! Где ты пропадал столько времени! Иди выпей с нами! Нечистые отправились в ад!
- Я..я.. п-прятался в лесу и обнар-ружил чудовище! – его широко раскрытые глаза безумно шарили по земле. – Ч-чудвище, крадущее нас! У него огром-м-мные лапы, ростом он 25 футов! Он п-пожирал лошадей, а вскоре пер-р-р-рейдет к дет-тям!!!
- Хью, ты перепил, – мужики лишь отмахнулись. – Нечисть давно сгинула.
- Я в-видел его собственными глазами! К-клянусь Эльратом! У него одно око, и он жрал лошадей!
Не утерпев, я вмешался.
- Да не ел он их, друзья! Он гладил их по спине.
Мужики уставились на меня как на блаженного. Я, несколько сконфуженный, продолжил объяснение.
- Дело в том, что чудовище на самом деле зовут Булварк. Он шестой Отступник…

прим: это не я много пишу, это здесь сообщения маленькие :)
С надеждой и уважением 7D
прочитал на одном дыхании :) не знал, что так много О_о
АП! никто ниасилил, или чего?
ЧИТАТЬ ВСЕМ!!!!!!!!!!! АП!!!!!!!!!!!!
акуено аффтар пишет! тока попробуйте не прочитать и сказать типа букофф много!
АП!
харэ топик этот вниз сбивать флудом своим. АП!
1|2|3|4|5|6
К списку тем
2007-2024, онлайн игры HeroesWM