Об игре
Новости
Войти
Регистрация
Рейтинг
Форум
1:18
1625
 online
Требуется авторизация
Вы не авторизованы
   Форумы-->Творчество-->

Проклятие Суртаза (#3824 "Летопись Шалластхадара")


1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|>|>>

АвторПроклятие Суртаза (#3824 "Летопись Шалластхадара")
Зеленый свет, ранее лишь переливавшийся в конце коридора, окутал Суртаза. Яркая вспышка заставила некроманта зажмуриться. Когда же он открыл глаза, то обнаружил, что стоит в центре круга, образованного двенадцатью стоящими вокруг него фигурами в черных балахонах. Помещение же, в котором находились они, отдаленно напоминало Зал Памяти.

- Итак, наш умник пришел к нам сам… Что ж, это радует, учитывая его упорство, - прозвучал насмешливый голос из-под капюшона одной из фигур.

- Успокойся, Шид-Аттар. Мальчик сделал так, как считал нужным. Жаль только, что он так и не понял то, о чем действительно говорилось в Пророчестве, - шевельнулась вторая фигура.

- Селенор прав! Этот сопляк поставил под угрозу само дальнейшее существование некромантов вообще! – Суртаз непроизвольно отошел на шаг от фигуры, говорившей столь яростно.

- Кто бы говорил, Мольтар… По-моему ты тоже был хорош в свое время, - спокойно, но с легким нажимом произнес женский голос.

- Алевантия права, он не первый Повелитель, позволивший себе некоторые необдуманные поступки, - задумчиво, с легким эльфийским акцентом, снова проговорил Селенор.

- Я… - попытался вмешаться в разговор Суртаз.

- Мой ученик просто попытался изменить действие Пророчества – устало произнес голос, в котором некромант узнал Шаддаэра.

- А посовещаться с нами как-то не судьба? – снова съехидничал Шид-Аттар.

- По-моему эта процедура никогда особо не была популярна среди нас. Тем более, что мальчик еще не знает, как приятно возвращаться в свое бренное тело, - захихикала фигура, включившись в общий разговор.

- Не смешно, Кронвелл. Мальчик и так натерпелся с Одеждами Смерти. Хотя это его недосмотр – ими нужно было пользоваться более осторожно, - тихо проговорил следующий некромант.

- Так надо было записать, Охтар, - включился в разговор молчавший ранее некромант.

- Учитывая происхождение некоторых из нас… Не самая удачная идея, - еле слышно пробормотал острый на язык Шид-Аттар.

- Я все слышу, Шид, и не будь ты окончательно упокоившимся… - прорычал молчаливый Родрим.

- А ну-ка прекратили ссориться. А то с вас еще и дуэль тут устроить станется, - холодно проговорила еще одна фигура.

- Ха! Дерцкан, ты и в посмертии следуешь своей антидуэльной реформе, не будь таким занудой, тут кроме этого недоповелителя Ирилатассара, за появление здесь которого, кстати, мы должны благодарить этого мальчика, и развлечений толком нет, - фигура отвесила шутливый полупоклон Суртазу, не сходя со своего места и не нарушая границы круга.
Одна из трех фигур, не участвовавших в перепалке, внезапно вытянула руку вперед, к склонившемуся по другую сторону круга Шид-Аттару. Повисла пауза, во время которой шутник тщетно пытался выпрямиться под одобрительные смешки остальных некромантов.

- Хорошая идея, Васкаэдр… Так Шид смотрится намного лучше и, самое главное, молчит, - проговорила вторая фигура. – Ну что, раз все высказались, может наконец свое слово скажет Сандро?

- Благодарю, Шемисст. Думаю, мальчику не слишком интересно слушать наши…хм…внутренние перепалки. Я прошу прощения за ЭТО недоразумение, - капюшон легендарного Повелителя выразительно качнулся в сторону все так же склоненного Шид-Аттара.

- Что Вы, мне интересно увидеть своих предшественников воочию, - Суртаз покрутил головой оглядывая окружившие его фигуры, отмечая про себя, что между ними намного больше различий, чем кажется на первый взгляд.

- Ну что ж, это хорошо. Не зная прошлого нельзя избежать ошибок в будущем. К сожалению, как минимум одну ошибку ты уже допустил, - сила, которой были буквально пропитаны слова Сандро, заставили Суртаза зябко поежиться.

- Вы имеете в виду Ирилатассара?

- Хм… Если само его существование считать ошибкой – то она явно не твоя, - древний некромант рассмеялся. – Кстати, все мы – Повелители, а, следовательно, равны… Так что отбрось формальности. Но это не значит, что наше мнение не стоит учитывать, так как мы питаем Источник Шалластхадара. И ты прислал к нам этого… Святошу… - в голосе Сандро проскользнула тень отвращения. – Ты хоть понимаешь, что наделал?

- Сандро, мальчик является Повелителем без году неделю. Шаддаэр не успел его просветить относительно природы Источника, - проговорил все еще склоненный Шид-Аттар. – Васкаэдр, может ты все-таки снимешь с меня свои проклятые чары? Спина затекла, знаешь ли…

- Жаль, что не язык, - мрачно проговорил некромант, повторяя свой жест и позволяя шутнику выпрямиться.

- Так вот, продолжу свою мысль, - потирая поясницу, как ни в чем не бывало продолжил свою речь Шид-Аттар, делая вид, что не замечает, как Васкаэдр красноречиво скрестил руки на груди, - К сожалению, Шаддаэр слишком быстро присоединился к нам и не успел в полной мере объяснить все обязанности и возможности Повелителя мальчику и…

- Подытожу слова нашего коллеги, - Алевантия невозмутимо прервала увлекшегося, было, некроманта, - Что сделано – то сделано. Мы, несущие ответственность за свои земли даже в посмертии, должны подумать и решить, что делать дальше. Из-за присутствия здесь инквизитора, пусть и являвшегося когда-то некромантом, Источник испорчен и скоро перестанет вырабатывать магическую энергию вообще, а мы, соответственно, останемся заточенными здесь на весьма неопределенное время.

- Да, это моя оплошность… Я слишком спешил, но обстоятельства были сильнее меня. Будь я Повелителем во время атаки – Шалластхадар был бы уничтожен, - опустил голову Шаддаэр.

- Мы не виним тебя, все случилось так, как должно было случиться. По моим представлениям, тринадцатый Повелитель должен был взойти на престол как раз примерно так, - задумчиво проговорил Сандро. – Вопрос в другом: что делать теперь?

- Вышвырнуть этого святошу отсюда – и все проблемы будут решены! – воскликнул Мольтар.
- Вряд ли это поможет. Структура Источника уже нарушена, - проговорил Охтар.
Повелители заволновались и, перебивая друг друга, стали спорить о пути решения проблемы - круг разбился на несколько групп, оживленно обсуждающих различные варианты. Лишь Сандро стоял поодаль и наблюдал за происходящим.

Наконец, собравшись с духом, Суртаз задал вопрос, все это время мучивший его:

- Вы признали меня слишком молодым и не знающим слишком многого… Ну так объясните мне прямо, что я сделал не так, что на самом деле значит Пророчество и, самое главное, что мне теперь делать?! – Суртаз специально повысил голос, чтобы общавшиеся некроманты услышали его, но получилось так, что попав в короткую паузу в обсуждении, его вопрос прозвучал, как обреченный крик.

Повисло напряженное молчание, одиннадцать Повелителей, как по команде, повернулись к Сандро. Суртаз почувствовал взгляд первого Повелителя, как ледяную ладонь, на секунду сжавшую его горло. Сандро медленно подошел к нему и Суртаз наконец смог увидеть его лицо. Длинные прямые черные пряди выбивались из-под капюшона, резко контрастируя с мертвенно-бледной кожей. Прямые брови, высокие скулы, тонкий нос с легкой горбинкой, плотно сжатые тонкие губы, острый подбородок – это лицо не имело возраста. А глаза… Два черных провала – ни зрачка, ни радужной оболочки – Суртаз увидел в них свое отражение.

- Налюбовался? – тонкие губы скривились в подобии улыбки. – Теперь слушай… Что ты сделал не так? Думаю, ты это уже понял. Вместо себя ты отослал к нам Ирилатассара. Он не был Повелителем, что бы ты об этом не думал. Он. Им. Не. Был. Повелитель – ты. Я не зря оставил это Пророчество. Благодаря ему, - некромант кивнул в сторону остальных Повелителей, - Все мы здесь. Благодаря ему наш Источник до недавнего времени мог поспорить по силе с Источником магов Солнечного города. Ты добился своего… Ты действительно разрушил действие Пророчества. Со всеми вытекающими из этого обстоятельствами. Источник умирает. Если бы все было доведено до логического конца и твой череп бы увенчал тринадцатый шип, то черным пламенем, поглотившим земли Шалластхадара были бы именно МЫ. Да, время старых некромантов прошло бы… Но как бы тебе объяснить… Люди меняются. Их жизнь становится легче, удобнее, они изобретают новые заклинания, оружие – они уже не такая легкая добыча для нас. Думаю, во время защиты Купели ты в этом убедился. Мы же – мертвы, а, следовательно, медленнее изменяемся, если изменяемся вообще. Из пепла старого Шалластхадара вырос бы новый, более могущественный, более опасный враг для живых. Но, благодаря тебе, этого не случится… И некроманты вымрут, медленно и мучительно… И бесславно.

- Но что теперь делать? Ты же первый Повелитель… Значит был в похожей ситуации в свое время, - медленно проговорил Суртаз.

- А ты все-таки умный мальчик, - одобрительно кивнул Сандро. – Да, я действительно был в практически такой же ситуации, когда впервые появился в твоем мире. Моей ошибкой было это Пророчество – я не учел, что найдется такой молодой и сильный, который посмеет и сумеет пойти против моего слова. Мою ошибку ты не должен повторить. А что делать… Ищи новый источник. Когда найдешь – отпустишь нас… К тому моменту наша помощь и поддержка тебе уже будет без надобности.

- Значит это и будет решением проблемы? – спросил Суртаз.

- Да. Если не переродится Шалластхадар, так пусть изменится хотя бы Источник. Тебе пора… Приходи к нам, если нужен будет совет… И если сможешь нормально переносить возвращение в свою оболочку. Не забывай о том, что она теперь не столь крепка, как ранее… - Сандро развернулся и направился к остальной группе Повелителей.

- Удачи, мальчик. Приятного возвращения, - прохихикал Шид-Аттар, но сразу умолк под тяжестью взгляда первого Повелителя.

- Удачи, мой ученик… - прошептал Шаддаэр.

Суртаз почувствовал жжение во всем теле и увидел, как его охватывает изумрудное пламя. Нестерпимый жар обжигал глаза и некромант крепко зажмурился. Дышать становилось все тяжелее, кожа горела и, казал
Суртаз почувствовал жжение во всем теле и увидел, как его охватывает изумрудное пламя. Нестерпимый жар обжигал глаза и некромант крепко зажмурился. Дышать становилось все тяжелее, кожа горела и, казалось, начала плавиться. Пытаясь сделать очередной вдох, Суртаз открыл глаза и увидел потолок своей комнаты. Все же, возвращение в свое тело оказалось менее болезненным, чем он ожидал. Но какое это тело… Суртаз встал и с сожалением посмотрел на свое отражение в зеркале. Но, не смотря ни на что, он уже принял решение…
Глава 26

Исправить ошибку может только тот, кто ее сделал.
Суртаз, 13-й Повелитель Шалластхадара.


- Источник медленно умирает и я не в силах ему помочь. Признаюсь – гибель Источника – моя вина, но оправдываться или же объяснять причину моих действий я не собираюсь – старческий голос Суртаза, отраженный стенами общего Зала, звучал громко и властно.

Наперекор сложившейся традиции, Повелитель стоял, опираясь на посох, а не сидел на троне.

- Но я хочу исправить свою ошибку и потому, - медленно продолжил свою речь Суртаз, - Ухожу. Я отправляюсь на поиски нового Источника силы некромантов, пока не стало слишком поздно и о том, что мы слабеем, не узнали живые. В качестве последнего своего приказа объявляю усиленную подготовку большого количества призраков и вампиров, так как скоро всем нам придется экономить силу. Править Шалластхадаром во время моего отсутствия будет Совет, в котором будут состоять представители каждой территории, принадлежащей нам.

В зале стояла гробовая тишина. Суртаз прислонил посох Повелителя мертвых к подлокотнику трона, снял корону и положил ее на сидение, рядом с посохом. Снова обернувшись к замершей нежити, некромант откинул капюшон и прошептал всего одну фразу, но ее отчетливо услышал каждый вампир, лич, умертвие и призрак, находившийся в зале:

- Я обязательно вернусь и мы научим живых уважению к мертвым.

Нежить расступилась, образовав коридор, по которому прошел Суртаз к выходу из общего Зала. Лишь покинув его своды, некромант услышал приглушенные голоса, шипение и свист – нежить решала, кто теперь будет править Шалластхадаром.

Придя в свою комнату, Суртаз кинул взгляд на сумку, собранную накануне, в которой лежали некоторые зелья и артефакты, которые могли понадобиться в пути. Только вот куда направиться? Некромант сделал манящее движение - из сумки выпорхнула карта и, развернувшись, зависла перед его лицом. На ней были отмечены все территории, известные картографам Империи, магов и эльфов. Суртаз стал выбирать маршрут, бормоча под нос только ему понятные фразы:

- Так… Запад не подходит. Маги, эльфы – я знаю о них достаточно для того, чтобы утверждать, что у них нет ничего подходящего для нашего Источника… Юго-запад… Шалластхадар…

Суртаз, кончиком указательного пальца, нежно погладил черную кляксу – именно так на карте живых была изображена территория государства некромантов.

- Далее… Юг и юго-восток… Опасные территории, заселенные народами, отказавшимися подчиняться Империи и потому признанные ею дикими и подлежащими уничтожению… Может быть найду что-то там.. Восток и северо-восток – земли, подчиненные Империи… Туда пойду в самую последнюю очередь, если не найду ничего подходящего… Север и северо-запад – земли варваров… Сохраняют нейтралитет по отношению к Империи, но слишком бесстрашны и многочисленны, чтобы та посмела попытаться изменить такое положение дел. Но, не смотря на всю свою воинственность, закрыты для соседей и довольствуются своими горами, чужаков к себе пускают очень редко. И их защита от магии… Может быть, именно у них я найду новый Источник. Что-то же дает им эту способность… Решено, для начала отправлюсь к варварам.
Движение пальцами – и карта, свернувшись, снова заняла свое место в сумке некроманта. Суртаз подошел к кровати, на которой лежала заранее приготовленная серая мантия. Переодевшись, он повесил сумку на плечо, взял в руки обычный посох – деревянный и неприметный, и, вздохнув, вышел из комнаты. Теперь самого могущественного некроманта Шалластхадара нельзя было отличить от других странников – искателей счастья в чужих краях.

Суртаз вышел во внутренний двор Замка и остановился в его центре, опираясь на посох. Он чувствовал сотни взглядов, направленных на него из окон. Нараспев читая заклинания, некромант, даже сквозь закрытые веки, видел, как вокруг него постепенно, один за другим, возникают круги, обозначающие границы портала: алый – сохраняющий целостность тела, синий – переносящий душу, фиолетовый – берегующий сознание и разум, зеленый – соединяющий три вышеописанные составляющие в единое целое, белый – обеспечивающий безопасность переносимого существа в первую пару минут после перенесения. Круги пульсировали и переливались всеми оттенками своего цвета, кроме белого – этот цвет оставался чистым, как снег на вершинах гор Орлиного Гнезда. После появления этого белого круга, синий, фиолетовый и зеленый круги стали сужаться, сливаясь с красным. Минутой позже некромант стоял в центре уже двух кругов – черного и белого, которые, оторвавшись от земли, парили на уровне пояса Суртаза. Белый круг сузился, слившись с черным и внутренний двор Замка осветила яркая вспышка…

… Суртаз зажмурился от хлестких ударов ледяного ветра, почуявшего добычу и сорвавшегося за ней с заснеженных вершин Орлиного Гнезда. Поправив сумку и сильнее надвинув капюшон на лицо, старик направился к горному ущелью – только миновав его можно было попасть в сердце государства варваров.

Пару часов спустя, уже в непосредственной близости от ущелья, Суртаз услышал громкий птичий крик. Задрав голову и вглядываясь в пронзительную синь неба, некромант увидел громадных птиц, парящих высоко-высоко. Роки. Его заметили…
Глава 27.

Просто – не значит плохо. Но при этом простота должна сохранять изящество, иначе она перерастет в вульгарность.
Суртаз, 13-й Повелитель Шалластхадара.


Патруль варваров не заставил себя долго ждать: почти сразу на крики роков ответил многоголосый волчий вой, звучавший как из самого ущелья, так и со скал, окружавших его. Суртаз остановился, но держался спокойно и с достоинством, надеясь, что стражи не заподозрили в нем шпиона. Скрежет когтей по камням свидетельствовал о том, что они уже близко. Наконец, Суртаз увидел их самих: стая крупных хищников – намного крупнее своих диких серых собратьев мчалась к нему, казалось, не касаясь земли. Вел стаю мощный черный волк. Лишь когда они почти достигли места, где стоял некромант, Суртаз увидел зеленые фигурки, сидящие верхом на волках и крепко держащиеся за их густую длинную шерсть. Гоблины.

- Что ж, могло быть и хуже… - прошептал некромант, подумав об ограх и об их слабости к силовому разрешению любых вопросов.

Вожак стаи остановился рядом с Суртазом и шумно втянул воздух, принюхиваясь. Его всадник – гоблин с иссеченным шрамами лицом, приподнялся на спине хищника и стал внимательно рассматривать некроманта. Его отряд взял Суртаза в плотное кольцо.

- Покажи лицо, - гортанно проговорил всадник. Он явно не привык разговаривать на имперском.

Суртаз откинул капюшон. Всадник что-то проговорил, после чего все наездники разразились неприятным квакающим смехом.

- Что ты здесь делаешь, старик? – спросил гоблин после того, как смех стих.

- Я направляюсь в Орлиное Гнездо. Я слышал, что у вас вспышка неведомой болезни, - проговорил Суртаз.

Он не боялся ошибиться – обладая крепким здоровьем, варвары презирали лекарей, а магов – просто убивали. Если даже кому-то из них и случалось заболеть – единственным спасением от хвори они считали молитвы и снадобья своих шаманов, что, впрочем, являлось весьма сомнительным лекарством. Потому, как ни крути, чем-нибудь варвары болели всегда.

Гоблин склонил голову набок, размышляя, а черный волк, на котором он восседал, зарычал и затряс лобастой головой.

- Колдун? – тон гоблина не сулил ничего хорошего.

- Нет, я – просто лекарь. Травы, отвары… Никакой магии. Только то, что дает нам Мать-Земля, - проговорил Суртаз, сопровождая свои слова почтительным поклоном, адресованным явно не гоблину.

Расчет некроманта снова оказался верен. Примитивная, с точки зрения остальных народов, религия варваров предписывала чтить Мать-Землю и Отца-Небо, давшие, по их мнению, жизнь всему живому. Жрецами этой религии как раз и были шаманы варваров, женщины приносили дары Матери-Земле, мужчины – Отцу-Небу.

Гоблин снова что-то сказал своему отряду и пара волков со своими наездниками устремились через ущелье в Орлиное Гнездо. Остальные все так же не спускали глаз с некроманта. К счастью, посыльные, вернулись довольно быстро. Гоблин-командир переговорил с ними на своем гортанном наречии, после чего обратился к Суртазу:

- Вождь желает видеть тебя. Садись позади меня.
Черный волк зарычал, когда Суртаз приблизился к нему, но гоблин, перебравшись на холку, положил ладонь на лоб хищника и тот постепенно успокоился. Несмотря на дряхлый вид, некромант не дал гоблинам повода посмеяться с его сноровки и вскоре довольно удобно расположился на спине животного, держась за жесткую шерсть. Непривычный к такой ноше хищник бежал медленно и размеренно, а не перемещаясь длинными прыжками, когда мчался на перехват Суртаза. Но даже учитывая сравнительно небольшую скорость, в Орлиное Гнездо прибыли они довольно быстро. Казалось – ущелье никогда не закончится, а тут внезапно скалы расступились, появился редкий лесочек, а дорога резко ушла вниз, потом – вверх – и глазам некроманта предстало огромное каменное плато, окруженное сплошным кольцом гор-клыков.

Вопреки представлениям людей, никогда не бывавших в Орлином Гнезде, варвары жили в шатрах из шкур только во время военных походов, которые, впрочем, стали величайшей редкостью. На самом же деле самое крупное поселение варваров имело форму концентрических кругов, составленных приземистыми, но добротными домами, сложенными из камня. В центре стоял самый крупный дом – не замок, конечно, но он значительно возвышался над окружающими строениями и был виден издалека. Наездники объехали поселение по кругу и Суртаз увидел, что позади дома Вождя, а он принадлежал, несомненно, именно ему, было расположено святилище, разделенное на две половины воткнутым в землю шестом, одну сторону которого украшали живые цветы, будто бы растущие из самой древесины, а вторую – громадные птичьи перья – белые и пушистые, как облака.

- Это святилища Матери-Земли и Отца-Неба? – спросил Суртаз гоблина, управлявшего вожаком стаи.

- Да, старик, - кинул через плечо командир отряда.

… Религию всех известных магам народов ученикам Школы преподавал Младший магистр Меллир.

- Сегодня мы поговорим о верованиях варваров. Как я уже упоминал, их религия очень похожа на традиционные эльфийские верования. Как и эльфы, варвары обожествляют природу, но в отличии от эльфов, не только проявления ее живой части. По сути говоря, их жрецы - шаманы, как их называют сами варвары, делятся на 2 группы – молящихся Матери-Земле и поклоняющихся Отцу-Небу. Как правило, в первую группу входят женщины, во вторую – мужчины. Трудно сказать, кто более почитаем – варвары сумели сохранить то хрупкое единство противоположностей…
Глава 28.

Жизнь любого существа состоит из потакания своим слабостям и устранения появившихся после этого проблем.
Суртаз, 13-й Повелитель Шалластхадара.


Суртаз медленно шел по залу в доме Вождя. Помещение, конечно, по размеру казалось более чем скромным, по сравнению с Общим Залом замка в Шалластхадаре, но некроманта поразило само его убранство: находясь на втором этаже дома, оно не имело потолка, сделанного человеческими руками. Суртаз буквально утонул в пронзительной синеве неба, Отца-неба, даже здесь наблюдавшего за своими детьми. На нос некроманта села пестрая бабочка. Суртаз, невольно моргнув, испугал беспечное насекомое, не замедлившее перелететь на более гостеприимный цветок, проросший между камнями, которыми был выложен пол. Мать-земля также была здесь, защищая своих детей. Не смотря на достаточно холодную погоду, в зале царило мягкое весеннее тепло. Окончательно осмотревшись, Суртаз заметил два добротно сколоченных стула, стоящие в другом конце зала – один побольше и помассивнее, другой поменьше и поизящнее. На большом стуле восседал коренастый немолодой мужчина, на маленьком – юная рыжеволосая девушка, казавшаяся почти ребенком рядом с Вождем. Суртаз остановился в нескольких шагах от них, вожак гоблинов, сопровождавший некроманта, остался в другой комнате.

- Да пребудет с твоим родом милость Отца-неба и доброта Матери-земли, - поклонившись, медленно и торжественно проговорил Суртаз древнюю формулу приветствия варваров.

- И к тебе пусть будут они благосклонны, - кивнул Вождь в ответ.

Все еще склоненный, Суртаз не смог удержаться от довольной улыбки. Что ж, на его приветствие ответили, как подобает, значит удара в спину можно уже не ожидать. Похоже здесь происходит что-то серьезное, раз к «целителю» отнеслись столь благодушно. Суртаз решил прощупать почву:

- Доблестный Вождь, я слышал, на твой род пала неведомая болезнь и потому пришел предложить свою помощь, - проговорил некромант, пристально глядя в глаза Вождю. Тот кинул взгляд на побледневшую девушку и медленно проговорил:

- Ты прав, лекарь. Несколько воинов поражены неведомой болезнью, но наши шаманы обещают, что она скоро уйдет.

- Могу ли я осмотреть кого-то больных? Им может понадобиться что-то большее, чем молитвы и…

- Ты смеешь сомневаться в вере наших шаманов? – взревел Вождь, хватаясь за рукоятку топора, который, как оказалось, был прислонен к стулу, вне поля видимости Суртаза. Некромант невольно отпрянул, а девушка вскочила со своего стула и схватила правителя за руку:

- Отец, не надо! Может быть, он действительно сможет помочь Рарху!

Вспыхнувший в глазах варвара гнев медленно затухал по мере того, как девушка что-то говорила на языке варваров. Зная об иммунитете варваров к магии и потому не имея возможности прочитать их мысли, Суртаз с досадой отметил пробел в своем образовании и поставил себе галочку на будущее – изучить этот язык, как будет время… Если возникнет необходимость и секрет Источника хранится именно здесь. Тем временем Вождь коротко и отрывисто сказал что-то девушке и она снова села на свое место.
- Радуйся, лекарь, что моя дочь так добра. Ее будущий муж, Рарх, при смерти от этой болезни. Если ты действительно хочешь помочь, Лимма отведет тебя к нему.

Суртаз перевел взгляд на девушку - та же, закусив губу, умоляюще смотрела на некроманта.

- Я хочу помочь, - твердо проговорил Суртаз, снова посмотрев на Вождя. – Только одно условие – чтобы все, кто сейчас находятся рядом с Рархом, не создавали мне помех.

- Пусть будет так, - кивнул Вождь. – Тогда одно условие от меня, - непривычный холодок коснулся сердца Суртаза при этих словах варвара, - Никакого колдовства. Иначе – смерть…

… В комнате, где лежал больной было душно, пахло жженой полынью и другими травами, запах которых Суртаз не смог сразу распознать. Глаза некроманта быстро привыкли к царившему в помещении полумраку и он увидел бледное, покрытой испариной, изможденное лицо Рарха. Женщина, сидевшая в изголовье больного вопросительно посмотрела на вошедших. Лимма, знаком приказав шаманке покинуть комнату, остановилась на пороге, наблюдая за действиями некроманта.

- Он может говорить? – спросил Суртаз девушку, подходя ближе к ложу.

- Сомневаюсь, но, может быть, на некоторые вопросы смогу ответить я, - проговорила Лимма, подаваясь на пару шагов к некроманту.

- Когда появились первые признаки болезни?

- Неделю назад он впервые почувствовал себя плохо. Можно сказать, это было впервые в его жизни. Мы выросли вместе и если я довольно болезненна, то он даже в детстве ничем не болел.

- Ты сказала – впервые. Значит сначала эта болезнь приходила в виде припадков?, - проговорил Суртаз, откинув одеяло и осматривая тело парня.

- Да… Он то ослабевал, то снова приходил в норму. Позавчера слабость окончательно поселилась в его теле и, как видишь, чужак, он медленно угасает, - Лимма подошла к парню, села в изголовье его ложа и положила руку на его лоб.

- Чем он занимался незадолго до того, как заболел?

- Он руководил патрулированием наших границ. В последнее время участились вылазки темных эльфов.

- Хм… Тогда вполне возможно, что это может быть и яд…

- Вряд ли, мы и раньше сталкивались с остроухими и успели изучить свойства всех их ядов. Ни один из них не действует подобным образом. Да и ран на теле Рарха, как видите, нет… - проговорила Лимма, глядя на продолжающего осмотр Суртаза.

- Нет ран, говоришь… А что тогда вот это? – торжествующе произнес некромант, показывая багровое пятно с черной точкой в центре, расположенное на внутренней стороне правого бедра молодого варвара.

- Эммм… - девушка, засмущавшись, не сразу решилась посмотреть, но, набравшись решимости взглянула и, побледнев, проговорила: - Похоже на укус насекомого…

- Ядовитого насекомого. А зная о том, что Рарх имел дело с темными эльфами, то, скорее всего, это был специально обученный либо зачарованный паук. Много людей слегло с теми же симптомами?

- Людей – четверо. Двое из них уже мертвы. Пару дней назад были массовые смерти среди гоблинов, но, честно говоря, - девушка покраснела, смутившись, - Мы не особо следим за их численностью. Устный либо письменный счет не входит в число наших любимых занятий, а гоблинов всегда было достаточно много – и пеших, и на волках.

- Ясно. И никто не находил под одеждой насекомых?

- Я не знаю, можно будет попросить отца, чтобы он распорядился относительно поиска этих тварей, - Лимма встала, готовясь немедленно приступить к действиям.

- Вряд ли поможет, - покачал головой Суртаз, - Прибудь я пару дней назад, может быть еще бы и удалось как-то помочь, а сейчас…

- Значит Рарха уже не спасти? – закусив губу, спросила Лимма.

- Скажу тебе по секрету, я знаком с практиками друидов относительно исцеления, но… Твой отец недвусмысленно дал понять, что магии он не потерпит, - печально вздохнул некромант.

- Я… Я попробую с ним поговорить. В конце-концов можно же хоть разок нарушить правила… А это точно ему поможет? – этот вопрос выглядел, будто Лимма пыталась убедить саму себя в необходимости нарушения обычаев. Но Суртаз чувствовал,
Но Суртаз чувствовал, что в глубине души она давным-давно все решила.

- Поможет. И не только ему, но и тем двоим беднягам, которые сейчас отчаянно цепляются за жизнь, если только их иммунитет к магии… - медленно проговорил некромант.

- Они слишком слабы, чтобы сопротивляться… Я попробую поговорить с отцом, - пробормотала девушка и выбежала из комнаты.

- Поторопись, - сказал ей вдогонку некромант, - Иначе может быть уже поздно…

Суртаз подошел к стулу, стоящему у стены, недалеко от ложа больного, и, усевшись, откинулся, довольно улыбаясь…

… Вождь не отрываясь смотрел в окно. Он только-только вернулся от Верховного Шамана, чьи предсказания сулили еще большие беды для его рода. Вождь не услышал, как открылась дверь и вошла Лимма. Она заговорила, но слова дочери долетали до его ушей, будто бы пробиваясь сквозь толщу воды – теряясь и искажаясь. Точнее Вождь очень надеялся, что смысл долетавших до него слов был искажен и далек от того, что пыталась донести до его сознания Лимма.

- Отец, прошу тебя… Умоляю. Сделай исключение для старца, позволь ему исцелить Рарха и других воинов с помощью магии! Здесь же не будет ни некромантии, ни демонологии… Это знания друидов, чьи верования так похожи на наши! – срывающимся голосом говорила Лимма, стоя за спиной отца.

- Умоляю… старца…исцелить Рарха… с помощью магии…некромантии… демонологии… верования так похожи на наши… - слышал Вождь. Багровая пелена застлала глаза варвара, когда разрозненные слова собрались в одну фразу. Вождь резко развернулся и оказался лицом к лицу с Лиммой, непроизвольно сжавшейся, поняв состояние, в котором пребывал ее отец. Последнее, что увидела девушка, прежде чем вскрикнуть и осесть на пол, был хищный отблеск закатного кроваво-красного солнечного луча на лезвии отцовского топора…

…Слегка задремавший, было, Суртаз, взрогнул и открыл глаза: из расположенного неподалеку дома Вождя послышался крик. Пришло время действовать. Некромант встал и прочел короткое заклинание поиска энергетического источника. Закрыв глаза, Суртаз протянул руку, будто бы пробуя пальцами воздух и, постепенно поворачиваясь на месте, прислушивался к ощущениям. Не успев сделать полный круг, некромант ощутил желанное покалывание в кончиках пальцев. Сейчас они были сродни путеводной стрелке компаса и там, куда звало его заклинание, вот-вот будет огромное скопление народа. Энергетический источник находился в Святилище позади дома Вождя. Решив завершить дело одним махом, Суртаз направился к выходу из комнаты, лишь на секунду задержавшись на пороге и бросив взгляд на Рарха. Парень был уже мертв – особенность организмов варваров – в ослабленном состоянии они не только не сопротивляются магии, но наоборот – подпитывают ее собственной жизненной энергией. Именно это стало истинной причиной запрета магии на землях варваров – мало кто из магов об этом знает, еще меньше осталось варваров, помнящих об этом. Любая болезнь, любой яд, брошенный в колодцы – и в гибнущем селении варваров любой посредственный чародей почувствует себя Архимагом до тех пор, пока будут живы его «источники».
Уничтожать поселение Суртаз не собирался, становиться Архимагом – тем более, потому справедливо решил, что пары человек из больных для его мероприятия будет вполне достаточно. Наведя на себя легкий морок, отводящий глаза, некромант буквально всем телом ощутил, как его заклинание своими щупальцами обвило одного из двух отравленных бедняг, высасывая из него последние крохи жизни. Времени на жалость не было так же, как и на выяснение места, где находился умирающий варвар, так как была дорога каждая секунда – пока в доме Вождя суматоха, у него есть шанс выяснить природу Источника варваров. Покинув дом, некромант пересек расстояние между зданием и святилищем за пару десятков шагов – небольшое расстояние, видимо Рарх не был обычным варваром, раз его женой должна была стать дочь Вождя и его дом находился рядом с домом несостоявшегося свекра.

Приблизившись к святилищу, Суртаз прищурился, осматривая вход на предмет охранных тотемов или амулетов. Да, варвары не признают магии официально, но сила их веры столь велика, что «намоленные» предметы по своим свойствам ничуть не слабее, чем их зачарованные аналоги.

- Странно, вход вроде бы чист… Значит действительно не ожидали чего-либо подобного. Либо же я здесь ничего не найду, - пробормотал Суртаз, входя в святилище.

Верным стало второе предположение – энергия Источника варваров была настолько беспокойной, яростной, бурлящей, что в первую секунду у некроманта просто перехватило дыхание при попытке с ней справиться. Понимая, что мешкать нельзя, Суртаз попытался подпитаться из этого Источника, на что тот ответил мощным всплеском дикой необузданной энергии, что некромант удостоверился, что если он и подойдет для нужд Шалластхадара, то укрощать его пришлось бы очень долго, после уничтожения нынешних его хозяев, естественно. Впрочем, истребление варваров было бы самым простым в этом плане. Но время… Время работало против некромантов.

- Что ж, будем искать дальше, - вздохнул некромант, рассеивая заклинание, понимая, что один из больных варваров уже мертв, и готовясь к созданию портала, переносящего на небольшое расстояние – достаточно было только перенестись в точку по ту сторону горной гряды. Однако, его насторожил звук шагов. Кто-то торопливо шел к святилищу. Пробормотав короткое проклятие сурь-тассов, адресованное идущему и всему его роду, Суртаз достал из бокового кармашка сумки гладкий черный камешек, размером с ноготь большого пальца. Зажав его в правой руке, некромант шагнул через порог святилища, над которым открылся портал…

… Немолодая женщина вбежала в святилище, надеясь найти в нем шаманов – ее единственный ребенок – сын – заболевший после стычки с темными эльфами – умер…
Глава 29.

Есть много способов, годных для того, чтобы обрести бессмертие... И еще больше – чтобы потерять его…
Суртаз, 13-й Повелитель Шалластхадара.


Суртаз лежал на земле у подножия холма, пытаясь прийти в себя. Все-таки экстренная телепортация не зря была названа древними магами именно так - пользоваться ею следовало лишь в самых крайних случаях ибо она, в отличии от обычной телепортации, вовсе не гарантировала, что тело, душа и разум доберутся до точки назначения вместе. Старческое тело Суртаза весьма возмущенно отреагировало на такой "прыжок" и примерно с полминуты некромант был занят тем, что пытался заставить свое тело дышать. Отдышавшись, он обнаружил, что находится довольно далеко от того места, куда планировал перенестись. На окрестности Шалластхадара это место так же не было похоже. Далекий рев диких ящеров подтвердил догадку некроманта - он был на территории вотчины темных эльфов – на территории Равнины Ящеров.

- Что ж, так даже лучше... Надеюсь, я не слишком ослабил Источник этой телепортацией, - проговорил Суртаз, поднимаясь с земли, но тут же пригибаясь, постарался слиться с местностью. Он услышал женский голос, напевавший песню на языке темных эльфов. Зная вынужденную агрессивность этого мрачного и беспощадного народа, Суртаз предпочел некоторое время побыть незамеченным...

... Восьмиглазая ночь вновь поймала весь мир в свои сети,
Шлет кошмары тебе, не давая в пути отдохнуть...
А я снова одна, над моей головой кружит ветер,
Свою боль и свой страх преступив - мне уже не свернуть.
Сколько в мире дорог - на земле, под землей и небесных,
Но свой путь повторить ты не сможешь во веки веков -
Ты ушел на погибель, на память оставив мне песню,
Ты ушел, отпуская меня в паутинный альков...

Суртаз шепнул пару слов, создавая магического «наблюдателя» - зачаровал первого попавшегося под руку жучка, дабы с его помощью понаблюдать за эльфийкой с более близкого расстояния. Некромант успел почувствовать, что та была волшебницей, и потому действовал осторожно.

Элиэскарайя глубоко вдохнула прохладный воздух и собралась уже, было, обратно в подземелье, но ее внимание отвлек отголосок чужой магии где-то неподалеку. Фиолетовые глаза чародейки вспыхнули яростным огнем. Она достала из поясной сумки миниатюрную шкатулку и выпустила на волю насекомое, до этого сидевшее взаперти – причудливую смесь подземного паука и наземного ночного мотылька. Цвет, форма и размер такого питомца указывали на статус своего хозяина или хозяйки. Узкое и вытянутое черное тело, покрытое мелкими темно-фиолетовыми волосками, длинные ножки, с миниатюрными ядовитыми крючками на концах и удлиненные, почти прозрачные, крылья с волнообразным черным рисунком говорили о том, что темная эльфийка обладала отнюдь не самым низким рангом среди остальных своих сородичей. Насекомые, называемые темными эльфами не иначе, как «лиам-ри», с подобными окраской и формой тела принадлежали лишь тем, кто остановился в шаге от высшей ступени развития Темного чародея – Изменяющего Тени. Да, Элиэскарайя была Мастером Боли и умела причинять эту самую боль всеми магическими и немагическими методами, но Суртаз этого еще даже и не подозревал… Легкий шелест крыльев лиам-ри не был различим среди звуков ночной Равнины, как и не были слышны шаги темной эльфийки, следовавшей за своим питомцем и огибавшей холм так, чтобы зайти к Суртазу со спины...
… - Сандро, Суртаз в опасности! – женская фигура в черном балахоне материализовалась за спиной сидящего в кресле первого Повелителя.

- Ты же прекрасно знаешь, Алевантия, что мы никак не можем повлиять на ход событий, пока находимся здесь, - вздохнул некромант, наблюдая за тем, как огромная книга в черном переплете, лежавшая на его коленях, самостоятельно закрылась и исчезла.

- Но мы же Повелители, мы не можем быть АБСОЛЮТНО бессильны в подобных случаях! – воскликнула некромантша.

- Тем не менее это так. Мы не можем напрямую влиять ни на Суртаза, ни на его врагов или союзников… Не можем напрямую… Но можем косвенно, - тонкие губы Сандро изогнулись в улыбке.

- В частности, мы можем влиять на Источник, - подхватила мысль Алевантия.

- Можем… И повлияем, - некромант рывком поднялся из кресла. – Через какое время Суртаз будет подвергаться наибольшей опасности?

- Через несколько минут по местному исчислению времени, - быстро ответила некромантша.

- Должны успеть. Поможешь мне? – спросил Сандро, разводя в стороны руки, на кончиках пальцев которых заплясали язычки ультрамаринового пламени.

- Естественно. Для этого я тебя и потревожила, - проговорила Алевантия, делая аналогичный жест и поигрывая фиолетовыми огоньками на кончиках своих пальцев.

Обстановка комнаты Сандро стала стремительно меняться, исчезли кресла, кровать, огромный камин и книжный шкаф… Стены, из темно-синих, стали черными, пол – вымощенным грубыми каменными плитами, испещренными символами, в последовательности своей образующими круг. В помещении было темно, но некромантам это не мешало. Символы, а их было 13, светились неярким светом того оттенка, который принадлежал камню в черепе каждого Повелителя в Зале Памяти. Лишь последний, тринадцатый символ не светился – он был холоден и безжизненен. Сандро быстро сделал пару шагов и стал на свой символ, пронзительно синего цвета, Алевантия же осторожно ступила на линии своего знака, пульсирующего нежным фиолетовым светом. Пламя на руках Повелителей разгоралось все ярче, а в центре круга, вскоре, появилась небольшая воронка, на дне которой было видно изображение тринадцатого Повелителя…

… Суртаз ощутил легкое покалывание на коже, свидетельствующее о резком приливе магической энергии в его тело и яркой вспышкой в сознание ворвалось видение: две фигуры, одна из которых полыхает невыносимым для глаз ультрамариновым огнем, а вторая изящно объята пламенем глубокого фиолетового цвета, стоят на границе круга, в центре которого бушует вихрь. В глубине вихря некромант увидел себя, наполовину опаленного Огненным шаром и тщетно пытающегося попасть Лучом Смерти в подвижную темноэльфийскую чародейку.

- Я понял… Спасибо, Повелители, - прошептал Суртаз, складывая пальцы в замысловатый знак для создания Магической сети и, резко развернувшись, бросил заклинание на расстояние, достаточное для применения Огненного шара, одновременно накладывая на себя Ледяной щит – во время обучения в Школе Суртаз принадлежал к тому типу дуэлянтов, которых сторонятся разного рода задиры, опасаясь морально обоснованного и потому опасного удара в ответ.

Точным отточенным движением Элиэскарайя рассеяла Магическую сеть, пуская в Суртаза Огненный шар…

... Сандро отошел от круга на пару шагов и, прислонившись спиной к стене, обессиленно осел на пол. Алевантия же потеряла сознание прямо на границе круга. Пламя погасло и в комнате снова стало темно. Лишь знаки продолжали слабо светиться...
Глава 30.

Мертвым не чужды развлечения. Правда, для живых развлечения мертвых, как правило, оказываются пыткой.
Суртаз, 13-й Повелитель Шалластхадара.


- Будь ты проклят, некромант! – прохрипела растянутая на дыбе человеческая фигура.

- Вынужден тебя разочаровать, - мягко проговорил Шид-Аттар, но в следующую минуту его голос ударил по нервам Ирилатуса не хуже изогнутого кинжала, который некромант крутил в руках, - Я уже проклят, инквизитор… Как и ты.

Все так же поигрывая смертоносной сталью, некромант подошел к рычагу управления расхождения блоков дыбы. Тонкая бледная ладонь коснулась рычага, раздался зловещий скрежет и некромант удовлетворенно улыбнулся, услышав приглушенный стон Ирилатуса. Некромант снова подошел к инквизитору:

- Забавно, - проговорил он, - Вот ты, вроде бы, мертв… А все так же чувствуешь боль… И, - выдохнул Шид-Аттар в перекошенное болью и ненавистью лицо инквизитора, - Ты будешь чувствовать ее ВЕЧНО. Ты не можешь умереть… Точнее – ты не можешь умереть окончательно, даже получив смертельную рану, ведь она все равно заживает через некоторое время.

Некромант выпрямился, попробовал ногтем остроту лезвия и продолжил свой монолог, на этот раз скорее обращаясь к себе: «Не знаю даже, как я раньше без тебя обходился, Ирилатус… Тут так скучно…» Шид-Аттар вздохнул, снова подошел к рычагу и вернул его в первоначальное положение, давая отдых инквизитору. Некромант задумчиво смотрел, как подрагивают мышцы тела инквизитора, восстанавливаясь после пытки. Дождавшись, пока Ирилатус полностью расслабится, Шид-Аттар мягким кошачьим шагом подкрался к нему и точным ударом вогнал кинжал в грудь, пронзив сердце. С улыбкой наблюдая, как инквизитор делает судорожные вдохи в попытке закричать, некромант медленно прокручивал сталь в груди пленника, покуда тот не затих. Вытащив кинжал и аккуратно вытерев лезвие об одежду инквизитора, Шид-Аттар спрятал кинжал в рукав.

- Отдыхай пока, я скоро вернусь и мы продолжим, - проговорил некромант, направляясь к выходу из камеры пыток, оборудованной по последнему слову пыточной моды и настроения хозяина.

Место, где обитали Повелители, больше всего было похоже на отдельный мирок, менявшийся в соответствии с пожеланиями хозяев. Неизвестно, была ли этому виной та власть, которой обладали некроманты или же мир был настолько молод, что ему и самому нравилось меняться, но жили Повелители в свое удовольствие. Правда, учитывая также и то, кем были некроманты «при жизни», удовольствий было не так уж и много.
Шид-Аттар, попав в «Мир Источника», как называли это место другие некроманты, долгое время размышлял над возможностью вырваться из этой золотой клетки. И, желательно, вырваться в мир живых… Но в мире живых проходили столетия, компания Повелителей пополнялась новыми некромантами, а благородный сурь-тасс все так же находился в заточении и скуке. Его гибкий и живой ум не находил выхода и это раздражало Шид-Аттара. Потому настоящим подарком для него стал этот инквизитор – редкие дуэли с Васкаэдром, Кронвеллом, Мольтаром и частые стычки с Родримом также успели наскучить за столетия безделья. Подобные мысли вились в голове некроманта, пока он прогуливался по коридору Призрачного Замка – здания, созданного волей всех Повелителей и, наверное, единственного не переменчивого места в Мире Источника. Почти не переменчивого. Каждому некроманту принадлежали определенные комнаты, которые были соединены коридорами и был Зал – место для проведения различных ритуалов, для участия в которых требовалось более, чем один Повелитель. Расположение и длина коридоров и Зала были постоянны, расположение и назначение комнат зависели от желаний хозяина. Об этом думал Шид-Аттар, широко шагая по коридору по направлению в свою комнату, которая к этому моменту должна была стать библиотекой – сурь-тасс хотел освежить свои знания о пытках и пыточных устройствах, дабы инквизитору также не было скучно в этом мирке. Так получилось, что дверь его нынешней библиотеки на этот раз оказалась напротив арки – входа в Зал. Внимание некроманта привлекли синие и фиолетовые вспышки света.

- Опять Сандро и Алевантия колдуют… Позвали бы, что ли… Хоть какое-то развлечение, - проворчал Шид-Аттар, по-привычке резко меняя направление движения и входя в Зал. Некромант успел как раз к тому моменту, когда оба Повелителя оказались настолько ослаблены, что не смогли держаться на ногах. Пару секунд сурь-тасс созерцал идиллическую картину покоя двух Повелителей, после чего решил вмешаться – быстрым шагом приблизившись к осевшему Сандро, Шид-Аттар пробормотал фразу на древнем языке некромантов и сделал пасс рукой перед лицом и грудью первого Повелителя. Задержав ладонь на уровне сердца, некромант замер, будто прислушиваясь. После чего, недоуменно хмыкнув, переместился к лежащей на полу Алевантии и, присев рядом, повторил свои действия. На этот раз Шид-Аттар прислушивался намного дольше и, видимо, результат его не обрадовал. Некромант резко выпрямился и приставил кончики пальцев рук к своим вискам, сосредотачиваясь:

- Селенор, у нас проблема. Большая, - голос Шид-Аттара в голове эльфа звучал взволнованно и некромант был поразительно краток. Четвертый Повелитель отвлекся от созерцания процесса питания плотоядного растения собственной селекции и, поборов раздражение, ответил сурь-тассу:

- Сколько раз тебе говорить, Шид, чтобы ты не отвлекал меня во время процесса моего обращения к своим корням, - в сознание некроманта проник мелодичный голос эльфа.

- Я знаю, но ситуация… Экстренная. Алевантия умирает, - услышав это, Селенор саркастически улыбнулся:

- Опять твои шуточки. Считай, что я оценил. Теперь не ме…

- Алевантия умирает и это не шутка! – охнув, эльф схватился за голову, сжимая виски – крик сурь-тасса, казалось, разрывал черепную коробку. – Иди в Общий Зал, может быть, ты сможешь ей чем-то помочь, а я соберу всех.

- Хорошо, сейчас буду, - сдавленным хрипом прозвучал голос Селенора в сознании Шид-Аттара.
Сурь-тасс по очереди обращался к каждому из Повелителей так же, как и к Селенору. Спустя десяток минут, в Общем Зале собрались все. Одни приводили в чувство Сандро, другие - перекачивали свою магическую энергию в Селенора, который, в свою очередь, поддерживал жизнь в Алевантии. Шемисст и Васкаэдр, которые не принимали участия ни в первом, ни во втором действе, стояли чуть поодаль, вполголоса переговариваясь.

- Это не сможет длиться вечно, кто-то или что-то выкачивает из нее силы, - не отрывая взгляда от некромантши, все так же лежащей на полу, и от неподвижно застывшего на коленях возле нее эльфа, негромко проговорил Шемисст.

- У тебя есть идеи, как это прекратить? – прошипел Васкаэдр, резко поворачиваясь к некроманту.

- Есть, - второй Повелитель с достоинством проигнорировал выпад боевого некроманта. – Нельзя ничего сделать и, если она испытывает мучения, то мы их только продлеваем. Соответственно…

Окончание фразы Шемисста повисло в воздухе. Будь перед Васкаэдром обычный человек, а не Повелитель, тяжести взгляда, которым тот одарил Шемисста, хватило бы, чтобы превратить его тело в тонкий пласт плоти. Шемисст приподнял левую бровь, вопросительно глядя на пятого Повелителя. Васкаэдр отвернулся, с трудом переборов желание метнуть Луч Смерти в лицо Шемисста, хотя, в глубине души, он понимал, что тот прав.

Группа, приводившая в чувство Сандро, расступилась. Первый Повелитель стоял, прислонившись спиной к стене. Сделав шаг по направлению к Алевантии, он пошатнулся, но удержал равновесие. Так, медленно, шаг за шагом, он подходил к группе Повелителей, поддерживавших в Алевантии жизнь, остальные некроманты наблюдали за всем молча. Сандро подошел к коленопреклонному эльфу и положил ладонь на его голову:
- Оставь ее, мы бессильны перед Кругом. Он забирает Алевантию.
Глава 31.
Иногда бывает так, что бесполезные люди не так уж и бесполезны…
Суртаз, 13-й Повелитель Шалластхадара.


Тело Алевантии, накрытое черным покрывалом, лежало на кровати в ее комнате. Повелители, расположившись кто – где, время от времени кидали хмурые взгляды то на нее, то на Сандро, сидевшего в кресле у камина, придвинувшись к огню почти вплотную. Пламя бросало причудливые отблески на стены и лица Повелителей, играя с тенями в игру, известную только им.

Сандро закрыл глаза, силой воли подавляя боль, будто клубком змей поселившуюся в его теле. Внешне мучения некроманта выдавали только тонкие пальцы, время от времени судорожно сжимавшие подлокотники кресла и кожа, бледная от природы, ныне ставшая почти прозрачной.

Вязкую тишину, царившую в комнате, неожиданно нарушил голос Шид-Аттара:

- Ну что, господа, какие выходы мы видим из нынешней ситуации? Или задам вопрос немного иначе… Что мы будем делать с телами, появляющимися в процессе поиска этих самых выходов? – хихикнул сурь-тасс.

- Шид, мы, конечно, тебя ценим за твое искрометное чувство юмора, но, думаю, сейчас нам совсем не до шуток, - глухо отозвался Васкаэдр, не отводя глаз от накрытого черным покрывалом тела.

- Ну, в отличие от некоторых я умирал дважды, потому повода печалиться не вижу – разом больше, разом меньше – особой разницы в ощущениях я не заметил, тем более, что наш Сандро в любом случае найдет выход, - ответил Шид-Аттар, покосившись на все так же неподвижно сидящего первого Повелителя.

- Наша задача сейчас не умереть, а выжить, - проговорил Селенор, покидая место в изголовье Алевантии и устраиваясь на полу рядом с камином, у ног Сандро, всем своим видом предлагая помощь. Ответом ему было лишь слабое шевеление пальцев, означавшее отказ.
- Я так понимаю, что природа Источника нарушена настолько, что теперь он берет из нас энергию напрямую каждый раз, когда Суртаз или кто-то другой из некромантов подпитывается от него, - задумчиво проговорил Охтар.

- Думаю, чары других некромантов не слишком повлияют на нас, для них хватит и собственной остаточной энергии Источника, а вот Суртаз… Являясь самым сильным некромантом из ныне существующих в том мире и, в силу своих знаний и положения, имея прямую связь с Источником, он может здорово попортить нам жизнь, - барабаня пальцами по подлокотнику своего кресла негромко произнес Кронвелл.

- И что же ты предлагаешь? Убить Суртаза, чтобы окончательно лишить Шалластхадар будущего, но сохранить наши подобия жизни? – яростно воскликнул Васкаэдр.

- Ну, как вариант, мы можем напоследок повеселиться и перебить друг друга, - вновь вклинился в разговор Шид-Аттар. – Кто первый?

- Ох, молчал бы ты, сурь-тасс, а то не ровен час ты первым отправишься вслед за Алевантией, - прорычал Родрим, подаваясь навстречу третьему Повелителю.

- Да хоть прямо сейчас, деревенщина, но только после тебя, - прошипел Шид-Аттар, на кончиках пальцев которого уже начало плясать жемчужно-черное пламя.

- Шид, прекрати немедленно свои провокации! – воскликнул Селенор, кидаясь наперерез вскочившему со своего места Родриму. Тот оттолкнул хрупкого эльфа одной рукой, в другой же уже материализовалась коса боевого некроманта.

- А к тебе, ушастый, вообще не обращались - расхохотался сурь-тасс, перекидывая шар, сотканный из черного пламени из одной руки в другую.

- Остановитесь, вы же можете зацепить Сандро или кого-то из нас! - воскликнул молчавший все это время Шаддаэр. «Родрим завелся, а Шиду весело - нам их уже не остановить, - шепнул на ухо двенадцатому Повелителю Дерцкан. – Помоги мне увести Сандро».

- Не зацепим, - прорычал Родрим, махнув рукой над головой, создавая вокруг дуэлянтов защитный кокон, разделивший остальных некромантов на две группы – одна оказалась у тела Алевантии, вторая же – возле Сандро. Дуэлянты остались одни внутри пустого круга, очерченного пульсирующим черным кольцом.

- Но и вы отсюда никуда не денетесь, вдруг я наконец-то проиграю… Вы же не можете пропустить это захватывающее зрелище, - ухмыльнулся Шид-Аттар, также махнув рукой над головой, создавая по периметру комнаты заградительный барьер, не позволяющий невольным зрителям ее покинуть.

- Смерть одного из вас ослабит Источник, - тщетно все еще пытался воззвать к разуму дуэлянтов Шаддаэр.

- А вот это мы и проверим, - хихикнул сурь-тасс, щелчком пальцев правой руки отправляя черный сгусток пламени в сторону Родрима.
Боевой некромант увернулся и пламя было поглощено щитом. Перехватив оружие в левую руку, он завел ее за спину. Пятка косы оказалась под правой лопаткой Повелителя и со стороны это выглядело, будто из позвоночника Родрима вырос металлический шип. Свободной рукой боевой некромант сделал причудливый пасс в сторону сурь-тасса, но тот, что-то прошипев сквозь зубы, с помощью магического зеркала успел отбить вверх направленный на него Луч Смерти. Одним прыжком Родрим сумел сократить внушительное расстояние между собой и противником до достаточного, чтобы можно было ударить косой, чем и не замедлил воспользоваться Шид-Аттар. Сурь-тасс уже также призвал оружие пассом, выглядящим, будто бы он снял его с крючка со стены. Самым логичным продолжением этого пасса был удар наискось снизу вверх и, предвидя это, Родрим, приземлившись рядом с сурь-тассом, сразу поставил щит слева от себя. Но Родрим был боевым некромантом, а, значит, оружием владел лучше, чем чарами, в отличии от Шид-Аттара. Заметив маневр Родрима, тот также взял косу в левую руку и прижал к себе, правой же сноровисто начертил в воздухе Печати замедления и ослабления, после чего перехватил косу в другую руку и нанес удар по ногам Родрима не с левой, а с правой стороны. В последний момент боевой некромант все же чудом умудрился не лишиться ног и, выведя из-за спины косу, со всего маху вогнал лезвие в правую ключицу сурь-тасса. Последнее, что увидел Родрим перед своей гибелью – черный сгусток пламени, летящий ему в лицо…

Ошеломленные повелители, не проронившие ни слова во время этой стремительной дуэли, все так же молча наблюдали за тем, как Шид-Аттар упал на колени прямо в прах, являвшийся несколько минут назад восьмым Повелителем Шалластхадара. Из последних сил сурь-тасс выдернул лезвие из своего плеча и вымученно улыбнулся:

- Ну что… Был один труп и один недотруп, теперь по двое что там, что там… По крайней мере Родрим хоть после упокоения перестал быть проблемой – достаточно просто подмести пол, - проговорил Шид-Аттар, медленно заваливаясь на бок.

Щиты, защищавшие место дуэли, исчезли, и Повелители, находившиеся рядом с телом Алевантии, бросились поднимать сурь-тасса с каменной кладки пола. Наблюдавшие за этим Повелители, находившиеся рядом с Сандро, услышали скрип отодвигаемого кресла. С удивлением наблюдали они, как их, казалось бы, ослабленный предводитель легко поднялся и подошел к все еще распростертому на полу Шид-Аттару. Проведя ладонью вдоль его тела первый Повелитель вздохнул и обратился к застывшему рядом с ним Шемиссту:

- Где Ирилатассар..?
1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|>|>>
К списку тем
2007-2024, онлайн игры HeroesWM