HeroesWM.ru - Герои войны и денег - онлайн игра
  Требуется авторизация | Вы не авторизованы  
9:05, 2437 online 
 Об игре 
 Новости 
 Войти 
 Регистрация 
 Рейтинг 
 Форум 
   Форумы-->Творчество-->Некромант – Визит Мертвых.
1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|>|>>

АвторНекромант – Визит Мертвых.
Сутки без проды, как дальше жить?))
***

Тиском родился в знатной семье. Его отец был герцогом и владел обширными территориями. Все мужчины в роду были крепкими, физически сильными, но главной чертой было крупное нечеловеческое телосложение. У отца было три сына, Тиском был самый младший. Дети подросли и возмужали, стали ходить в походы, сражались в битвах, захватывали замки. Когда в сражении три брата вставали в первых рядах на своих конях, то наводили ужас на всех врагов. Три башни – так их прозвали. Огромные рыцари, на которых покоится тяжелый пластинчатый панцирь, что никакое оружие не то что не пробьет его, а даже не найдет маленькой щели чтобы хоть как-то поранить, они казались будто нерушимые статуи отлитые из стали. Тиском прекрасно владел копьем, посещал многие рыцарские турниры, откуда выезжал победителем в конных схватках.
Но годы шли, отец старел. Все свое герцогство и экономические дела, он завещал старшему сыну, как мудрому и дальновидному правителю. Среднему отдал вооруженные сила герцогства, чтобы защищал своего брата. Младшему достались лишь знания, накопленные их родом. Обширная библиотека с тысячами книг, что еще никому не удалось прочесть их все. Конечно, Тискому достался и замок во владения, но он возмутился столь скромным даром отца. Как можно отважному рыцарю завещать библиотеку? Старшие братья посмеивались, но без излишеств. Отец успел сказать младшему сыну, что в библиотеке есть шкатулка, доставшаяся ему от деда. И что в ней таится родовое могущество, но поскольку оно связано с колдовством, тот боялся ее открывать. Тиском фыркнул на эту глупость и затаил обиду на своего отца.
Год за годом он обустраивал свой замок, защищал его. Являлся со своим войском на подмогу, когда просили о помощи его старшие братья. Однажды на замок Тискома напали, ведь тот был на границе с недружелюбным соседом. Отбиться удалось с кошмарными потерями, а сам Тиском в бою был серьезно ранен и потерял руку и глаз. Лекари не успели спасти столь важные части тела для рыцаря. Отчаявшись, не надеясь уже на рыцарские свершения, Тиском перебрался полностью в библиотеку, которую ему завещал отец, чтобы книгами хоть как-то скрасить свое одиночество и занять время. Книги ему очень понравились, он часто запирался в своем кабинете, иногда что-то говорил сам себе в полголоса, вел себя странно, что челядь начинала побаиваться своего хозяина. Он очень изменился после той битвы. И вот случайно ему в руки попалась шкатулка. Тиском уже давно и забыл о ней, но при виде угрожающих барельефов на крышке вспомнил слова отца. Аккуратно откинув крышку, он ожидал увидеть какую-нибудь страшную и могущественную реликвию, но там покоилось неприметное кольцо, а под ним какие-то записи. Кольцо его не заинтересовало, он достал его, чтобы не мешалось, но в палец вонзился острый шип. Рука онемела, затем и все тело. Он понял, что кольцо было специально оставлено, и шип, скорее всего, смазан каким-то сильным ядом. Вскоре почувствовав себя лучше, решил, что яд его не взял.
для Snow_RABBiT:
я еретика ещё читаю,помогает здесь проды дождаться))
Достал записи и первое, что прочел – это известие о своей ближайшей смерти. И если он хочет остаться жить, то должен немедленно ехать в родовую гробницу, там есть секретный проход. Тиском сделал все так, как написал его дед в записках. И тайную комнату нашел, заставленную множеством шкафов с таинственными книгами и стеллажами полными непонятных вещей. На столе лежала склянка, по описанию там должно быть противоядие. Быстро выпив, он взял другую склянку из сундучка и, следуя инструкциям, вылил содержимое в котел, нагрел до кипения. Из котла пошел пар, а в нем появились очертания старого довольного мужчины. Это оказался его дед. Он заговорил с ним, сказал, что время пришло и ему суждено стать учеником, постигнуть тайны магии и продолжить его дело. Также он сказал, что яд как раз был не в кольце, а находился здесь, в убежище. Так Тиском, выпив незнакомое противоядие, стал умирать телом, а очнувшись, долго обвинял деда в коварстве, сыпал проклятиями. Но менять что-то было уже поздно. Дед объяснил ему почему поступил таким образом. Прежде чем начать следовать пути магии, надо было подготовить свой дух, откинуть страх перед колдовством, который среди рыцарей очень распространен. Еще он сказал Тискому что был предельно честен с ним, когда говорил что сохранит ему жизнь, ведь теперь жизнь для него приобрела куда более глубокий смысл. Дед помог ему дополнить познания, полученные при изучении библиотеки в замке, открыл ему новые знания о мире. Позже помог овладеть искусством магии и восстановить тело, и начал обучать своего внука темному таинству.

***

Четверо некромантов решили идти вместе, тем более идти оставалось недолго. На пути им встречались пещерные пауки, но Маркиназ ловко показывал на них разные штучки из своего садистского арсенала. Эвер не отставал и демонстрировал свои огненные стенки и каменные шипы. Когда появлялась мелкие отряды людей или гномов, то Тиском их пугал одним только своим видом. На удивление этот здоровяк был очень быстрым и без проблем нагонял бежавших, сбивая их словно бык. Некромант изредка метал ледяные кинжалы в странных существ, которые подкрадывались позади их группы. Переговорить с Вельмессой не удавалось. Делать привалы мертвым не требовалось. Маркиназ пропитался симпатией к Эверу. Они многое стали обсуждать, потом даже спорить и меряться своими точками зрения. Рядом с некромантом шел огромный Тиском, который за все время не сказал и слова. Все трое выглядели карликами по сравнению с ним, а гномы едва доставали ему до пояса. Да ему и сражаться с ними не нужно было, хватит и плюхнутся на них своей массой. Пару раз встречались особо крупные отряды, но удалось договориться, чтобы не вступать в схватку, а обойти. Все эти стычки только замедляют передвижение. Некромант пару раз заметил в проходах рубиновые глаза.

– Темные эльфы. – Рыкнул Тиском. Все от удивления повернули к нему головы, а не в сторону возможной опасности.

– Ты заговорил, мой одуванчик! – Обрадовался Маркиназ.

– Поччему не нападают? – Осмотрительно поинтересовался Эвер.

– Эти подлецы ценят свои шкуры. Чуют, что мы им не по зубам. – Проворчал Тиском.

– А если они стягивают силы, чтобы повысить свои шансы? – Поинтересовался уже некромант.

– Это вряд ли. – Отозвался Маркиназ. – Зачем мы им? Мимо идем, никого не трогаем, ну как не трогаем, трогаем, что можно потрогать. Ну, вы понимаете. А их враги гномы и люди. Проводят нас до выхода, а то мало ли, свернем не в ту сторону и наткнемся на их место обитания. Вот тогда они доложат своим…

– Госсударсственным вельможжам. – Подсказал Эвер.

– Да-да, и забудут о нас.
Классно)))только мало(
для Корри:
Да, есть проблемы. И запас кончается, закрою цикл. Поэтому растянется этот рассказ на 2 цикла)

Ну и спасибо всем на добром слове, кто читает, да и вообще ждет. Приятно, поднимает настроение)
Пещера сменялась пещерой. У двоих новых спутников, видимо, есть какие-то свои приспособления, чтобы видеть в темноте. На предложение Эвера выпить снадобье они ответили вежливым отказом. Алые глаза во тьме проступали все чаще и чаще. Иногда были видны размытые очертания наблюдающих. Эвер и некромант держались напряженно, несмотря на слова Маркиназа и Таскома. Маркиназ, словно невзначай, остановился, присел, выдвинул ногу вперед и принялся стряхивать невидимую пыль с колена, где находилось лицо темного эльфа. Некоторые наблюдатели, видно, заметили этот дразнящий жест. Глаза, и без того алые, становились еще ярче от гнева. Но, как догадался некромант, причина их ярости не в том, что погиб собрат и то что надругались над его лицом таким способом. Задета собственная честь, если таковая имеется у этих коварных существ. Маркиназ уж совсем явно бросал вызов каждому из них. Группа продолжала идти, молча огибая сталагмиты. Любовались на кристаллы всех цветов радуги. Никто не собирался к ним притрагиваться, все знали что будет. Некроманту стало немного стыдно, что он один решил их потрогать еще там. Маркиназ принялся снова за старое. С пояса снял вязанку засушенных голов, выбрал три штуки темных эльфов, остальные повесил обратно. И так «невзначай» стал жонглировать ими, будто он так развлекается каждый день, когда ему становится скучно. Алые глаза уже пылали, грозя прожечь дыру в хвастуне. И все же эти дразнящие жесты не прошли даром. Кто-то кинул дротик, целясь то ли в голову Маркиназа, то ли в одну из его игрушек. Маркиназ без труда уклонился, а вот в одну из засушенных голов дротик воткнулся.

– Ка-а-ак не прилично. – Протянул он. – Я же ваше имущество не порчу. Жалкие длинноухие твари.

– Не перегибай. – Шепнул ему Эвер. – Они могут и выззвать тебя на поединок, а в ближжнем бою ты не аххти какой боец.

– А я что, я ничего. – Потупился Маркиназ, но продолжал жонглировать уже двумя головами.
Видимо один из темных эльфов сумел подслушать замечание рыжеволосого. Хотя как тут не подслушать, с такими-то длинными ушами. Из-за угла вынырнула темная фигура и беспечно шла в сторону некромантов. Мужчина был невысок, чуть ниже среднего роста человека, с черной кожей, красивое молодое лицо с изогнутыми белыми бровями. Крылья тонкого носа гневно раздувались, а в алых крупных глазах полыхал огонь. Серебристые волосы раскиданы по всей спине, но невидимые заколки не допускают, чтобы они упали на лицо или всячески мешали в бою. Черные матовые доспехи из неизвестного легко материала. Такие не выдают блеска, а он и сейчас словно тень. То, что к ним идет живое существо, выдают только эти снежные волосы, да еще алые глаза. В руках опущенные к земле сабли, изогнутые, с разными значками и гравировками. Лезвия также эбонитового цвета, позволяющие без труда скрываться от сильного врага. Он остановился в десяти шагах от группы и не прилично указал рукой в Маркиназа. Прошипел злой, но сладковатый голос:
– Ты, красный балахон! Думаешь можешь ходить по нашим пещерам и бахвалится своими скромными достижениями? Я бы мог тебя убить сотнями способов, и никто бы не узнал что произошло. Но твои спутники, возможно, наделали бы много шума пытаясь отомстить за тебя. И поэтому я вызываю твою мертвую гнусную морду на бой.

– Ну, зачем же сразу обзываться? – Оскорбился Маркиназ. – Первый парень на деревне? Но не заметил, что деревня то махонькая.

Эльф стоял на месте, демонстрируя свое превосходство, но ничего не сказал, а лишь ехидно улыбался. К Маркиназу подошел Эвер и шепнул на ухо:

– Ну ччто, довыделывалсся? Воззьми мой мечч, твой Гнойник сслишшком неповоротлив в бою сс таким противником.

– Я плохо владею мечом. – Еле слышно процедил Маркиназ. – К тому же, ты нас с Гнойником недооцениваешь.

Маркиназ сделал шаг вперед, но на плечо упала тяжелая, как скала, рука Тискома.

– Не зарывайс.я – Громыхнул гигант. – Держи его на расстоянии, сам в атаку не лезь. Он будет, в основном, топтаться на месте, а ты стой в глухой обороне и жди своего шанса. Не атакуй, понял? – Маркиназ кивнул.

– Напутственные слова закончились? – Усмехнулся эльф. – И да, труп, не надейся, что твоя гнилая шкура тебе поможет. Наши предки знали, как убивать вас.

– Раз знаете, то чего же сразу не убили? – Поинтересовался некромант. Эльф сделал такое лицо, будто и ребенку понятно почему.

– Мы не воюем с мертвецами. Последствия смертей четверых станут очень серьезными. И яд добывать не так просто.

– С этого и надо было начинать.

Другие темные эльфы не показывались, но количество алых глаз резко возрастало. Многие пришли посмотреть на поединок. Маркиназ вразвалочку шел к эльфу и решил закончить бой одним ударом, даже словом. С пальцев свободой руки сорвалась струя какой-то темно-зеленой жидкости.

– Они слишком быстрый, чтобы пропустить такие заклинания. – Прогромыхал Тиском.

И действительно, эльф резко склонился вниз и рывком, как каракатица, устремился к некроманту. Маркиназ продемонстрировал не меньшие способности ловкости, уклонившись в сторону, но дались они с трудом, рядом с лицом чиркнули лезвия сабель. Эльф шел всем телом за своими клинками, и открыл незащищенную спину. Можно было попробовать ударить в уязвимое место – пронеслось у всех в головах. И у эльфа тоже, поэтому он на лету сделал кувырок вперед. Но Маркиназ и не собирался атаковать, а принял защитную стойку.

Если Гнойник настолько ужасен, как о нем говорят, то хватит и одной царапины, чтобы выйти победителем. Поскольку быстрые атаки обоих сторон не увенчались успехом, они стали нарезать круги вокруг друг друга. Вернее эльф нарезал, выбирая куда ударить, а некромант старался не пропустить удар. Брешей в обороне Маркиназа не замечалось, и чтобы усыпить его бдительность, эльф принялся выделывать гипнотизирующие взмахи саблями. Все это было, конечно, показухой и не более, но до чего все-таки красиво. Да и для него это было обычным делом, все делалось на рефлексах, а глаза прожигали некроманта. Эльф сделал пробный выпад, Маркиназ легко принял удар на Гнойник, сыпанули искры. Пошли сложные комбинации с множеством ложных выпадов, но некромант не попадался на уловки. Одна из сабель целилась в лицо, а вторая ждала, когда можно рубануть в пах. И вот она змеей бросилось в лицо, Маркиназ отпрыгнул назад, а вторую отбил косой. Сделав богатырский размах, он собирался перерубить эльфа пополам, но тот акробатически сделал сальто назад. Только подошвы сапог коснулись земли, в него уже летел черный сгусток. Глаза эльфа расширились в удивлении, уклониться он не успевал и в отчаянии выставил перед лицом клинок. Черная субстанция с чмокающим звуком прилипла к сабле, пошел дым. Эльф вскрикнул и выпустил оружие из руки. Субстанция пожирала лезвие, а вскоре с аппетитом заглотила и рукоять. Затем вытянулась немного вверх, словно какой-то слизняк, оглянувшись мордочкой (хоть глаз и рта не было), уползла по своим делам.
Поэтому растянется этот рассказ на 2 цикла)


ай-я-яй!!!!как на 2 цикла?!!
Кончилась часть на самом интересно месте. Эхх.
для Markinaz:
С вас рассказ писали?))А,Маркиназ??
Поэтому растянется этот рассказ на 2 цикла)может мы просто будем подольше проды ждать?
для adark:
согласна)а то 2 цикла звучат угрожающе!!
для Корри:
Не весь рассказ, а только одного героя =)
для adark:
для Корри:
Я это и имел в виду. Пока выкладываю готовое, которое кончается, а потом уже придется ждать. Не в смысле пока напишу все остальное, а там по куску из моего формата.
– Эх, какая сабля-то была. – Прошептал огорченно некромант. – Хотел уже себе забрать, ну после того, как Маркиназ его добьет.

– Я вот думаю. – Отозвался Эвер. – Где он нашшел амулет пожжирателя? Они довольно редкие, как ихх созздавать ужже никто не ззнает, а ссччасстливччики не продают ни зза какие деньги.

– А чего такой грустный у тебя тон? – Спросил некромант.

– Однораззовый. А этот вот так легко его исспольззовал, глупо. Боюссь не усспею ихх иззуччить, ессли вссе будут так ихх рассхходовать.

Тиском бросил презрительный взор на обоих, и те решили помолчать до окончания битвы. Эльф пришел в себя от потери клинка, и начал теснить Маркиназа к стенке. Тот медленно, но шаг за шагом, отступал. Эльф взвинчивал темп, послышались отголоски надсадного дыхания. Сабля летала словно призрак в потоке быстрых колющих и режущих ударов. Маркиназ держится с трудом, балахон в некоторых местах порван, но плоти клинок, судя по всему, еще не коснулся. От Гнойника во все стороны летят искры, но никаких зарубок или следов на рукояти не остается. Эльф видно совсем потерял голову. Бреши в его обороне стали видны невооруженным глазом, тот даже не заботился на них, атаковал и атаковал. Холодный инстинкт убийцы уступил звериной ярости. Он привык к быстрым боям, где все решалось на скорости и умении, а затяжные бои сильно выматывают. Маркиназ еще и умело стоял в глухой обороне, отводя лезвие от важных частей тела. Хотя какие у некромантов могут быть важные части тела? Темп заметно стал падать, эльф задыхался, а с его оставшейся саблей было что-то не так. Некромант присмотрелся, лезвие разъедалось на глазах, он также знал, что и другие это заметили. Неслыханное дело, зачарованное оружие темных эльфов прямо сейчас распадется у всех на глазах. Такого лично он еще не видел. Гнойник все-таки сделал свое коварное дело. Все это время у него была собственная схватка с сильным оружием, которое ковали мастера эльфов. Мощный удар, и последний. Клинок развалился на две части. Эльф, надсадно дыша и хрипя, с недоверием смотрел на обломок своего оружия. Маркиназ даже и не думал наносить роковой удар, он уже уперся в стенку и безмолвно сползал по ней к полу. Схватка отняла и у него немало сил. Внешне это не бросается в глаза, лицо как было непроницаемым, так и осталось, но казалось, что он исхудал еще больше.

От стены отделились две тени. Тиском набычился, уже изготовившись бросится на двух темных эльфов, но некромант успокаивающе положил ладонь на здоровенную косу и заставил опустить ее. Эльф все рассматривал обломок, дыхание выравнивалось. Раздался звонкий хруст, из его груди высунулся черный кончик лезвия, с которого падали вязкие капли крови. Все молча стояли и смотрели, как эльф опускается на колени. Второй эльф подошел к нему сзади, схватил за длинные волосы голову и ударил своим клинком по шее. Голова с легкостью отделилась и повисла в руке.

– Вы убили лучшего воина Дома Алых Пик. – Сообщил один из них. – Мы доставим голову его родне, их ждут большие неприятности. Больше вас никто не побеспокоит, но вам здесь также и не рады.

Они также бесшумно, как и появились, скрылись в темноте. Алые глаза наблюдателей заметно редели, а через минуту и вовсе исчезли.
Маркиназ с кряхтение поднялся на ноги. В черных глаза снова разгорался веселый огонек. Он обошел по кругу обезглавленное тело, что-то высматривая и прикидывая. Под мертвым эльфом растеклась немалых размеров лужа крови. Местные насекомые уже жадно хле.бали, присасывались, алые брюшка заметно раздувались. В темноте показалась желтые глаза небольших ящеров, падальщиков, которые только и ждут когда набросятся на труп. В потасовке прибьют еще некоторых слабых, и насытятся их плотью. Маркиназ словно только заметил:

– А где голова? Они что, забрали мою голову? – И пнул тело ногой. – Ну не в прямом смысле мою, конечно, ну вы поняли. Не могли придержать их пока я..

– Приходил в себя? – Подсказал некромант.

– Присел полюбоваться осколком от его клинка! – Огрызнулся Маркина, но сразу и смягчился. – Как я его отделал, видели? Даже особых усилий прилагать не пришлось.

– Да он ччуть тебя по нозздри в зземлю не вбил. – Прошипел Эвер.

– У меня все было под контролем, это тактика такая.

– Ну да.. – Произнес Эвер. – Еще бы. – В тон ему ответил некромант. – Конечно. – Прорычал Тиском.

Все трое развернулись и двинулись дальше. Сзади послышался голос Маркиназа: – ну правда, ребята, вы что, мне не верите? Никто ничего не сказал, да и сам Маркиназ больше не бахвалился. Как и обещали темные эльфы, наблюдателей больше не было на их пути. Тихие пещеры, одна больше другой, но сам по себе пейзаж однобок. Сталактиты, сталагмиты, валуны, скалы уже порядком примелькались перед глазами, редкая радость – разноцветные кристаллы, но их встречалось все меньше и меньше. Некромант упрекнул Маркиназа, что тот мог одну саблю и оставить целой. На что тот ответил, если и осталась бы, то забрал себе как трофей. Эвер вспомнил про пожирателя, которым тот воспользовался. Жадно расспрашивал, где тот его взял. Маркиназ рассказал, что амулет достался ему от своего первого учителя, деревенского колдуна. После того, как он его убил, то сгреб в свою сумму все, что посчитал нужным. Это потом, через десятки лет он узнал, какая редкая ценность попала ему в руки. Но имя своего учителя он забыл, а призвать его дух и расспросить детальнее не было возможности.

– И ззаччем жже ты его так глупо исспольззовал? – Спросил Эвер.

– Я его хранил восемьдесят четыре года, и все хотел опробовать, но случай как-то не подворачивался. А так победа получилась эффектной, если бы еще этот пожиратель впился в лицо, а не клинок.

– Вссе равно глупо, ты бы мог его иззучить.
–- Ты за кого меня принимаешь? Конечно же, я пробовал изучить, понять, но ничего не выходило. Видимо создатели защитили от копирования.

Некромант заметил, как морщился Тиском. Все магическое почему-то для него было неприятно. В голове пронеслись некоторые воспоминания из прошлой жизни, когда он был рыцарем. Тут и пришло озарение.

– Ты ведь был рыцарем, да?

– Ну и? – Пробурчал тот в ответ.

– Я помню тебя. – Тиском повернул к нему голову и смотрел требующим объяснения взглядом. – Ты Тиском де Бражелен. У тебя еще два старших брата.. было.

– Допустим. И с чего ты это взял?

– Ваша конница атаковала столицу Гриксии. А наш отряд заходил с тыла, в нем я и присутствовал. Меня запомнить трудновато, ни чем не выделялся от других однощитовых рыцарей. Ну, а вас троих спутать с кем-то другим трудновато, пожалуй.

– Да, что-то такое припоминаю. Однощитовик, говоришь?

– Клятву вассала так никому и не принес.

– Понятно. Во мне вот до сих пор что-то осталось от прошлой жизни. Не люблю колдовство и вообще магию, поэтому неприятно слушать их разговоры. – Кивнул в сторону Эвера и Маркиназа. – Хотя кое-что умею, но предпочитаю не пользоваться. Дед заставил.

– А что же ты тогда забыл на слете?

– Дед отправил. Сказал, что послушаю разговоры и пойму. Но я сомневаюсь, надеюсь найду похожих на меня.

– Тебе нужно пообщаться с темными всадниками или рыцарями смерти. Думаю, нашли бы общий язык.

– Там же в основном кровососы.

– Не всегда. Среди них часто встречаются и бывшие рыцари, которые не сумели или не захотели заигрывать с магией.
очень интересно написано! с интересом читаю.
Некромант чувствовал, что они уже поднимаются наверх. Эвер подтвердил, что скоро они выйдут в свет. Сколько же они шли? – Спросил сам у себя некромант, ход времени в подземельях теряется. В пещеры задувал свежий воздух, от которого он уже успел отвыкнуть. На земле появились маленькие сухие веточки, листики, которые заносило ветром в пещеры. Впереди замерцал белым светом выход, который может свести с ума от счастья тех, кто блуждает в этих подземельях и стремится выбраться наверх. Они переступили черту света, который пробивался сквозь выход, и неожиданно громко послышалось чириканье птиц. Около дерева притаилась лиса, подергивает задом собираясь кинутся к зайцу. Белки на деревьях грызут орехи. Все это он видел сотни раз, но сейчас это казалось таким новым. Некромант заметил, что они вышли повыше от уровня земли. Стояли на какой-то отшлифованной дождями плите, придется еще спускаться вниз. Возвышаясь над кронами деревьев, видны голубые ручейки, даже речку видно, где довольные жизнью плещутся утки. Как мало нужно для счастья. Четверо некромантов взглядом наслаждались всем великолепием этого природного мира, такого волшебного и девственно прекрасного. Внизу показались со всех сторон хорошо вытоптанные дорожки, там шли пешком и ехали верхом разные фигуры.

– Некроманты. – Вымолвил Эвер.

– Их так много, – удивился Маркиназ. – и все такие..

– Какие? – Спросил Тиском.

– Ну вон посмотри на того, который едет на огромном, мерзком, толстом, необъятном, противном пауке.

– И что?

– Как это что? Вот я бы хрен сел на эту восьмилапую гадину.

– А я бы не носил у себя на поясе вязанку голов. – Маркиназ непонимающе уставился на гиганта, сообразив намек – ответил:

– Это совсем другое!

Некромант прислонил кисть козырьком ко лбу, чтобы солнце не мешало обозревать местность. Там вдали беспросветный густой туман, скорее всего он и скрывает резиденцию от любопытных глаз. Но почему так близко от выхода из пещер? Оставалось загадкой. Пока они спускались вниз, то успели побольше рассмотреть других некромантов. Не все верхом, также много и пеших, как они сами. Кто-то с аристократичным лицом и весь в черном, другие менее родовитые внешностью, у некоторых виднелись белые доспехи, оранжевые плащи, ядовито зеленые сапоги. Все они разные, слишком разные. Преобладали, конечно, черные и серы тона, но все же некоторые безмолвно высказывали свою индивидуальность. У впереди идущего по дорожке такие длинные волосы, что свободно доставали бы к плечам, но они почему-то стоят дыбом вверх. Сзади следовала некромантка с голым черепом. То, что именно некромантка – подсказывали женские элегантные сапожки, заметные из-под бирюзовой мантии. Никто не заговаривал друг с другом, не обгонял. Все шли в молчании, как на поклон к чему-то более высокому, одухотворенному, сильному. Загадочная атмосфера, ничего не скажешь.
Дорога хорошо вытоптана животными и не только, чувствуется древность, как сотни некромантов проходили по этой земле, оставляя частику себя, увековечивая, втаптывая в эту землю. Растения в этом тумане чахнут, но как-то же успевают прорастать здесь, животные бегают везде и не обращают внимания, что в опасной близости проходят живые мертвецы. Они спешат по своим делам, более важным и неотложным. Наверное, туман расползается от горы только в дни, когда сюда бредут другие некроманты. Символизируя тем самым, что живое все постепенно гибнет, отмирает, но настанет день, когда солнце развеет непроглядный туман, нагреет землю. Животные на себе или в себе принесут семена, снова зацветет жизнь, вырастут новые растения, деревья. И в этом таится смысл взаимодействия и гармонии жизни и смерти в этом мире.

Туман заволок всю видимость, спутников идущих рядом тоже не видать, можно услышать их присутствие только по движениям. У ног что-то проползло, влажное, скользкое и противное, но рассмотреть не удалось. Двигались не спеша, чтобы не налететь случайно на кого-то. Постепенно туман начал редеть, и видно было уже размытые силуэты путников. Тем временем впереди четко проступила невысокая гора, но что-то подсказывало, что раньше она тянулась далеко вверх, разрезая облака. Стены горы гладкие словно стекло, многие года обдуваемые ветром, что теперь и муха не уцепится при всем своем желании.

Внутрь горы прорублен высокий проход с аркой. На самой арке мертвенным голубым цветом сияют символы разных эпох. Многие из них принадлежат к давно забытым языкам, что мало кто и знает их значение, но выглядят так, словно их выжгли в камне только вчера и время не имеет над ними власти. С двух сторон арки стоят массивные фигуры, по сравнению с которыми богатырь их группы не такой уж и богатырь оказывается. Вестники тьмы, как их прозвали в народе. Высокие, мощные и массивные на вид, в огромных ритуальных балахонах. Цвет ткани, конечно же, черный, но с ярко-зелеными вкраплениями. Капюшон неизвестно на что одет, потому что голову и как таковое лицо заменяет голубое сияние. В руках одного из них, как и принято, ритуальная трехметровая коса с руку мужчины толщиной. А вот у другого – в одной руке такой же высокий посох, а в другой книжка. О таких вестниках он еще не читал, но разглядывать долго неприлично. Только опустил голову – заметил, что концы их балахонов парят над землей, оборванные края как щупальца прощупывают землю.

Они прошли под аркой, некромант почувствовал как даже по костях пробежали словно наэлектризованные искорки, ощущение было чем-то похоже на то, что он испытал когда попытался прикоснуться к кристаллам в пещере, но отчетливее и сильнее. Наверное, какая-то мощная охранная магия – подумал он. Посмотрел на спутников, Эвер и Маркиназ оглядывались на арку и о чем-то перешептывались, а Тиском шагал как-то напряженно и всем своим видом показывал что это ему жутко не понравилось. Чуть далее их взору открылся широкий коридор, в конце которого массивные створки ворот, сделанные из какого-то странного черного дерева, оббитые металлом. Стены коридора облицованы серебром, автор этой идеи не навязчиво намекал, что какой дурак думает, будто некроманты боятся серебра, как какая-то поганая нечисть? Покажите мне его, и я засуну ему слиток серебра в… куда следует. Правда эти же дураки скажут, что на просторах появилась новая нежить, которая уже не боится серебра и, естественно, сильнее прежней. Помним, проходили. Словом, что мы все о них, суеверных и недалеких. Створки распахнулись сами, когда группа к ним приблизилась. То ли старые механизмы как-то улавливают приближение, то ли незаметные духи их и открывают.
1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|>|>>
К списку тем
2007-2017, онлайн игры HeroesWM
Рейтинг@Mail.ru