Об игре
Новости
Войти
Регистрация
Рейтинг
Форум
2:57
1114
 online
Требуется авторизация
Вы не авторизованы
   Форумы-->Творчество-->

Проклятие Суртаза (#3824 "Летопись Шалластхадара")


1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|>|>>

АвторПроклятие Суртаза (#3824 "Летопись Шалластхадара")
Это - что-то вроде "реинкарнации" рассказа "Проклятие Суртаза". Тема, изначально ему посвященная, перевалила за 1,5 к постов (благодаря отдельным личностям, не дававшим ей "тонуть" на протяжении более 2-х месяцев).

Хочу сказать спасибо всем, кто все это время не забывал заглядывать в мою тему в поисках продолжения и, не найдя его, не разочаровывался, а оставался ждать, развлекаясь в некотором подобии литературной игры. Хочу сказать отдельное спасибо людям, подавшим мне идею создания клана "Летопись Шалластхадара" и натолкнувшим на мысль сделать целый цикл рассказов на эту тему (после окончания "Проклятия", естественно:)). Также хочу поблагодарить своих сокланов из БК, за то, что всеми возможными способами отвлекали меня от постсессионного депра, в т.ч. путем помощи в реорганизации структуры клана.

В общем, спасибо всем :) Все свободны!

Шутка (:

Итак, выкладываю рассказ (претерпевший небольшую редакцию) с самого начала... Вспомним, как это было.
Чуть не забыла. В качестве "памятки" - старая ссылка:

https://www.heroeswm.ru/forum_messages.php?tid=417298







Предисловие

Вы когда-нибудь задумывались о том, каким образом ваше действие либо бездействие может изменить картину истории? Вряд ли… Человек – существо достаточно беззаботное до тех пор, пока беда тихонько не отворит дверь в его хрупкий мирок и не впустит в него боль, страх, нужду, горе… Смерть. И тогда шаткое равновесие этого мирка, построенное на гармонии души, тела и разума одного человека либо группы людей, будет нарушено. И никто не может предугадать, кем может стать тот, кто потерял все, что ценил, любил, о чем заботился… А те, кто еще находится под воздействием иллюзии неразрушимости своего собственного мирка - никогда не поймут таких людей. Они сделают скоропалительные выводы и назовут злодеями, убийцами, монстрами, чудовищами своих сородичей, которые всего лишь пытались снова найти себя. Просто… У таких искателей счастья мировоззрение меняется – они уже не делят мир на черное и белое, хотя бывают и исключения, но эти исключения становятся воплощением фанатизма и становятся опасны в первую очередь для самих себя. Все время я старался не стать таким исключением, хотя меня упорно хотели видеть таковым. Благие намерения – наказуемы… Правда… У каждого свои представления о благе, как таковом…

Суртаз, 13-й Повелитель Шалластхадара.
Глава 1

Любое, по-настоящему грандиозное благое начинание – это начало конца. Так было и так будет. И я этому пример.
Суртаз, 13-й Повелитель Шалластхадара.


Скрип двери нарушил тишину:

- Суртаз! Айда в Главный зал! Через несколько минут начнется Бал! И, скажу по секрету, из Столицы приехало несколько очень даже симпатичных волшебниц…Тамошняя школа хоть и слабовата в плане обучения, но адептки там…
- Мне некогда... А тебе бы все развлекаться, Олрик. И какой чародей из тебя выйдет…
- Да уж получше многих… И уж точно я не буду мрачным занудой, вроде тебя.

Суртаз, не отрывая глаз от свитка, лишь шепнул пару слов, после чего дверь в его комнату захлопнулась, оставив назойливого однокурсника в коридоре. Тот не удивился подобному обращению – суровый нрав Суртаза был притчей во языцах всего их курса, если не всей магической школы Солнечного города. Он всегда держался особняком, не участвовал в проделках и шалостях молодых магов. Благодаря спокойному, уравновешенному характеру, тяге к знаниям и ярко выраженному магическому таланту, Суртаз был на хорошем счету у преподавателей и ему пророчили даже место при дворе короля-мага Сайруса. Ну а пока, он был студентом последнего курса Высшей школы колдовства и боевой магии Солнечного города, молодым и подающим надежды.

Суртаз поднял голову и невидящим взглядом уставился в пустоту: пока все маги империи развлекаются на Великом Чародейском Балу, проводящимся раз в 3 года, у него была возможность завершить свою работу…

… Дело в том, что каждый выпускник Школы должен привнести что-то в нынешний арсенал магии и артефактов – либо нечто совершенно новое, либо усовершенствованное старое. Порой, подобные новшества доходили до абсурда: едва поступив в Школу, Суртаз был поражен до глубины души историей о бегающей табуретке с мягкой обивкой. Один маг-выпускник, как и все волшебники, ценивший удобство, создал новаторскую, как ему казалось, вещь – живую табуретку. Подробности ее создания не были известны широкому кругу, но ходили слухи, что несчастная мебель получила свою «живость» от обычной дворовой собаки, но - вместе с повадками. В итоге, маг-экзаменатор был приятно удивлен понятливостью и послушанием табуретки, и неприятно – последующим обращением к магам-лекарям, так как табуретка проявила «собачий» нрав: едва экзаменатор взгромоздился на нее, как в его «нижнее полушарие головного мозга» вонзились несколько десятков острых пружин. И еще меньше несчастного мага порадовала последующая его кличка среди студентов - «укушенный табуреткой». О том, как сложилась судьба выпускника-создателя чудо-мебели, история умалчивает…
…Тишину комнаты развеяла музыка, доносящаяся из Главного зала через открытые окна. Стояла ранняя осень и легкий, дразнящий запах опавших листьев был достойным спутником мелодии вальса, которую старательно выводили лучшие музыканты западной части империи. Словно стараясь запечатлеть этот вечер в своей душе навеки, Суртаз всей грудью вдохнул чуть прохладный воздух. После чего накинул на плечи легкий темный плащ с капюшоном и выскользнул во двор, бесшумно проскочив мимо шикарно украшенных двухстворчатых дверей Главного зала. Если бы кто-то в тот момент случайно посмотрел в окно, то его взору предстал бы двор Школы, освещенный полной луной и тень, пересекающая открытое пространство так быстро и тихо, будто бы она сошла со страниц учебников по запретной темной дисциплине – некромантии. Тень направлялась в сторону мастерской Школы. Именно там появлялись на свет големы и гаргулии.

Суртаз летел к двери мастерской так быстро, как только мог. Поджав ноги, он держал себя в воздухе, мысленно подгоняя полет до максимально возможной, при его выучке, скорости, одновременно боясь подняться слишком высоко, чтобы не привлекать ненужного внимания. Дверь достигнута, но она заперта. Действительно, никто не собирался работать во время проведения столь грандиозного праздника. «Я – не никто», - прошептал маг, доставая из складок мантии, заранее сделанную копию ключа. Замок на двери мастерской был наполовину магическим – напрямую заклинанием не открыть – об этом позаботилась Магистр школы - госпожа Саревинн. Младшие магистры нередко вспоминали незлым тихим словом ее имя, когда забывали ключ, который, кстати, был тоже непростым. С виду ничем не примечательный, он нес на себе печать магии. Готовясь к созданию дубликата, Суртаз немало времени потратил на анализ наложенного заклинания, благо, младшие магистры иногда ленились и мастерскую открывал он. Отперев дверь, волшебник скользнул в первое помещение мастерской.
Глава 2.

Люди и нелюди не достойны доверия. Вещи – тоже.
Суртаз, 13-й Повелитель Шалластхадара.


- Это его дневник, госпожа Саревинн. Адепт Олрик нашел эти записи в комнате Суртаза во время Бала, благодаря чему мы смогли остановить этого некроманта-недоучку, - почтительно произнес младший магистр Корвел.

Высокая темноволосая женщина в пурпурно-алой мантии нетерпеливо пролистала страницы потрепанной тетради. Бегло прочитав отмеченный абзац, она нахмурилась и обратилась к Корвелу:

- Как долго он занимался некромантией?

- По нашим подсчетам - пару лет. Но его уровень подготовки намного выше.

- Надо же, так молод и так амбициозен. Но некромантия – плохой путь к величию… Как думаешь, мы сможем помочь ему сойти с этой дороги?

- Не знаю, госпожа. Можно попытаться, но я не уверен в результате, и…

- Я тоже не уверена в результате, но я не хочу губить такой талант. Будь, что будет…

- Доложить в столицу о произошедшем?

- Нет, не стоит… Сайрус тоже ничего не должен знать. Думаю, ты понимаешь, о чем я, Корвел?

- Да, госпожа. Мы отправим его к Сияющему Роднику. Там живет один друид – он мой старинный друг, на него можно положиться.

- Вот и хорошо… А где сейчас Суртаз?

- Он взаперти в дальней башне. Без сознания. Действия Суртаза едва не погубили его самого и всю Школу впридачу.

- Он один?

- Нет, рядом с ним младший магистр Велиарда и... – Корвел запнулся, - Адепт Олрик.

- Хм… Он друг Суртаза?

- Теперь – вряд ли. Суртаз не простит ему такого поступка. Хотя… Как знать, Суртаз всегда был спокойным, но предсказуемым – никогда.

- Не спускайте с некроманта глаз. Когда очнется – доложите мне. Я хочу с ним поговорить.

Коротким кивком Магистр Саревинн дала знать Корвелу, что тот свободен. Младший магистр, поклонившись, хотел было направиться к двери, когда его остановил женский голос:

- И еще… Я хочу знать, откуда Суртаз взял книги по некромантии.

- Они есть у нас в библиотеке.

- Они закрыты моей личной печатью. Думаешь, этому адепту под силу сломать печать Магистра?

- Это Суртаз. Как оказалось, мы не знаем о нем практически ничего…

- Ладно. Когда он придет в себя, мы сможем узнать это от него самого. Свободен.

Повторно поклонившись, младший магистр покинул комнату. Саревинн снова перечитала кусочек текста, круто повернувший судьбу адепта Суртаза:

«…Сегодня, в день осеннего равноденствия, в Школе проводится Великий Чародейский Бал. Все будут на нем. Ко мне заходил этот бездельник Олрик, звал с собой. Знал бы он, каким знаменательным будет для меня этот вечер. Сегодня я наконец-то смогу создать венец своего ученичества – голема-привидение. Я покажу всем этим гордецам, увязшим в пучине своей недальновидности, что некромантия может быть полезной…»

Вздохнув, Магистр закрыла небольшую книжицу в черном переплете.
Глава 3.

Сны – плохой помощник, но хороший советчик.
Суртаз, 13-й Повелитель Шалластхадара.


…Сухой запах дыма, смешиваясь с приторно-сладким чадом горящей плоти кружит голову… Крики разъяренной толпы заглушают вой старика, чье тело уже начали лизать языки пламени. Бедняга не может произнести ни слова – его язык лежит среди веток. Ему остается только выть. «Колдун проклятый, некромант, сдохни!» - вопят со всех сторон разъяренные люди, толкаясь и сбивая друг друга с ног в тщетной попытке прорваться сквозь кольцо стражи к костру, чтобы кинуть лишнюю вязанку в огонь или потыкать палкой в корчащегося колдуна.

В стороне от толпы, также в окружении стражи, стоит молодая женщина. Она смотрит в огонь и как-то странно улыбается. «Ты проиграл, Суртаз! Я сильнее» - кричит она старику, после чего резко разворачивается и направляется к изящной карете, украшенной гербом Империи. Стража едва поспевает за ней. Цокот копыт лошадей, увозящих карету на несколько секунд оказывается заглушенным яростным воем старика, скрытого за сплошной стеной огня…

- Он еще не пришел в себя?

- Нет, Корвел. Все так же без сознания…

- А он хоть жив?

- Да, я регулярно проверяю его пульс. Сердце бьется очень медленно… Около 10 ударов в минуту. Но, все-таки, бьется.

- Давай я тебя подменю, Велиарда. Ты и так почти сутки дежуришь у его постели.

- Не стоит, Корвел…

- Иди, Велиарда, ты устала…

- Ладно, я на пару часов…

- Иди…

«Как же легко поддается Велиарда внушению…» - эта мысль мелькнула в голове младшего магистр Корвела, когда тот наблюдал за торопливо покидающей комнату, молодой женщиной. Как ни странно, она одна сидела возле молодого мага. Адепт Олрик куда-то ушел, впрочем, Корвела это мало волновало. Заперев дверь, младший магистр сел рядом с лежащим Суртазом. Осторожно, едва не касаясь тела адепта, маг медленно провел руками от ступней до головы Суртаза – и обратно. «Умен…» - хмыкнул Корвел, распознав заклинание, спасшее жизнь некроманту-недоучке…

Цитата, взятая из «запретной» книги по некромантии, запечатанной Саревинн:

«Сон некроманта - пассивное заклинание, используемое в случае, если есть серьезная опасность для жизни и/или рассудка мага. Проявляется в виде мощнейшего щита против физического, магического или психического урона, после чего жизнедеятельность организма мага приостанавливается, вследствие полного отсутствия у последнего магической энергии. Заклинание получило свое название благодаря некромантам – магам, направившимся по Темному пути. Большинство этих магов – живые мертвецы, нежить. Те же, кто биологически остался жив, имеют очень слабый пульс во время бодрствования, который практически отсутствует во время краткого периода сна чародеев Темного Пути. Настоятельно не рекомендуется, находясь под защитой этого заклинания, подвергаться смертельной опасности на территории, не находящейся под защитой сильного мага, т.к. в случае активации щита, заклятие сможет снять только другой чародей, равный по Таланту или же более сильный. Побочный эффект: активированный, но не развеянный «Сон некроманта», способен снизить жизненные силы чародея до критического минимума, после которого наступает смерть, в течении 3-5 дней».
Младшего магистра передернуло.

- Надо же, этот щенок сумел наложить на себя одно из мощнейших и непредсказуемых заклинаний, в то время, как… Ладно. С этим надо что-то делать.

Пошевелив губами, младший магистр резко вытянул вперед левую руку, в ладони которой медленно материализовался алый кристалл. Рассеивание «Сна некроманта» не было слишком сложным делом, однако это было испытанием Таланта. Рука Корвела немного дрогнула, когда тот положил на лоб Суртаза кристалл, и ограненная кровавая капля едва не соскользнула на пол. Поймав ее на полпути, маг положил ее на место и произнес короткое заклинание. Минута ожидания… Две… Три… На лбу младшего магистра проступили капельки пота. «Неужели ты настолько силен, Суртаз…» - лихорадочно подумал Корвел. Но, на четвертой минуте, младший магистр почувствовал облегчение – веки адепта дрогнули. Суртаз поморщился, как от боли пошевелил головой и кристалл, скользнув по его коже, упал на пол и разбился вдребезги.

Корвел с неудовольствием наблюдал за гибелью довольно дорогого артефакта, ускоряющего действие любого заклинания. Но цель была достигнута – адепт пришел в себя.
Глава 4.

Даже самый дикий вымысел может показаться правдой тому, кто хочет поверить. И наоборот.
Суртаз, 13-й Повелитель Шалластхадара.


- А теперь объясни мне, что ты пытался сделать?

Магистр Саревинн стояла у окна, наблюдая за тренировкой молодых боевых магов во дворе – они отрабатывали заклинание «Магический кулак» на потрепанной кукле, изображающей некроманта в полной выкладке. Воздух вокруг фигуры вибрировал от отчаянных усилий юных чародеев, земля вокруг – испещрена ямами и осколками камней – результаты работы особо «метких» адептов. Нахмурившись, Магистр повернулась к молчащему Суртазу:

- Ну что ты молчишь, адепт-некромант?

Суртаз поморщился, как если бы прозвучавшие слова были пощечиной. И снова промолчал.

- Если ты будешь продолжать молчать, я буду вынуждена доложить об этом происшествии королю Сайрусу, а он – Империи. Думаю, мы с тобой знаем, чем это для тебя окончится. Некромантия под запретом. Но, если ты объяснишь свои цели, для тебя возможна другая судьба.

- И какая же? Вместо казни – пытки до победного? Или ссылка?

- Это зависит от твоих мотивов.

- Я пытался создать новый вид големов.

- Неужели…

- Я пытался создать новый вид големов. Которые смогли бы сохранить от своих менее совершенных предков частичный иммунитет к магии и, вместе с этим, имеющих меньшую уязвимость к физическому урону. Проще сказать – големов-привидений.

- То есть ты пытался прибавить к свойствам голема способности привидения?

- Да.

Магистр задумалась: «Это было бы неплохим подспорьем для боевых магов. Механические существа, которые может уничтожить только очень сильный маг либо невероятно быстрый воин… Мы сами убедились в этом. Единственный минус – неподчинение».

- Ты хоть знаешь, каким образом некроманты получают привидений и призраков для своей армии? – печально спросила Магистр.

- Я пытался найти информацию об этом, но эти данные мне достать не удалось.

- И лучше тебе этого не знать…

Воспоминания унесли Саревинн в далекое прошлое, где она, едва окончившая Школу молодая волшебница, вступила в личную армию Сайруса, тогда еще – наследного принца. Его отец готовился к войне с некромантами, потому его армия и войско Империи постоянно ожидали нападения. И был в армии один старый волшебник, рассказавший ей много интересного, и о некромантах в частности. Один рассказ навеки отпечатался в памяти волшебницы:

«Знаешь ли ты, юное дитя, как некроманты получают для себя этих монстров – привидений и спектров? Не знаешь… Правильно, это передается среди некромантов от учителя к ученику. Основной элемент – пытки. Виды, количество и качество различаются в зависимости от предпочтений отдельного некроманта, каждый вырабатывает свой «сценарий». Но суть одна: живых пленников пытают до смерти – чем дольше, тем лучше. В момент смерти, когда душа жертвы готова улететь – ее ловят с помощью специального артефакта – Сосуда Душ. Если умерший человек был воином – получается привидение – существо, ненавидящее все живое. Но намного хуже, если умерший под пытками был магом – тогда в результате появляется спектр, в котором ненависть ко всему живому дополняется особой «любовью» к магам. В бою, учуяв чародея, это существо будет любой ценой рваться к нему, дабы выпить его суть – магическую энергию. И горе тому, кто станет на пути спектра…»

- Я довольствовался тем, что было – поймал привидение на ближайшем кладбище, - голос Суртаза вернул Магистра в реальность.

- Да, я поняла… Корвел проведет тебя в твою комнату. С этой минуты ты находишься под арестом – тебе запрещено выходить из комнаты и применять магию. Завтра, на совете, мы решим, что делать с тобой.

Суртаз вышел, а Саревинн снова отвернулась к окну и погрузилась в воспоминания…




Глава 5.

Духовное одиночество не всегда – одиночество физическое.
Суртаз, 13-й Повелитель Шалластхадара.


Корвел сопровождал Суртаза до самой двери комнаты. Достигнув пункта назначения, младший магистр достал из кармана мантии причудливый амулет и одел его на шею
Глава 5.

Духовное одиночество не всегда – одиночество физическое.
Суртаз, 13-й Повелитель Шалластхадара.


Корвел сопровождал Суртаза до самой двери комнаты. Достигнув пункта назначения, младший магистр достал из кармана мантии причудливый амулет и одел его на шею адепту со словами:

- Этот Амулет бесталанности лишит тебя магической силы. Сейчас ты обычный человек. Не пытайся снять или уничтожить его – это может сделать только его создатель или же одевший его.

- Хм… И не боитесь, что я попытаюсь сбежать?

- Сомневаюсь, что ты до конца жизни захочешь быть обычным человеком. Да и в комнате ты будешь не один – твой приятель Олрик выразил желание побыть с тобой.

- Но у меня в комнате только одна кровать, - со смешком произнес адепт, пытаясь скрыть холод, на миг появившийся в его глазах.

- Ничего, поместитесь. Или ты поспишь в кресле. И постарайся выспаться. Завтра у тебя будет тяжелый день, - с неожиданным сочувствием произнес младший магистр.

- Догадываюсь. Доброй ночи, мастер, – холодно произнес Суртаз.

- Доброй ночи, адепт – ответил Корвел, открывая дверь и кивком приветствуя вскочившего со стула Олрика:

- Мастер Корвел…

- Доброй ночи Олрик.

«Для кого-то из этой парочки грядущая ночь доброй не будет точно», - подумал Корвел, закрывая за собой дверь.

Суртаз вошел в комнату, будто бы не замечая Олрика. Он подошел к окну и открыл его, чтобы впустить внутрь аромат осени и пару комаров.

- Советую тебе закрыть окно, Суртаз. Ты колдовать не можешь, потому эти маленькие крылатые бестии не дадут тебе покоя.

- Зато из нас двоих колдовать можешь ты, - ядовито заметил Суртаз.

- Могу, но не буду, - с достоинством ответил Олрик. Но, бросив взгляд на амулет Суртаза и выудив из складок мантии на груди такой же, добавил чуть позже, – Мне запрещено применять магию в твоем присутствии, кроме случаев, когда моей жизни будет угрожать опасность. Этот амулет одел я сам, чтобы не забыться…

- Какой ты серьезный стал, я прямо диву даюсь… Где же делся разгильдяй и любитель девочек?

- Он умер в ту ночь, Суртаз. Ты сильно напугал всех нас. Бал был в самом разгаре, когда раздался этот вой, а после – крик. Твой крик.

- Можешь не давить на жалость…

- Я и не пытаюсь. Потому что знаю, что это бесполезно. За годы обучения я достаточно изучил тебя, Суртаз. Возможно, ты не ожидал от меня подобной наблюдательности, но, думаю, кому как не тебе знать, что внешность и поведение часто бывают обманчивы.

- Что произошло, то произошло. Я мало что помню о том вечере… И вспоминать не хочу.

Суртаз все же закрыл окно, пересек комнату и вытянулся на своей жесткой кровати. Он закрыл глаза и больше не говорил ни слова. Олрик еще с полминуты понаблюдал за ним. В конце-концов решив, что друг уснул, адепт подошел к окну. Ночь зажигала в темном небе фонарики-звезды. «И какая же из них - твоя звезда, Суртаз, которая сохранила тебя и твою жизнь в ту ночь..? Ведь ты создал настоящее чудовище», - подумал Олрик. Молодой маг отошел от окна, сел в кресло и закрыл глаза…

… Дверь в мастерские, из которой раздавались звуки, была закрыта, но не заперта. Пинком распахнув дверь, Магистр, подобрав подол праздничного платья, ворвалась в помещение и поморщилась. В воздухе витал запах тлена. Влетевшие в помещение вслед за ней младшие магистры ахнули – на них надвигалось нечто чудовищное. Оно не было ни живым, ни мертвым, ни механическим существом. На первый взгляд, этот кошмар выглядел, как обычный железный голем, если бы не странное свечение вокруг него - движущееся, непостоянное. И это свечение приняло форму щупалец, устремившихся к магам. В первом помещении мастерской было тесно, потому маги не успели выстроиться в боевой порядок. Магистр увернулась от щупалец, вместо нее в их плен попал молодой младший магистр, недавно только получивший эту должность. Маги невольно отступили на шаг, увидев, как на их глазах чародей превращался в иссушенную мумию. Первыми опомнились Саревинн и Корвел: объединенный удар усиленной ледяной молнии
Первыми опомнились Саревинн и Корвел: объединенный удар усиленной ледяной молнии и магического кулака прервали существование невиданного доселе монстра. Свойство бестелесности не сработало. Им повезло. Все еще напуганные маги осмотрелись: бывшему младшему магистру уже нельзя было помочь, но в дальней комнате они нашли того, кому помощь была просто необходима – это был Суртаз, находящийся под действием заклинания «Сон некроманта»…
Глава 6.

Все мы – смертны. Но одни более смертны, чем другие.
Суртаз, 13-й Повелитель Шалластхадара.


- …Итак, признаешь ли ты, адепт Суртаз, что по своей вине потерял контроль над созданным тобой существом?

- Признаю.

- Признаешь ли ты, что использовал навыки темного искусства – некромантии – для создания голема?

- Признаю.

- Признаешь ли ты, что созданное тобой существо, выйдя из-под твоего контроля, лишило жизни младшего магистра Шаттера и едва не убило тебя?

- Насчет первого не уверен.

- Повторяю, признаешь ли ты, что созданное тобой существо, выйдя из-под твоего контроля, лишило жизни младшего магистра Шаттера и едва не убило тебя?

- Признаю.

- Обвиняемый признал себя виновным по всем пунктам. Оглашаю решение совета: адепт Суртаз приговаривается к десятилетней ссылке в район Сияющего Родника. Сопровождающим адепта до Родника назначен младший магистр Корвел. За адептом будут наблюдать местные друиды, во главе с Верховным Друидом Селетром. Адепт Суртаз ограничивается в использовании магии – разрешается только магия света 1-го уровня. В случае неповиновения Верховный Друид имеет право одеть на адепта Амулет бесталанности. Возвращение в Солнечный Город до истечения срока означает казнь адепта. Решение принято и опротестованию не подлежит.

Суртаз выслушал решение совета с каменным выражением лица. Ему дали один день на сборы. На рассвете он выдвигается к Сияющему Роднику, навстречу судьбе. Но одного дня хватит не только, чтобы упаковать свои нехитрые пожитки, но и на кое-что еще…

Совет окончился, и адепт, все еще носящий Амулет бесталанности, направился к себе. К его облегчению, комната была пуста. Смахнув с полки уже не нужные ему колбы и книги, он добрался до тайника, в котором хранил артефакты, собственноручно созданные. Перебирая невзрачные, с виду, вещички, он, шевеля губами, проговаривал их назначение: «Так… Скарабей, которого можно оживить одним дыханием и посадить в укромное местечко, чтобы тот передавал все, что видит и слышит… Белый матовый кристаллик – универсальное противоядие и обезболивающее… Где же он, где… Ага…Вот.»

Осторожно, чтобы не уколоться, Суртаз выудил из тайника довольно крупный шип. Он когда-то принадлежал растению, родственнику столь любимой женщинами обычной розы. И это растение выглядело, как роза, только в полтора раза крупнее. Эльфийские травники, весьма поэтичные особы, называли этот цветок «роза с ароматом смерти» - за сильный, дурманящий аромат. Порывшись в древних хрониках можно найти истории о том, что когда правители хотели изящно избавиться от кого-то из своих верноподданных – они дарили несчастным букет, в который входили 1-3 таких розы, в зависимости от того, насколько мучительную смерть они желали для них. Объяснение простое – «роза с ароматом смерти» чрезвычайно ядовита, чем сильнее концентрация аромата ее алых, почти черных, цветов – тем быстрее и безболезненнее смерть. В случае с шипами – малейшей царапины хватает для того, чтобы яд пошел в кровь, быстро распадаясь, но вызывая гниение всех тканей, в которые кровь успела донести яд. Проще говоря – человек начинал гнить изнутри. Против этого яда не было найдено противоядия, а магия помогала только в первые несколько десятков секунд после попадания яда в кровь. Вследствие этого вышел указ Империи о полном уничтожении этой «розы» на всей территории империи. Но Суртаз, собирая однажды в лесу травы для зелья, наткнулся на это растение, которое, к счастью, не успело зацвести. Осторожно отломав самый крупный шип, он присыпал землей мученицу, обреченную на гибель просто за то, что посмела появиться в этом мире именно такой.
Теперь же, держа шип, цвета янтаря, двумя пальцами правой руки и рассматривая его на свету Суртаз ухмыльнулся: «Кажется, я найду ему применение…»

…Он нашел Олрика в его комнате. Адепт сидел за столом и рассматривал портрет волшебницы, видимо оставленный на память о Бале. Услышав звук открывающейся двери, Олрик отложил портрет в сторону:

- Привет. Не ожидал тебя увидеть.

- И тебе здравствуй. Я пришел попрощаться, думаю, ты уже знаешь, что меня отправляют к Сияющему Роднику.

- Да, я слышал. Честно говоря я больше всего боялся, что тебя приговорят к казни.

- Еще неизвестно, что хуже…

Повисло неловкое молчание. Первым не выдержал Олрик:

- Может присядешь?

- Нет, спасибо. Я ненадолго. Мне еще собираться.

- Ну что ж, удачной тебе дороги, надеюсь, еще свидимся… - произнес, вставая из-за стола, Олрик. – И…прости меня за тот вечер. Я испугался за тебя. Я… Пришел позвать тебя на бал снова, подумал – вдруг ты изменишь свое решение, было ведь так весело. Зашел в комнату – тебя нет, а на столе – дневник. Я не удержался – прочел последнюю запись. И сообщил о твоем плане одному из младших магистров. Мы незаметно начали поиск по всему зданию Школы, но не нашли тебя… И тут этот вой… И твой крик… Прости меня.

Суртаз отвернулся от смущенного адепта. Но только для того, чтобы Олрик не увидел яростный огонек, разгоревшийся в глубине глаз молодого мага. Олрик же растрактовал поведение Суртаза иначе:

- Прости меня, я знаю, что ни мне, ни тебе не свойственно проявление подобных чувств, но все же…

Справившись с яростью, клокотавшей в глубине его души, Суртаз вновь повернул лицо к однокурснику. Бывшему однокурснику.

- Что ты, я все понимаю. Ты сделал так, как посчитал необходимым. Я не виню тебя за это. Что ж, мне пора. Давай обнимемся на прощание, как старые друзья.

Маги обнялись, похлопав друг друга по спине, по старой человеческой традиции.

- До встречи, Суртаз. Как будет время – я навещу тебя у Сияющего Родника.

- Прощай… Друг. – отрывисто произнес Суртаз, резко разворачиваясь и выходя из комнаты.

«Что ж, долгие проводы – лишние слезы. И все-таки Суртаз довольно сентиментален. Хм, странно, этого я за ним ни разу не замечал», - подумал Олрик, машинально почесывая основание шеи, у позвоночника: «И где это я уже мог успеть поцарапаться..?»
Глава 7.

Немногие признают, что Жизнь и Смерть, так же как Свет и Тьма – две стороны одной медали, имя которой для каждого – свое.
Суртаз, 13-й Повелитель Шалластхадара.


…Сияющий Родник – древняя святыня эльфов – на самом деле не заслуживал столь громкого названия – такой вывод сделал Суртаз, прибыв к месту своей ссылки. Намного более примечательным был эльфийский город, возведенный вокруг неприметного источника, в окружающем его древнем лиственном лесу…

Корвел сопроводил молодого мага до границы леса.

- Вот мы и прибыли… Дай, я сниму амулет, - сказал младший магистр.

- Лес внушает уважение. Здесь много друидов? – Суртаз задрал голову, чтобы увидеть верхушки могучих дубов и стройных ясеней.

- Можно с достаточной долей уверенности сказать, что ВСЕ эльфы, живущие здесь – друиды, - усмехнулся Корвел.

- Здесь живут еще и другие народы?

- Есть немного, в основном те несчастные, которым не нашлось места на территории своего народа и это…

- Несчастные, вроде меня, как я понял - из уст Суртаза это прозвучало не вопросом, а утверждением.

- Можешь считать и так, - проговорил младший магистр, пристально всматриваясь в узкие просветы между деревьями: - О, вижу, тебя уже ждут. Я предупредил Верховного Друида о том, что ты прибудешь, а так же о том, какого рода почести тебе следует оказать.

- Ну да, если пристальный надзор можно назвать почестями, - пробормотал молодой маг, повернувшись и посмотрев в указанном Корвелом направлении.

К ним приближались две высокие стройные фигуры. Эльфы. Светловолосые парень и девушка быстро перемещались среди стволов могучих деревьев, хотя, если судить по манере их движений, это скорее напоминало неспешную прогулку по парку. Эльфы переговаривались и звонко смеялись, но, увидев магов, быстро приняли серьезный вид.

- Приветствуем вас на территории Сияющего Родника, - немного тягуче проговорил эльф, - Я – Ллериас, это моя сестра – Силиин, мы ждали вашего прибытия со вчерашнего дня.

- Прошу прощения за причиненные неудобства, мы немного задержались при отправлении из Школы, нужно было уточнить некоторые…ммм…Вопросы, - поклонившись, проговорил Корвел и кивнул в сторону молодого мага, - Это и есть тот чародей Суртаз, о котором я писал вашему отцу. Если хотите, один из вас может одеть на него Амулет бесталанности, чтобы избежать ненужных проблем.

- В этом нет необходимости, Лес гасит любое проявление темной и боевой магии, за исключением эльфийской, поэтому проблем не будет, - проговорила эльфийка, пристально глядя на Суртаза.

- Вот письмо, в нем описаны подробности биографии и условия ссылки Суртаза. Мы будем признательны, если все пункты будут соблюдены неукоснительно, - доброжелательно улыбнулся младший магистр, передавая эльфу пухлый конверт с личной печатью Магистра Саревинн.

- Вы – старинный друг нашего отца, потому можете не сомневаться в выполнении вашей просьбы, - кивнул эльф, принимая бумаги.
- Ну что ж, раз все обговорено, мне пора в обратный путь. Прощай, Суртаз… Точнее – до встречи. Лорд Ллериас, леди Силиин, мое почтение, - младший магистр слегка поклонился в ответ на кивок эльфа и эльфийки.

- Мы обязательно еще встретимся, Корвел… До встречи, - еле слышно шепнул Суртаз в спину магу, шагающему в открытый портал.

- Ну что, идем, отец ждет тебя, - сказал Ллериас после того, как портал с громким щелчком закрылся за своим хозяином.

- А это далеко? – спросил Суртаз.

- Хм…Даже не знаю, как сказать, - нахмурился эльф, - Нечасто нам приходится сопровождать ЛЮДЕЙ, - с едва заметной ноткой презрения добавил он чуть позже. – Не обижайся, человек. Просто с вашим родом у нас связана семейная трагедия, но это дело прошлого… Люди изменились, по крайней мере - мы на это надеемся.

…Последней «семейной» трагедией эльфов была война с магами 473 года назад, как ни странно, агрессорами были эльфы, хоть сами они и отрицают это. В то время военным правителем эльфов был Верховный Друид Астарниэль. Главной целью всей его жизни было превращение безжизненной пустыни, коими славилась территория нынешнего Солнечного города в прекраснейший лес. Маги, только недавно осевшие на этой территории не поняли тонкого юмора и развитого чувства прекрасного, присущих эльфам, и попытались дать отпор. Естественно, что могла сделать кучка магов, без особой подпитки магической энергией извне (магический источник Солнечного города хоть и ощущался, но еще не был открыт тогда), пусть и объединенной дедом нынешнего короля-мага Сайруса, против прекрасно организованной армии эльфов, лишь немного ослабленных незнакомой территорией? Ничего. Потому, пока большая часть обороняющихся пыталась сдержать натиск длинноухих воителей, несколько магов, за счет последних крох своей магической энергии, создали слабенький портал, не способный перенести человека, но вполне достаточный для переноса письма. Славный предок нынешнего короля написал короткое письмо с просьбой о помощи, на которое Империя не замедлила откликнуться.

Эльфийская армия была смята имперским войском, после чего был подписан трехсторонний мирный договор и эльфы ушли в свои леса ни с чем. С тех пор маги тесно «дружат» со своей соседкой-империей…

- Вот мы и пришли, - радостно сказала эльфийка, погладив дерево, на первый взгляд ничем не отличавшееся от сотен других, увиденных магом по пути. Из-под корней дерева, веселым ручейком журчала по камням вода, превращаясь в ручеек, петлявший между других деревьев.

- Но я ничего не вижу, где город? – недоуменно проговорил маг.

- А ты смотри внимательнее, - показала эльфийка куда-то вверх.

Маг поднял взгляд выше и обмер, чем дольше Силиин поглаживала дерево, тем явственнее на нем проступали очертания изящной лестницы, спиралью обвивавшей ствол и уходившей вверх. Эльфийка поставила ногу на нижнюю ступеньку и кивнула магу:

- Идем, отец, наверное, уже заждался.

Суртазу ничего не оставалось, как последовать за ней, слыша позади себя легкие шаги Ллериаса.
Глава 8.

Мир подразумевает отсутствие войны. Но в действительности все, как правило, иначе.
Суртаз, 13-й Повелитель Шалластхадара.


Прием эльфов, вопреки ожиданиям Суртаза, был теплым. Верховный Друид посочувствовал молодому магу относительно того, что магистры не поняли и не приняли благих намерений мага, однако тон его не оставлял сомнений – повторить эксперимент с мертвой материей ему не позволят, таковы условия.

Но позже, из неспешных бесед с молодыми друидами, Суртаз почерпнул намного больше, чем мог бы узнать, даже оставшись в Школе в качестве преподавателя. Друиды многое знали и не скрывали свое знание. Ведь именно те, кто весь свой век изучают жизнь во всех ее проявлениях, точно так же многое знают и о смерти – как о логическом завершении пути любого живого существа. Чародей не вызывал подозрений ни единым поступком и потому друиды с одобрением наблюдали за тем, как пытливый и быстро обучающийся юноша ускорял рост растений и лечил заболевших животных. Они думали, что открыли ему путь Жизни, он же лишь копил знания…

Десять лет прошли довольно быстро. Маг использовал каждый час из этого промежутка времени по максимуму и вернулся в Солнечный Город имея внушительный багаж знаний.

Миновав главные ворота города маг удивился тому, что на страже стояли только джинны – людей-стражников не было. Такой же странной была тишина на базарной площади, мимо которой прошел Суртаз. «Что-то здесь не так… Неужели война?» - промелькнула мысль: «Но тогда бы на площади толпились оружейники и продавцы артефактов со своими товарами… Да и друиды проговорились бы о таком событии… Странно… Очень странно…». Миновав площадь и пару пустынных улиц, маг увидел здание, которое много раз являлось ему в снах.

- Вот этот миг, которого я ждал десять лет, - подумал Суртаз, трижды ударив серебряным молоточком, висевшим у ворот Школы.

- Школа закрыта! – мрачно объявил голос из-за ворот.

- Почему? Сейчас война? – спросил маг.

- Чародей, ты что, у Империи за пазухой жил последние 10 лет? – ворота приоткрылись и перед магом появился ракшас с серебристой гривой.

- Почти. Мне нужно поговорить с Магистром Саревинн.

- Ха, ну если ты могущественный некромант, то, возможно, и сможешь с ней пообщаться, - грустно рассмеялся старый зверь.

- Она умерла?

- Да, уж скоро 8 лет, как… Но что мы стоим, проходи. Вижу, ты не заразен. Да и то, что творится в городе, касается только магов. Хе-хе!

Ракшас открыл ворота шире и маг вошел во двор Школы. Остановившись посреди пустынной площадки он окинул взглядом здание перед собой – мертвое, темное, смотревшее пустыми глазницами, кое-где выбитых, окон.

- Ты иди к мастерским, там еще хоть как-то можно находиться. Когда это произошло, в них никто не работал, - проговорил страж Школы, запирая ворота.

- Да что тут произошло, скажи наконец! – воскликнул маг, увидев странные красные пятна на стенах и окнах здания, на плитах, которыми была обложена когда-то великолепная клумба у входа в здание Школы.

- Заходи внутрь и присаживайся…В ногах правды нет, - сказал ракшас, открывая дверь мастерской.

Темное, пустое и пыльное помещение дохнуло на мага тяжелым спертым воздухом и… Воспоминаниями. «Как невовремя», - подумал чародей, досадливо покрутив головой: «Время для борьбы с призраками прошлого придет позже, сейчас же нужно выяснить, что случилось». Маг присел на пыльный верстак.

- Пятна, которые ты видел – это кровь. Кровь магов - ничем не отмыть, ничем не вывести, она осталась как напоминание и назидание на будущее. Если оно будет, – негромко проговорил ракшас заходя в помещение и усаживаясь на верстаке напротив.

- Тут был бой?

- Почти. Тут была бойня.
Глава 9.

Порой, самый страшный кошмар может оказаться лишь сном. Ибо реальность – намного хуже.
Суртаз, 13-й Повелитель Шалластхадара.


Суртаз сидел на верстаке и отрешенно смотрел в пространство перед собой. Он не верил тому, что услышал полчаса назад от старого ракшаса. Просто не верил. Ксар – именно так звали сереброгривого – спокойно, как историческую хронику давно минувших событий, рассказал о том, что произошло.

…Теперь, когда я знаю, кто ты, Суртаз, я могу рассказать тебе все… Это было страшно, даже для меня, хотя предысторию я узнал лишь из мыслей моей покойной Госпожи. После твоего отъезда стали творится странные вещи: скоропостижно скончался адепт Олрик, но его тело куда-то пропало. На следующий день после этого стал как-то странно вести себя адепт Киррин. Спустя три дня, во время уроков, вся Школа услышала страшные крики, которые доносились из спального корпуса. Пара преподавателей отправилась проверить, что случилось. Они вернулись бледные, всклокоченные и обронили лишь пару слов о том, что в Школе завелся спектр, возможно два. К вечеру им стало плохо и их отправили в больничное крыло. Как ты уже понял, наверное, прошло три дня – и они умерли.

После этого слегли все лекари – исход тот же. Госпожа Саревинн успела призвать меня к себе, потому эти странные существа, просочившиеся из тел мертвецов не тронули ее. Вряд ли они испугались, они почему-то просто не любят магических существ, как я понял… Я много повидал на своем веку, Суртаз, но такого… Госпожа впервые призвала меня, еще молодого воина, незадолго до начала войны с некромантами. Это был ее первый опыт призыва. Должен сказать, ей он удался на славу. Так вот…

Я немало повидал нежити, но это было похоже и не похоже одновременно на нее. Представь себе призрака…Хотя нет, скорее спектра, так как по виду это существо больше всего напоминало именно его. Я хорошо чувствую природу любого существа – живого или неживого, и могу со всей уверенностью сказать, что некромантией там и не пахло. Скорее какой-то неудачный опыт. И, скорее всего, во всем виноват адепт Олрик, как сказала позже Госпожа. Он пытался спасти себя, когда понял, что умирает, но что-то пошло не так и получилось то, что получилось.

Госпожа объявила о закрытии школы от посторонних, а преподавателям приказала в срочном порядке обучить молодых адептов призыву магических существ. Это последняя ступень обучения и, естественно, не всем удалось научиться. Те, кто не успел призвать себе хоть кого-нибудь – умерли. Из их тел появились новые спектры, как мы их называли. В ходе этой эпидемии мы поняли принцип их существования – найти жертву и завладеть ее телом, после этого – медленно уничтожить созидательную магическую составляющую – обычно на это хватало 3-х дней – а после вырваться на свободу, в сопровождении нового спектра – бывшего духа хозяина хозяина тела.
И самое худшее в этих существах – в «свободном» состоянии они неуязвимы ни для магии, ни для оружия. Ими их можно только отпугнуть – и то, не всегда. Убить спектра можно было лишь убив человека, в чьем теле он находился и тем самым предотвратить появление еще и нового монстра. Как ни странно, но эта своеобразная «эпидемия» со временем немного поутихла – дошел черед до более сильных магов, которых было сложнее уничтожить. А покинуть территорию Школы спектры почему-то не решались. Возможно, виной этому – сдерживающие чары, наложенные сразу, как только вышел приказ о закрытии школы.

Но Госпожа не хотела лишних жертв – и поплатилась за это. Видимо, до Сайруса, а после - и до Империи, дошли слухи о происходящем в школе. И они не замедлили отреагировать. Если маги короля хотя бы делали вид, что их «экспедиция» носила исследовательский характер, то инквизиторы Империи могли смело называться «карательным отрядом». То, что ты видел на стенах, на плитах и окнах – это кровь чародеев, погибших тогда. Примерно половина из них была не «заражена», но инквизиторы не пощадили никого… Они убили Госпожу… Я остался здесь только из-за того, что она перед своей смертью взяла с меня клятву оставаться здесь, пока стоит школа…

Некроманты, по крайней мере – во время войны, не скрывали своих намерений… Каратели же пришли с добром, как они сказали… Но, как оказалось, у нас были разные понятия о добре…
Глава 10.

Люди любят огонь, как средство очищения от скверны. Видимо, именно поэтому они сами сгорают всего за несколько десятков лет.
Суртаз, 13-й Повелитель Шалластхадара.


Огоньки безумия в глазах Суртаза кружили в призрачном вальсе с отражениями язычков пламени, скользящих по стенам и крыше Школы. Он опоздал, но отдал последний долг павшим. Ксар остался внутри здания, решив принять искупительную смерть в огне, ведь он не смог защитить свою Госпожу и поклялся умирающей, что будет охранять Школу, пока стоит хотя бы одно из ее зданий. Скоро он будет свободен от своей клятвы и, освободившись от старой оболочки, отправится в другие миры, чтобы в каком-то из них снова быть призванным, как молодой воин-ракшас – сильный и гордый… И верный.

Суртаз молча наблюдал за тем, как сгорает его прошлое. Стоя посреди двора Школы, он смотрел сквозь стрельчатое окно Главного Зала – одно из немногих уцелевших. Языки огня только начинали плясать по стенам, украшенным дорогими коврами. Он видел Ксара – старый ракшас, в полном боевом облачении, стоял посреди зала, запрокинув голову. Клинки, зажатые в четырех сильных руках подрагивали – совсем чуть-чуть, едва заметно. Глухо зарычав, Ксар вогнал сабли в щели каменной кладки пола. После – оперевшись нижней парой рук на оружие и скрестив верхнюю пару на груди, ракшас опустил голову и закрыл свои кошачьи глаза. Языки пламени позади него обрели форму высокой женщины в огненно-алой мантии. Она подошла к ракшасу и кончиками пальцев коснулась его плечей. Серебристая грива зверя стала рыжей от пламени, перекинувшегося на нее. Стрельчатое окно разлетелось на сотни мелких осколков, некоторые из них впились в лицо чародея, но он продолжал смотреть. Ракшас стал на одно колено. Кольцо огня вокруг него сузилось. Женщина, сотканная из пламени, стояла рядом с ним, ласково почесывая огненную гриву большой кошки. Суртаз встретился взглядом с Магистром Саревинн. Женщина улыбнулась, еле заметно кивнула головой, и подняла вверх руку. Потолок Главного зала обрушился и в вечернее небо взмыли столпы огня…

Пожар в Школе не вызвал никакой реакции у жителей Солнечного города – слишком они были напуганы инквизицией, которая не ограничилась «очищением» одного этого заведения, вопреки всем возражениям и доводам Госпожи Саревинн…

Огонь все очистит…
Глава 11.

Только потерявший все – по-настоящему свободен. Но иногда эта свобода не стоит подобной цены.
Суртаз, 13-й Повелитель Шалластхадара.


Суртаз, сгорбившись, сидел у костра и неотрывно смотрел в огонь. Чародей устал и ему нужен был отдых после создания портала из Солнечного города в Долину волков. Место прибытия было выбрано не случайно – именно здесь, если верить немногочисленным хроникам Войны с некромантами, впервые была замечена активность живых мертвецов и именно здесь они остались после неудачной попытки завоеваний новых территорий.

Чародей вздрогнул и настороженно осмотрелся… Никого. Совсем никого. Долина волков, получившая когда-то свое название благодаря многочисленным стаям крупных серых хищников, была безжизненна. Даже днем. Ни одна птица своими трелями не нарушала тревожной тишины когда-то цветущей долины, поражавшей путников обилием зверя и птицы. Такой она стала после появления здесь некромантов. Но не из-за того, что нежить уничтожила все и вся – просто живые существа инстинктивно ощущали изменившуюся энергетику территории и поспешили покинуть проклятое место.

Вздохнув, чародей встал, затушил костер и отправился вглубь леса, намереваясь найти вход в долину. Несколько часов блужданий по лесу, растущему вокруг нее, дали свои плоды – преодолев холм, поросший низкими, искривленными, будто от нечеловеческой муки, деревцами, он увидел узкий проход между двух высоких скал. Это был вход в сердце долины, которое, после появления на этой территории некромантов, стали называть Купелью мертвых. Именно здесь, под защитой окружающих Купель скал и защитных заклинаний, обосновались некроманты, объединенные костлявой рукой Повелителя мертвых Шаддаэра в городе-государстве – Шалластхадаре.

Остановившись в паре шагов от входа в Купель, чародей оглянулся. Шорох за его спиной, который он слышал перед тем, как заметил «ворота» Купели, затих. Суртаз снова посмотрел на вход – шорох за спиной возобновился и к нему добавился еще и легкий шелест, будто бы где-то неподалеку взлетала птица или летучая мышь. Летучая мышь! Значит вампир рядом и, возможно, не один. Пограничный патруль! Чародей за секунду преодолел то небольшое расстояние, оставшееся между ним и скалами. Прижавшись к одной из них спиной, и двигаясь в сторону от входа в Купель, он нашел место, где осколок камня нависал над его головой, как крыша. По крайней мере, нападения сверху можно было не бояться. Шорох стал громче и ближе и маг, выпрямившись из-за чего едва не задел макушкой потолок своего «домика», настороженно вглядывался в пустынное пространство перед собой, подернутое легкой дымкой седого тумана, неизвестно откуда взявшегося несколько минут назад. Пять минут…Десять…Пятнадцать… Туман становился практически осязаемым и почти вплотную приблизился к убежищу мага. И чем плотнее становилась пелена тумана, тем явственнее в его объятиях виднелись неподвижные высокие фигуры, закутанные в черные, с красным подбоем, длинные плащи. Чародей оцепенел – вампиров было не меньше десятка, никак не меньше. Никогда еще Суртазу не было так страшно, даже в ту ночь, когда его голем вышел из-под контроля. Тогда все произошло слишком быстро, сейчас же ему давали возможность насладиться предвкушением своей смерти. Только наслаждение показалось чародею уж слишком извращенным. Он всем сердцем ощущал опустошающий голод, терзавший вампиров. Вечный голод... Решив ударить первым, чародей стал проговаривать слова нужного заклинания – для начала магическая стрела подойдет вполне… Последние слова готовы были сорваться с губ мага, когда в его сознание вторгся обжигающий холодом, требовательный голос:

- Кто ты, человек? – в голосе не было никакой интонации. Так мог бы говорить голем или же существо, давным-давно мертвое.
- А кто ты? И что ты делаешь в моих мыслях? – крикнул в туман чародей.

- Можешь не кричать, человек. Я прекрасно слышу твои мысли. Кто ты? – требовательно повторил голос.

- Зачем тебе знать мое имя, если в следующую минуту ты разорвешь меня на части? – ответил чародей в своих мыслях, следуя «совету» своего неживого собеседника.

- Возраст накладывает печать на привычки любого существа. Я предпочитаю знать, кто и что такое – моя будущая пища.

Суртаз почувствовал раздражение в мысленной интонации собеседника. Что ж, раз он способен ощущать эмоции, значит не все потеряно. Может быть, удастся договориться.

- Я Суртаз, маг из Солнечного города. Я хочу стать учеником некроманта, любого из обитающих здесь, - мысленно произнес чародей.

Ответом чародею был леденящий смех, звучащий в его голове и, казалось, раскалывающий само его сознание на кучу осколков.

- Маг, значит… Из Солнечного города! – смех вампира снова заставил Суртаза сжаться в комок, обхватив взрывающуюся от боли голову руками.

- Помню-помню…Как твои сородичи гнали нас в эту долину… Помню… - голос в голове обрел металлические нотки. – Что ж, твоя смерть будет особенно мучительной…

- Подожди! Могу я перед смертью узнать, кто ты? – Суртаз обратил внимание на то, что фигуры в плащах приблизились, но он не видел, чтобы они сделали хотя бы шаг.

- Что ж… Ты меня насмешил и потому я отвечу на твой последний вопрос. Я – Высший вампир Реомар. Готовься к смерти, чародей…

Во время мысленного диалога Суртаз не заметил, что перестал прижиматься к скале и отошел от нее на пару шагов. Поэтому когда последняя фраза вампира, прозвучала за его спиной, чародей ужаснулся. Резко обернувшись и заметив боковым зрением, что вампиры постепенно сужают смертельное кольцо, он увидел их командира. Бледная кожа, прямые и длинные иссиня-черные волосы, водопадом струящиеся по плечам, бездонные черные глаза с вертикальными красными зрачками, изогнутые в странной улыбке алые губы, черный плащ, окутывающий высокую широкоплечую фигуру… Видимо, когда он был живым, то принадлежал к рыцарскому сословию… Взгляд Высшего вампира завораживал, требовательно подчиняя себе и тело, и душу. Не имея сил, да и не желая сопротивляться чарам вампира, Суртаз спокойно наблюдал, как удлинялись клыки кровопийцы, как он медленно подошел, оказавшись вплотную с магом. Высший вампир широко улыбнулся, показав, кроме длинных клыков, ряд острых, как иглы, зубов. Его зрачки расширились, превратившись в завораживающие, пылающие безумным голодом, озера. Вампир взял мага за подбородок и в последний раз пристально посмотрел Суртазу в глаза. Но что-то насторожило кровопийцу. Зрачки снова стали вертикальными черточками. Чары стали ослабевать.

- Пожалуй ты не так прост, чем кажешься на первый взгляд… Возможно, у тебя действительно есть шанс стать учеником некроманта. – глухо проговорил Реомар, наблюдая за тем, как падает на землю потерявший сознание Суртаз.
1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|>|>>
К списку тем
2007-2024, онлайн игры HeroesWM