Об игре
Новости
Войти
Регистрация
Рейтинг
Форум
11:07
4272
 online
Требуется авторизация
Вы не авторизованы
   Форумы-->Творчество-->

Истории наёмников


1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|>|>>

АвторИстории наёмников
У продающих мастерство меча и посоха есть что рассказать, но ведь не всем, не всем...
Когда молодёжь уже давно отдыхает под столом или скорчившись на лавочке, когда трактирные служки вытирают на бегу пот, таща очередные баклаги с выпивкой, а глаза седоусых ветеранов затуманиваются былыми битвами, кто-то обязательно спросит про отряд Олефандро. Цепкие зрачки живущих с удачей внимательно ощупают любопытного, словно бы взвешивая, стоишь ли ты ответа, и лишь потом струёй терпкого эля тянутся рассказы.
В среде наёмников масса команд самого различного, порою даже невообразимого состава. Это кузница кадров для крупных орденов и соединений, это основа воинского мастерства и реальная возможность применить (или подсмотреть) тактические решения. Олефандров лишь один из отрядов, не самый сильный, не самый лучший, не самый богатый. Чем же приглянулись ветеранам именно эти бойцы? О них есть что вспомнить…


Сводный отряд прикрытия, несколько мелких отрядов и даже одиночек, по дешёвке набранных в окрестных тавернах, вот из чего однажды выковалась боевая мощь удачливого подразделения. Там и гоблины попадались, и маги с варварами, и эльфы с полуэльфами, но в основном это были люди.
Король Утреннего Берега Троис с очередным порядковым номером вступал в войну неподготовленным. Сложная система политических союзов на поверку оказалась именно тем, чем мы её считаем – грязной трясиной, съедающей деньги и ничего не дающей взамен. Вот и случились королевские вербовщики, растрясающие казну по кабакам и харчевням, взамен собирая нестройные полки продающих свои мечи.
Эля! Больше эля, да побыстрее! Честный солдат хочет промочить горло!
О чём я?.. Да-да, вспомнил.
Судьба ли пошутила или боги благоволили Тронсу, но в ряды воинства попался Олефандро Крепостная Башня. Гномов тогда не знали, а потому считали коренастого силача, ломающего солдатские типовые клинки на спор тремя пальцами, просто низкорослым человеком. Он и бороды не носил, кто его знает почему.
Олефандро уважали уже тогда, хотя и был молод, к крепким рукам у него прилагались здравые мозги и удача, ну, то есть он был почти идеальным наёмником. А неумеренные способности к выпивке и с женщинами снискали бешеному гному славу не хуже воинской.
заинтриговал...
После того, как варвары набили друг другу морды, выясняя, кто будет главным, а у них в лесу, как известно, половина жителей вожди… короче, маршал Надаба озверел и указал пальцем с погрызенным ногтем на первого попавшегося. Вглядевшись в глаза гнома, Надаба как-то поостыл и безотчётно спрятал руку за спину. Нехорошо, знать, посмотрел на него Олефандро. Пока дружно молчали и сопели, шустрые королевские писцы вписали гнома лидером сводного отряда.
Лидер выделил троих офицерами. Кто-то из благородных вякнул против и был изгнан из отряда. Возмущение других было прервано без особых затрат времени, дополнительно сэкономив казне ровно две серебряные монеты. Трое сильно умных убрели за ворота, а вольница поостыла.
Лагерь наёмники вынесли за стены замка. Вечер ушёл на опохмел, игру в кости и подгонку вооружения. Король расщедрился выделить кольчужной ткани и семислойных кожаных щитков, крепко припёрло, видать. Тем же вечером в палатке лидера собрались начинающие офицеры. Разговор был коротким, громким и неутешительным: отряд представлял скорее потенциальную, нежели реальную воинскую силу.
Вечером среди наёмников зарезали пару шельм, а утром повесили пару-тройку воров, так что к обеду отряд составлял 631 бойца, 11 кашеваров, блохастого пса Везунчик и несколько мер относительно ровно распределённых по лагерю вшей.
Всю ночь Олефандро мочил усы в эле, так что утрешний строй он обходил сумрачным и взъерошенным. Вестовой принёс приказ держать переправу через Совр, это было третьесортное направление. Со вкусом рыгнув в лицо вестового, гном забрал приказ и очень громко его зачитал перед строем, пропустив титулы нанимателя, но уделив должное внимание оплате и условиям.
К обеду выдвинулись на место.
Приятное место, если о войне не думать. Узкие перелески, а всё больше выкошенные луга примыкали к броду, пересекающему широкий плес. Запахи трав подгонялись боковым ветром, ни нашим, ни вашим.
Солнце после 3-х дождливых дней так и не показалось, тёмными и светлыми боками тучи царапали по деревьям. Сырая погода укрепила песок на обоих берегах. Последнее обстоятельство было неутешительным для обороняющихся, ищущих любое возможное преимущество. Слева из песка вздымались скальные куски, а справа берег превращался в надёжное болото.
В общем, поле будущего боя оказалось весьма ограниченным по площади, о засадах и сюрпризах стоило забыть. Данный факт Олефандро признал за преимущество, с тоской глядя на бесконечную возню своего отряда. Снова и снова он осматривал поле, и опять возвращался к мысли, что любая мало-мальская пехота без труда пройдёт это поле и положит наёмников без остатка, причём потери этой самой пехоты составят в лучшем случае полчаса времени.
Требовалось придумать хорошую хитрость.
Легко сказать.
Впрочем…
-- Задание у нас особое, – начал речь лидер. – Разведка сообщила, что через эту переправу планируется марш-бросок принца Фуэ с гвардией. Если разобьём отряд и пленим принца, наша награда будет очень, я подчёркиваю – очень щедрой!!!
Глаза наёмников блеснули алчностью, нестройный гул поразил строй, сразу забывший о дисциплине. Всем было интересно, как много входит в понятие «очень».
Незамеченный и резонно опасающийся излишне разумных вопросов, гном скользнул в свою палатку.
Вестового он тотчас отослал к Надабе, затребовав копья и стрелы, как можно больше. Копья прислали, со стрелами оказалось хуже. Снабжая в первую очередь регулярную армию, канцеляр пожалел снабдить ещё и сброд, потому прямослойного припаса пригнали один неполный малый возок, для полтораста лучников отряда это 8, ну, пусть 10 выстрелов, не больше.
Удача благоволит отчаянным. Долго будут спорить историки королевства Утренний Берег, давно уже вошедшего в Империю, кто и как сообщил Олефандро место нанесения вспомогательного удара личной гвардией принца Фуэ. Ответ прост – никто. Гном призвал на помощь своему отряду самый лучший боевой перк, каким только может обладать отряд наёмников – жадность. И угадал, сам того не подозревая.
К вечеру дозорные засекли пару всадников, мелькнувших среди кустов за рекой. Вынесенный вперёд дозор из побитых волков войны сделал круговое движение руками и показал пальцами два. Не так уж и далеко, можно разглядеть. Молодёжь, поставленная в ближнем кустарнике больше чтобы не мельтешить под ногами, прибежала сама, громко вопя о врагах, окружении, штурме и скорой атаке. Скорая атака проходила по разряду белой горячки, так что после нескольких попыток успокоить «дозорных» лидер рявкнул на них так, что по долине пошло эхо. Помянув всё многообразие их половых пристрастий, гном отправил молодых спать.
Бывалые только ухмыльнулись в усы на все эти вопли. Вряд ли принц Фуэ сделает наёмникам такой подарок, как переправа в сумраке на незнакомой местности на укреплённые позиции.
Через час в лагере не спали только охрана и маги, которые, кажется, вообще никогда не спят. Боевые чародеи неторопливо обновляли арсенал боевых заклятий и подкапливали энергию в медитативном трансе. Один из варваров попробовал запеть что-то заунывное, но метко брошенный сапог закончил сольный проект в зародыше. Обиженный варвар пересел к соседнему костру и незаметно задремал.
За тучами скользит диск малой луны, тускло просматриваясь и шняряя среди тёмных и светлых пятен неба. Словно матёрый волчара или даже оборотень, каких, говорят, полно в юго-восточных областях, лунный пожёванный щиток то погружается в облачные кущи, то выныривает, облизываясь и взблескивая ярким глазом.
Поднялись тихо и построились до утра. За камнями встали несколько малых отрядов, а на самих камнях угнездились лучшие лучники со строгой задачей отстреливать офицеров врага.
Основная масса войска встала с расчётом на встречный бой, в 6 рядов. Перед рядами легли длинные копья, сводная рота лучников вслушивалась в ветер и поскрипывала тугими налучьями: упёрся коленом в накладку, короткое движение руки, и вот уже гудит тетива.
Росяные травы освобождались от тугих капелек и медленно выпрямлялись, словно строй копий вставая в полный рост. Небо в целом очистилось, только на закате притаились короткие облачка. Восход заалел, зацвёл, тетива восточного горизонта вздулась и выстрелила солнечным диском. Вокруг зашевелились длинные утренние тени.
Над наёмниками стоял злой шёпоток: молодёжь подбадривала себя, ветераны обрывали разговор коротко. Чуток погодя молодые снова пытались разговорами бороться то ли со свежестью утренней, вгоняющей в дрожь, то ли с волнением своим.
Гном скоблил куском песчаника свою малую секиру, целиком, вместе с ручкой, выкованную из доброго подгорного железа. Он бурчал себе под нос, а брови вздрагивали, когда взгляд обегал поле.
Короткое ржание. С десяток лучников тугой пружиной развернулись на месте, высматривая рубчатыми наконечниками цель. «Тихо!» – рявкнул офицер над стрелковой ротой. Из-за леска выскочили 3 всадника. Они приблизились, штандарт Троиса болтался мокрой тряпкой, но выглядели приезжие браво. Браво, но хмуро.
Старший развернулся и коротко доложился гному. По рядам тихонько пробежало: «Представитель королевский, высматриватель…»
С той стороны на поляну выбрались стройные ряды, и добрый матерок разгулялся по рядам отряда наёмников. Тяжёлая пехота, страшный враг, в строю каждый стоит за десять наёмников. Немного, сотни две, но этого за глаза хватит, чтобы разметать лишь вчера собранное войско. Однотипно вкованные в доспехи воины, в руках щиты, метко прозванные «дверями», взблескивают клинки, движения слаженные.
Гном вытянул шею и зло пригнулся. Наблюдатель королевский с силой вытер пересохший рот латной перчаткой и не заметил капельки крови, заторопившейся по подбородку. Однако, наёмники и не думали унывать. К баснословной обещанной награде просто добавились 200 комплектов хорошего доспешного вооружения.
-- Сколько шагов идёт стрела? – спросил вдруг Олефандро, не оборачиваясь, офицера стрелковой роты.
-- Шагов 350 будет, без ветра.
-- С 300 шагов бить залпами!
-- Но за 300 шагов стрела не пробьёт сплошного доспеха! Она его вообще не пробьёт…
-- Приказ ясен?!
-- Ага.
-- Исполнять!
Офицер бросился к своей роте, чтобы выполнить откровенно глупый приказ военачальника. В действующей армии охота спорить с руководством выветривается первой.
Прогнусавил рог, и строй латников врага полился вперёд. Ему предстояло пройти короткий берег, шагов 150 брода, снова берег и, наконец, подъём с невысоким уклоном, это ещё шагов четыреста. Затем – бой.
Наёмники не спешили брать в руки копья, зачем тратить силы? Но стену щитов всё-таки собрали, короткий арбалетный болт обожает глупых и оптимистов.
Вот латники вошли в воду, строй чуть нарушился и сразу же выправился. Вот перетекли брод и вышли на берег, неумолимым ровным шагом приближаясь к отряду. Чёрно-зелёные флажки на шлёмах, всё остальное – сплошное железо, ходячая крепость.
-- Если бы я командовал этим отрядом, я бы встретил их на берегу. – громко, даже с вызовом сказал офицер-наблюдатель.
-- Если бы ты командовал этим войском, ты бы положил его на берегу в первой же стычке, выставив лёгкую пехоту против тяжёлой и не додумав воспользоваться преимуществом открытого поля. – ехидство плескалось в словах гнома.
Офицер отвёл глаза, сообразив справедливость слов наёмника.
-- К тому же в тяжёлом вооружении… – гном обернулся и улыбнулся наблюдателю одними губами. – Пускай побегают.
Навстречу наступающим уже неслись файерболы, они не пробивали магический щит гвардии, но постепенно истощали его, отбирали силы. Да и отвлекали неплохо…
Со скалы в сторону несокрушимого строя унеслась пара эльфийских метких стрел. Одна сломалась вдребезги о наплечник, другая исчезла внутри строя. Ещё пара стрел, ещё! Без эффекта.
«Семь пальцев вверх один палец вправо! Залп!» – прокричал сзади строя сводного отряда офицер стрелков, и рой стрел унёсся в небо. Стрелы уходили вверх, пока не исчезли из поля зрения, а потом колючий дождь осыпался на монолит надвигающегося строя. Все, все они застряли в щитах-дверях.
«Залп!»
«Залп!»
Отряд безрассудно расстреливал запасы стрел.
Офицер короля зарычал и безуспешно попытался схватить гнома за шиворот, в ответ гном засветил офицеру в лицо, выбив левый клык. Тогда офицер схватился за собственную шею, чтобы вдохнуть воздуха, с ужасом смотря, как приближается смерть.
Семь полных выстрелов сделала рота, пока строй латников не вылетел на пригорок. Наёмники подняли копья, навстречу им гвардия Фуэ опоясалась рядами острых наконечников, щиты, усеянные стрелами, заученным движением опустились ниже.
Всю жизнь гвардеец готовится сражаться. Каждое его движение в бою подчинено победе, и больше ничему. Что может остановить таких воинов? Что-то, что вмешается в их движения, помешает довести смертоносную косилку до мягкого тела врага. Враг прячется за щитами, за оружием, он одет в доспехи, но внутри всё равно мягкое, нежное тело, которое само противостоять железу не может.
Вот и сейчас точно отмеренное движение выдрессированной мускульной системы гвардии приспустило щиты ниже, чтобы копья врага сломались об них или скользнули вниз, втыкаясь в землю и не мешая вгрызаться в тело врага.
Они приспустили щиты, но в щитах торчало множество стрел, надёжные «двери» стали намного тяжелее, особенно в центре строя. И щиты опустились на пару ладоней ниже положенного, удивив столь необычным поведением щитоносцев и всех, кто шагал за ними.
Следующий удар роя стрел пришёлся не в верхнюю окантовку щитов, а в лица гвардии, ища место вонзиться глубже. Щели глаз, слабины забрала, не столь уж и мало возможностей. Страшен удар тяжёлой пехотной стрелы в упор!
Едва вылетев на пригорок, строй замешкался, когда часть первого ряда вывалилась вперёд и назад, роняя щиты и попадая под ноги следующим.
И ещё – «Залп!»
Разрушенный строй латников мало что может противопоставить лёгкой пехоте. Она слишком мобильная, а он слишком неповоротливый, сила инерции гонит его вперёд.
А навстречу летит рассыпной строй, который нет смысла рассекать и нечем жать. Сюда бы ряд щитов, и недолго бы продолжался поединок двух столь разных войск. Но ноги запинаются о порушенные тела друзей, щиты цепляются один за другой, их не сомкнуть за это мгновение, пока орда наёмников не рухнула на латников, буквально вырезая их.
Спустя недолгое время группа торжествующих наёмников выдернула из свалки рослого воина в золочёных доспехах, притащила его и бросила к ногам только что вышедшего из боя, залитого кровью с головы до ног гнома.
«Он?!»
Долгое мгновение недоумения, а потом высокородный пленник мигнул обоими глазами сразу, только сейчас сообразив, что бой проигран, а его только что пленила даже не отряд, а так, россыпь наёмного войска. Принц взялся за голову и неловко присел на землю, весом выскальзывая из рук врагов. Долгий, полный отчаяния крик разнёсся над полем.


За столь высокого пленника король отсыпал золота сполна. Это только кажется, что наёмники не сила. Обмани один отряд, и никто к тебе больше не наймётся. Регулярных сил слишком мало для полноценной войны.
Мера за мерой полновесное золото посыпалось в карманы сводного отряда, эта приятная тяжесть задрала авторитет лидера Олефандро выше неба. Удачливый командир быстро становится знаменитым!
Война не кончилась, всё впереди, но уже через два дня отряд наглядно доказавшего свои способности лидера разросся до полутора тысяч клинков.
* пока всё, а там посмотрим)
Здооорово! Я - твой читатель!
Квендиэль, это потрясно.) Не уверен конечно, что стрелы так много весят. Иначе бы они не летели), но все равно здорово.

А элементы юмора всегда радуют:Один из варваров попробовал запеть что-то заунывное, но метко брошенный сапог закончил сольный проект в зародыше.

Это не единственное место, которое заставляет улыбнуться)
Спасибо!

Стрелы представляет паритет между тяжестью и лёгкостью, тяжёлая недалеко улетит, лёгонькую снесёт любой порыв ветра... Вопрос в том, что иногда стрел много, и тогда они сообща набирают вес)

Идея не закрыта, я попробую продолжить
для Квендиэль:
пока всё Я те дам всё! Проду давай!
Класс, ждемс проду)
для Vertolet:
Не уверен конечно, что стрелы так много весят. Иначе бы они не летели) - кроме древка и оперения там есть еще железный наконечник, в первом ряду человек 30 (я так понимаю), стрелков - полторы сотни, 4 залпа по щитам, в одном щите около 20 стрел, особенно в центре колонны, а если центр порушен - фланги тоже развалятся, к тому же я так понимаю что это были новички - долго тренировавшиеся, но ни разу не побывавшие в сражении, изменился вес щита - это повергло их в смятение
для Meuterer:
В таком случае, тяжесть они должны были почувствовать сразу же? А не в тот момент, когда стали опускать щиты.
В неподвижном положении широкий строевой щит опирается не столько на руку воина, сколько на предплечье, иначе щитоносец далеко не уйдёт. А вот при переходе в боевой порядок щит какое-то время держится исключительно на силе руки. Вот это мгновение и подвело гвардию, изрядно утяжелённый щит не удержался в нужном положении) Семь залпов полтораста лучниками это не столь уж и мало)
для Квендиэль:
Блин. Убил наповал. Я сражен. Все. Вопросов больше нет)
Интересно, Квендиэль. А главное чувствуется, что автор в теме.)
понравилось) Особенно описания казалось бы незначительных подробностей..Кажется, я могу стать вашей поклонницей)
(2)

Эля, настоящего эля, да чтобы кружка клеилась к столу!
Не тех помоев, что подали в прошлый раз!
А, это ты? Садись, бери кружку и выпей за бесстрашных воинов, живущих битвами!
Пей, я сказал!
Пей, а я расскажу про самого Олефандро. Живая легенда братства продающих мечи и посохи, бешеный гном начал свою карьеру в войне Трёх Армий. На тебя, да и на меня тоже, буду откровенным, родители ещё заявку небу не оформили, когда Олефандро Крепостная Башня вошёл в историю. История пишется умниками, но сначала делается добрыми клинками, посохами и мозгами.


Троис оставил свои приграничные земли и лихо маневрировал, отдавая площади в обмен на инициативу. Любой ценой скостить численный дисбаланс, хотя бы и за счёт лучшего знания местности. Отряды отходили, но враг не питал иллюзий: война ещё впереди, а это так, тренировки в приближенных условиях.
Три большие армии направил Союз Южных Королевств против Утреннего Берега. Именно три, потому что три дороги ведут к столице под флагом династии Троис. Левый тракт вдоль берега моря, по пустошам, взгорьям и всякое. Центральный – вдоль подножия гор, леса здесь порезаны спрямлёнными хребтами, поля крестьянских старшинств соседствуют со степными лоскутами, упирающимися либо в узкие, глубокие реки, либо в монисто озёр. Это житница королевства, его нутряной жир и ценный мех. Правая дорога, заброшенная купеческими караванами, лавирует между поросшими лесом сопками, мало свободного пространства, к тому же даже самые замурзанные, замызганные сёла здесь почти не встречаются.
Армия маршала Надабы оседлала проходы центрального тракта, здесь встречались крепостицы, два древних оборонительных рва воткнулись с маху с одной стороны в озеро Жданное, с другой – в болотную грязь. На таких рубежах тройное превосходство в силах – не превосходство.
Армия принцев Троиса Троиса и Громота Троиса, забравшая львиную долю конницы, закрыла прибрежные пустоши, чтобы в бесконечных тактических манёврах переиграть аналогичную армию врага.
Правая дорога, такая же значимая, но менее удобная для обороны и обеспечения, досталась наёмникам.
Расстояние между дорогами огромное, так что действовать частям войск Троиса предстоит самостоятельно.
1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|>|>>
К списку тем
2007-2024, онлайн игры HeroesWM